Наезд. Аксененко, Матвиенко, Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Помешавший Путину: «нам шили связь с солнцевскими»

Виновным в аварии 31 мая, по сложившейся российской традиции, тут же без особых разбирательств признали водителя «Фольксвагена» Лаврена Габриэляна, который погиб на месте. Серьезно пострадали и сотрудники ДПС. Что же касается самого президента, то его машина проследовала дальше, даже не задержавшись. Для Путина подобные наезды — не впервой. Все помнят, что свою водительскую практику будущий президент России начал с того, что сбил на «Запорожце» пешехода.

Но стоило ему стать во главе государства, как жертвой наезда стал он сам. Вечером 11 сентября 2000 года (ровно за год до терактов в Америке) все информационные агентства передали экстренную новость: на Кутузовском проспекте автомобиль «Жигули» девятой модели протаранил президентский кортеж.
Машину Путина, правда, прикрыл своим «крылом» один из автомобилей сопровождения. Но удар от столкновения «девятки» с джипом охраны был такой силы, что многотонная иномарка перевернулась набок, а сотрудники Федеральной службы охраны получили ушибы. Сами «Жигули» практически не пострадали, равно как и двое задержанных. Так выглядит официальная версия, однако...

Чтобы тяжелый броневик «Мерседес-Глендваген» от удара простых «Жигулей» перевернулся, а те отделались царапиной?

За рулем «ВАЗ-21099» сидел безработный москвич Алексей Розанов, 26 лет от роду, выпускник МГТУ имени Баумана. Кроме него, в машине находился его приятель — выпускник медакадемии Алексей Выпияч. Нам удалось встретиться с этим человеком, и с его слов все выглядело так:

— Перед мостом у Кутузовского проспекта гаишник велел нам прижаться вправо. Мы так и сделали. И сразу же мимо промчался кортеж — понятия не имели, кто там едет. Машины мчались со скоростью не меньше 180 км/ч — нашу «девятку» прямо зашатало.
Как только дорогу открыли, «Жигули» рванули вперед. Скорость, этого Алексей не отрицает, превысили — гнали «за сотку». По сравнению с президентским кортежем это, конечно, ерунда, но...

— Последний джип вдруг стал снижать скорость, и расстояние между нами резко сократилось. Потом он начал производить какие-то странные маневры — наверное, люди в нем пытались рассмотреть, кто за ними едет. Дальше машина резко ушла вправо, нам наперерез. Удар был внезапным. Они перевернулись раза три или четыре. А мы остались стоять поперек дороги с пробитым колесом.

Получается, виртуоз за рулем «Глендвагена» всего-навсего не справился с управлением во время неуклюжего маневра. Вот и весь наезд.

Позже начальник службы по связям с прессой ФСО Сергей Девятов сообщит, что Розанов грубо нарушил правила дорожного движения, проигнорировав требования сотрудников ГИБДД. Хотя, по словам очевидцев, никто никаких требований водителю «Жигулей» не предъявлял. Просто «подрезали» «ВАЗ», и все.

Но самое интересное начинается дальше.
Из обычного дорожного происшествия (которое, кстати, в ГИБДД даже не зафиксировали) спецслужбы состряпали боевик с задержанием особо опасных террористов. После того как драгомиловский прокурор Всеволод Мартемьянов во всеуслышание объявил, что Розанов с Выпиячем «дураки, а не террористы», у парней дома были найдены невесть откуда взявшиеся патроны и взрывчатка. Срок их задержания продлили на 10 суток, а уголовное дело перекочевало сначала в городскую прокуратуру, затем в Перовскую.

Дальнейшее оказалось покрыто такой завесой секретности, что все тщательно спрятанные концы следствия удалось вытащить на свет с огромным трудом. В Перовской прокуратуре, когда узнали, по какому поводу я к ним обратился, категорически отказались общаться. Нелегко было найти и непосредственных участников происшествия.

— Следователи, которые работали со мной, все время пытались изобличить меня в связи с разными преступными группировками, — вспоминает Алексей Выпияч. — Сначала с солнцевской, потом с другими. Хотя все прекрасно понимали — просто задание им такое дали.

Когда оперативники окончательно расстались с надеждой «дотянуть» дело до теракта, Алексея выпустили без предъявления каких-либо обвинений. Его другу повезло значительно меньше: в ходе расследования выяснилось, что незадачливый водитель, оказывается, занимался вымогательством. Не терроризм, конечно, но все же. После публикации в прессе статьи о происшествии в правоохранительные органы столицы обратился некий гражданин, опознавший по фотографии Алексея Розанова как человека, который «при неустановленных обстоятельствах» (так значилось в протоколе) вымогал у него большую сумму денег. Так что наехавшему на президента пришлось ответить сразу за все.

На пути Матвиенко был не мужик в валенках, а нечистая сила?

