Надо быть умалишенным, чтобы использовать трехсотлетие в корыстны целях. Батожок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Надо быть умалишенным, чтобы использовать трехсотлетие в корыстных целях. Хотя бы из чувства самосохранения.
После того как Владимир Яковлев публично связал свои карьерные перспективы с празднованием петербургского трехсотлетия, значимость этого события для городской политической элиты еще более возросла. На вопросы "Дела" отвечает председатель смольнинского "Комитета-300" Наталья Батожок - один из тех чиновников, в чьи руки губернатор вверил свою чиновную судьбу.

Ущербности я не ощущаю

- До своего назначения в Смольный вы возглавляли одну из самых успешных частных школ Петербурга. Получается, что ушли с хороших денег на скромную чиновничью зарплату.

- Она сейчас не такая и скромная, чиновничья зарплата. Если считать с премиями, она достаточно высока. Конечно, не такая, как в коммерции (тут и речи нет), но если хочешь заниматься интересной работой, то чем-то надо жертвовать. И потом, это очень временно, и я предполагаю, что, если человек организует что-нибудь успешно, он не может не быть замечен как менеджер.
Работа моя почетна, интересна, уровень связей и уровень представления о мире, конечно же, расширяются. Ну и это для меня самой очень важно: я - петербурженка в третьем поколении и считаю, что имею право занимать такую должность.

- Вы находитесь в статусе руководителя комитета. Пару месяцев назад ходили упорные слухи, что вас переведут в ранг вице-губернатора, однако этого так и не случилось. Вам полномочий хватает?

- Три года ходят слухи. Во всяком случае, ни одного разговора с губернатором на этот счет не было. Да я и не вижу (может, это и странно звучит) такой необходимости. Функция координации - не вертикальная. Поскольку комитет подчинен непосредственно губернатору, а я координирую разные отрасли, то мне достаточно удобно обращаться за помощью по всем вопросам к профильным вице-губернаторам по отраслям или руководителям штабов по районам.
Я пришла в администрацию со стороны и вижу, что главный промоутер и пиарщик трехсотлетия - губернатор. И если бы не его активность, последовательность, эмоциональность и настойчивость, многих проектов просто не было бы. Мы все должны работать на одну цель, на одно лицо. В данном случае исполнительная власть - это Владимир Анатольевич Яковлев, который развивает идеологию трехсотлетия. Более того, президент РФ тоже не случайно оставил за собой полномочия председателя госкомиссии, он тоже считает эту тему важной, он хочет предъявить город во всем своем блеске. Соответственно, моя роль координатора вообще очень высока. Я не ощущаю ущербности, когда общаюсь с людьми, меня всюду приглашают, меня вводят во все комиссии, вся информация проходит через меня. К тому же, ведь нет такой отрасли городского хозяйства - трехсотлетия. Это повод, лишний повод еще и еще раз обратить внимание на город.

Деньги ни с кем делить не будем

- Губернатор любит с большим эмоциональным подъемом говорить о трудностях, которые возникают между городской и федеральной властями. Однако основные средства на подготовку юбилея дает Москва. Как сейчас на федеральном уровне обстоят дела с трехсотлетием?

- Ну вот, например, я была в Москве, и Алексей Леонидович Кудрин меня принял. Вопрос в том, чтобы все, что было обещано, было выполнено. И здесь министр финансов часто абсолютно ни при чем, потому что, спустившись на слой или на два слоя чиновников ниже, я не нахожу такого же понимания. Поэтому я не удивляюсь эмоциональности Владимира Анатольевича: ведь принимаются правильные решения, но они не всегда доводятся до конца. Когда я, например, работала деканом в Герценовском институте и мне из райкома партии звонили и говорили, что метро "Пионерская" вводят в строй, надо сто студентов, чтобы в воскресенье в 6 часов утра мыть станцию, я даже не мыслила о невыполнении. А здесь президент РФ дает поручения федеральным министерствам, а они не выполняются!
Потом, что касается любых контролирующих органов, - все сейчас контролируют трехсотлетие, и надо быть умалишенным, чтобы использовать эту тему в корыстных целях. Хотя бы из чувства самосохранения.