До сих пор в тихой провинциальной Пензе кипят нешуточные страсти. Авария, в которой пострадала вице-премьер РФ Валентина Матвиенко, произошла два с половиной года назад, но даже сегодня так и неясно, кто был ее виновником. Власти выдвигают одну версию, родственники одного из погибших настаивают на другой.

20 ноября 1999 года Матвиенко и руководители Пензенской области возвращались из поездки в музей-усадьбу Тарханы. Чиновники спешили в областной центр на церемонию открытия памятника Мейерхольду. Там их уже ждали. Дорога, по которой двигался кортеж, была полупустой, и ничто не предвещало беды. Однако на трассе Пенза—Каменки, пропустив головную машину ГИБДД, на встречную полосу неожиданно выскочил грузовичок «УАЗ-425» и столкнулся с микроавтобусом «Шевроле-Старкрафт», в котором находилась вице-премьер. Лоб в лоб.

Изуродованный в мгновение ока «Шевроле» опрокинулся и после троекратного переворота оказался в кювете. Водитель грузовика Владимир Костин и сидевший за водителем микроавтобуса заместитель главы администрации Пензенской области Вячеслав Тарасов погибли на месте.
В числе пострадавших — вице-премьер РФ Валентина Матвиенко (черепно-мозговая травма и травмы ног), губернатор Пензенской области Василий Бочкарев (травма головы, перелом ребра), заместитель министра культуры РФ Анатолий Рохаев (черепно-мозговая травма, вывих бедра) и другие.

— Это был ужас, просто ужас, — призналась мне пресс-секретарь Матвиенко Светлана Крыштановская. — Я ехала в машине, которая шла следом, и в первый момент даже не поняла, что произошло...

С самого начала у следствия было две версии. Первая — 58-летний учитель Костин, сидевший за рулем санитарного «УАЗа», просто не справился с управлением. Вторая — ему просто-напросто стало плохо. И в том, и в другом случае виноват сам погибший. На том после двухмесячного расследования областная прокуратура и порешила.
Однако сын погибшего учителя Сергей Костин с самого начала не поверил в виновность отца («Собеседник» писал об этом в январе 2000 года). По его словам, машина сопровождения, мчавшаяся с огромной скоростью, ударила грузовик в заднее колесо. «УАЗ» развернуло и вынесло на встречную полосу, где он и столкнулся с «Шевроле».

Не найдя понимания в области, Сергей обратился за поддержкой в Госдуму. По запросу Григория Явлинского Генпрокуратура отправила дело назад в Пензу для дополнительного изучения всех обстоятельств.

Местный активист партии «Яблоко» Александр Яхонтов организовал собственное независимое расследование:

— Прежде всего нас смутила скорость движения кортежа. По рассказу сотрудника посольства ФРГ, она достигала 170 км/ч; немец ехал в конце колонны и постоянно отставал. Еще одно свидетельство огромной скорости — на электронном табло развороченного «Шевроле» застыла цифра 117 км/ч, причем это скорость иномарки уже в момент удара, после торможения.
Дорога на Каменку очень узка, больше 90 км/ч здесь развивать никак нельзя.

Кроме того, Яхонтов описал «Собеседнику», как выглядел грузовик сразу после аварии. По его словам, «довольно странно».

— У санитарного «УАЗа», кроме повреждений со стороны водителя, явственно выделялась вмятина на уровне заднего колеса, как будто перед ударом с «Шевроле» его кто-то протаранил (сразу вспоминается версия Костина-младшего. — Ред.). А ведь до происшествия этой вмятины не было.
Однако областная прокуратура все это во внимание не приняла, и официальный результат расследования не изменился. Виновным снова был признан сельский учитель, который был обут в «неудобную» для вождения обувь — валенки. В результате, убеждены следователи, он перепутал газ с тормозом, и машину занесло на скользкой трассе.

— Только я хорошо запомнил тот день — погода стояла солнечная, трасса скользкой не была, — парирует эти доводы Яхонтов. — Кроме того, Владимир Иванович считался единственным в округе специалистом по валянию валенок, а значит, уж для себя-то постарался и скатал обувь точно по ноге. В это время года у нас в Пензе все сельские жители на машине в валенках ездят — и ничего. Обходится без аварий.

Впрочем, в последнее время — то ли с легкой руки местной власти, то ли сами собой — по Пензе поползли слухи, что никто в аварии не виноват. Место, мол, это с давних времен считается гиблым, и аварии тут происходят одна за другой, только регистрировать успевай. И вспоминают, что в 1836 году в этом районе чуть не погиб даже сам государь-император. Недалеко от места, где случилась трагедия с Матвиенко, экипаж Николая I по непонятной причине перевернулся. Великий самодержец вывалился из коляски и сломал ключицу.

За покореженную «Ауди» Аксененко строители выложили 400 тысяч

История с наездом на экс-главу МПС, которая, кстати, тоже еще ждет своего продолжения, выглядит не менее загадочной и интересной. Два года назад Николай Аксененко, тогда еще министр путей сообщения, на собственном опыте убедился, что самый безопасный вид транспорта — вверенный ему по долгу службы.