- Главный федеральный инспектор г-н Винниченко заявил нам, что объем выделяемых из федерального бюджета средств на трехсотлетие постоянно сокращается, а итоговая цифра - 4 млрд. рублей - будет к тому же разделена между Петербургом и Казанью, у которой тоже юбилей.

- Я думаю, что-то вы здесь перепутали. Совместное совещание по Петербургу и Казани подразумевало только то, что технология юбилейного дела - общая. Однако никакие деньги мы делить не будем. У нас есть совместный план с Казанью, есть наши обязательства перед Татарстаном и его обязательства перед Петербургом. Но это другое дело.
Во-вторых, эти деньги не уменьшаются. В поручениях президента было изначально сказано - миллиард в год, включая исторический центр. Они как были, так и есть. Плюс метро: 560 миллионов на "Размыв". Но в этом у нас спор с Минэкономики. Мы толкуем это так, как написано: 560 миллионов на "Размыв", а не так, как читает министерство экономики, - 560 миллионов вообще на метро. А это ведь разные вещи! Другие станции, другие линии, подвижной состав.
Финансирование уменьшается в каком смысле: вот был Казанский собор в списке федеральных объектов, он всюду был указан. Но при рассмотрении адресной программы на федеральном уровне исчез. Было несколько десятков миллионов, теперь вообще ни одного. В этом смысле - уменьшается, исчезают объекты. Здесь основная работа - чтобы в федеральный бюджет попало все, что должно попасть. И наши чиновники в этом направлении должны проводить колоссальную работу. Вот тут моя координирующая роль: я должна каждому подсказать, что он должен курировать, к кому обращаться, с кем каждый день поддерживать отношения.

А я хочу дорогу

- А почему вообще жители других регионов должны давать деньги на петербургское метро?

- Что значит "должны давать"? Во-первых, есть общероссийская программа развития метро. Во-вторых, город и госкомиссия уже определили, что именно сейчас Петербургу нужно. Кому-то метро, а кому-то - телебашню. Вот с Останкино случилась беда, и мы в Петербурге не задаем вопрос, почему нужно чинить эту башню: ведь это вещание на всю страну. У нас же сейчас район, который поболее нескольких обычных городов, отсечен от Петербурга.

- Однако, несмотря на все усилия, ни метро, ни кольцевой дороги к юбилею не будет. Может, стоило сконцентрировать усилия, деньги и решить к празднику хотя бы одну, но принципиально важную городскую проблему?

- Вы понимаете, нельзя так. Допустим, не будет решена проблема к 27 мая 2003-го. Но ведь все равно будет решена - пускай и позже. Я еще раз говорю, что пробить чиновничью толщу и доказать целесообразность проекта, привлечь внимание самого верха и убедить, - это тяжело.
Позиция вторая - все-таки природа. Допустим, случилась неприятность, проблемы со щитом. Так что же теперь, обязательно запускать, как раньше, метро к какой-то дате? Я знаю, что проект под неустанной опекой и вниманием. И все должны понимать: рано или поздно он будет осуществлен.
Что касается КАДа... Ну, странно: такой город оставить без кольцевой дороги - это же смешно. Всем понятно, что ее надо строить, более того, всем понятно, что ее построят. А в какой момент - мне как горожанке неважно. Я вчера ехала по Москве: пять рядов в одну сторону, пять рядов в другую, красиво, удобно, нужно. И я как горожанка хочу такую кольцевую дорогу.

- Но ведь наша кольцевая будет всего из двух полос. Это нормально?

- Всегда хочется большего. Но если бы не было города, который постоянно бил в эту точку, вообще бы ничего не было, все давно бы было заброшено. Мало у нас заброшенного? Проблема 300-летия - это проблема энергетических усилий. Надо энергично добиваться выполнения уже принятых решений. Ничего нового просить не надо, надо выполнить то, что уже сказано.
А что касается идеи сделать к празднику что-нибудь одно, - это, знаете, нереально. Кто-то проводит время в филармонии, кто-то смотрит выставки, кто-то вообще ходит на байдарках. Все мы разные. В свое время на первых слушаниях предъюбилейной программы в ЗакСе депутаты были настроены очень критически, каждый тянул в свою сторону. Но и депутаты потом смогли определить доминанты, расставить акценты: какие конкретно нужны парки, какие больницы, какие фестивали, какие дороги, какие дворы.
Для кого-то является событием открытие нового сайта, посвященного 300-летию. А другие отнеслись к нему спокойно. Зато встречу с председателем комитета по транспорту и возможность изложить ему свое представление по трамвайным проблемам отметили.
Хотя я, конечно, сняла бы трамваи в центре. Я на Васильевском родилась. 26-й номер - трамвай моего детства. Зачем он по набережной Шмидта ехал, переезжал мост лейтенанта Шмидта, площадь Труда, Дворцовый мост, ехал дальше к зоопарку? Кого и на какую работу он вез? Причем по самому центру - мимо Исаакия, зданий Сената и Синода, Летнего сада, Эрмитажа, Адмиралтейства. Вот цена разговорам, что трамвай - исключительно для работы. Туристские трамваи, безусловно, нужны, но не в таких же объемах. Дома разрушаются, все об этом знают, но никто не хочет в этом признаться.

Я - не белый лебедь

- Может, вместо того, чтобы массированно снимать рельсы, стоило бы подумать об их модернизации?

- В нашем климате? Думали об этом, но у нас снег, слякоть - это сложный вопрос. Почему мы должны влезать в этот вопрос, когда есть специалисты-транспортники, есть НИИ, которые ведут научные разработки. Все знают, как лечить, как учить, как снимать фильмы, как брать интервью.
Я выступаю сейчас как горожанка. Вы, конечно, вправе спросить, а когда я в последний раз ездила на трамвае? Ну, ездила, может быть, давно. Сейчас езжу на машине. Меня возят. А перестанут возить - буду думать. Я вообще никуда не успела, если бы ездила на трамвае. Но считаю: очень многие люди берут на себя право судить о том, что должны решать только профессионалы. Лишь главный архитектор города (и не один, а с коллективом) вправе сказать, как должен развиваться город.

- Но ведь главный архитектор - гипотетически - может быть не вполне компетентен, его можно купить в конце концов...

- Я не считаю, что купить можно любого, а может быть, и никого. Мне лично не нравится, когда я включаю телевизор, а там заместитель генерального прокурора говорит: "Сажал, сажаю и буду сажать". Я хотела бы задать ему вопрос и, наверное, задам. Этот вопрос - почему так настраивают людей? Открываю газету, а там написано, сколько стоит поступить в университет. Я не белый лебедь и не буду утверждать, что подобного нет. Я проработала 20 лет в приемных комиссиях - это очень неблагодарная работа. Но у нас население очень настраивается против чиновников, идет прямо какая-то компания.

- Губернатор Яковлев однозначно заявляет, что именно грядущее трехсотлетие окажется решающим в решении его дальнейшей карьерной судьбы. Насколько сам Владимир Анатольевич вовлечен в подготовку юбилея?

- Раз в неделю я отчитываюсь перед ним. Владимир Анатольевич абсолютно знает всю программу, вплоть до деталей, абсолютно владеет темой. Очень тяжело говорить с губернатором по этому поводу, потому что он больше знает. Я сама многое узнаю из прессы, с кем еще он встретился по поводу юбилея. Честно, это правда.

- Не опасаетесь, что на следующее утро после окончания праздника город проснется с ощущением постпраздничного послевкусия, аналогичного тому, что было после 850-летия Москвы?

- Абсолютно, убеждена - неприятного послевкусия не будет. Не может быть послевкусия, если что-то становится выше, чище, глубже. Важно, что у нас есть идеология. В ней заложено, что праздник надо сделать для всех. И всем дать возможность быть причастным к юбилею.

- Облака разгонять будете?

- Еще не знаю, будем ли, но запрос такой я подписала: не хотелось бы, чтобы во время мероприятий на открытом воздухе пошел дождь или снег. Сколько это будет стоить - не знаю. Все равно, к сожалению, бюджетные средства нельзя тратить. Их надо взять у спонсоров. И если уж тратить, то лучше на такие цели, чтобы точно ничего не сорвалось.

"