Железнодорожные катастрофы действительно случаются гораздо реже автомобильных, одна из которых произошла на Осенней улице столицы 4 августа 2000 года. В тот злополучный день служебная автомашина «Ауди-А8», в которой находился министр, ухитрилась с лету въехать в автокран. Глава МПС получил ушиб левого локтя, и его даже госпитализировали. Не с ушибом, конечно, — с подозрением на перелом ключицы. Диагноз не подтвердился. И спустя несколько дней после обследования в ЦКБ Аксененко приступил к работе.

А вот сидевшему за рулем моспромстроевского «МАЗа» Анатолию Еремину пришлось еще долго оправдываться. Хотя не слишком понятно, за что: дорога в месте аварии холмистая, и министерская иномарка вылетела из низины, буквально протаранив «МАЗ», так что Еремин просто не успел среагировать.

— Я в тот момент разворачивался, и удар пришелся как раз сбоку, в правое колесо, — поделился с «Собеседником» подробностями происшествия водитель крана. — Из машины вышли трое. Они мне ни слова не сказали, я тоже молчал...

Только потом узнал, что одним из пассажиров той машины был министр.
Почему министр приказал своему водителю на опасном участке, где ограничен обзор, гнать машину «на всех парах», в принципе понятно. Сработала старая эмпээсовская привычка считать, что любой встречный четырехколесный транспорт «не тепловоз — объедет». Но вот почему на слушание этого дела в Люблинском суде не вызвали непосредственных участников ДТП — загадка.

— Судья почему-то ограничился показаниями сотрудников ГИБДД, которые даже свидетелями происшествия не были, — сетует адвокат «потерпевшего» крановщика Алина Антонюк.

Виновным во всем, разумеется, был признан Еремин, который не сумел интуитивно почувствовать приближение машины такого крутого человека.

Сын Еремина до сих пор подшучивает над отцом: надо же, самому министру поперек дороги встал. А коллеги-водители сочувствуют: 20 лет без аварий проработал, и на тебе — на министра «нарвался».

Несмотря на то, что ущерб (а это 400 тысяч рублей) «Моспромстрой» сразу же возместил, здесь до сих пор не любят вспоминать об инциденте. Юрист управления испугалась встречаться, а сам пострадавший перед разговором со мной даже проконсультировался с адвокатом и потому говорил, тщательно взвешивая каждое слово. Понять водителя можно, ведь история еще не закончилась: Анатолий Еремин подал жалобу в Верховный суд, чтобы его признали невиновным в той аварии. В конце концов, Аксененко-то уже не министр — может, получится.

Казанцева и Филиппова постовые прикрывали грудью

Очень часто жертвами гонок чиновников по дорогам становятся гибэдэдешники, которые едут в головной машине сопровождения. На огромной скорости они расчищают кортежу путь, и в случае неожиданного появления на трассе постороннего автомобиля им уготована роль простого «пушечного (точнее, дорожного) мяса».

В июле прошлого года погибли два сотрудника ГИБДД, которые ехали в машине сопровождения полпреда президента России в Южном федеральном округе Виктора Казанцева. Произошло это на территории Карачаево-Черкесии, в Прикубанском районе. Грузовик «МАЗ-555», обгоняя на повороте медленно идущую машину, выехал на полосу встречного движения и столкнулся с мчащейся машиной республиканской ГИБДД.
В разговоре с «Собеседником» прокурор КЧР Владимир Ганночка рассказал:

— Следствие установило, что виноват водитель «МАЗа». Он получил 8 лет лишения свободы за «неумышленное убийство» и сейчас отбывает срок в одной из карачаево-черкесских колоний-поселений... Перед грузовиком ехала «Нива». Завидев кортеж полпреда, ее водитель стал прижиматься к обочине. Именно в этот момент «МАЗ» начал ее обгонять, но когда он выскочил на встречную полосу и его водитель увидел несущиеся навстречу машины, то перестроиться уже не успел...

Автомобиль, в котором ехал сам Казанцев, смог остановиться за 20 метров до места аварии. Полпред даже вышел из машины, чтобы оказать помощь раненым, но было поздно. Инспектор дорожно-патрульной службы прапорщик милиции Виктор Буйвалов погиб на месте, а младший сержант милиции Дмитрий Папура (родственник тогдашнего министра внутренних дел Карачаево-Черкесии) скончался в приемном отделении республиканской больницы.

— Это был замечательный человек, — вспоминает брат Дмитрия Александр Папура. — Умный, веселый, постоянно шутил. Честно говоря, мать хотела, чтобы водителю грузовика вынесли смертный приговор; на ее месте, наверное, каждая мать этого бы требовала. Но недавно мы узнали: его скоро могут выпустить по амнистии. Стало так обидно...

Если в Черкесске о погибших помнят, то в Красноярске от пострадавших товарищей предпочитают открещиваться. 5 марта 2002 года здесь произошла похожая история. В Красноярск прилетел министр образования Владимир Филиппов. По плану он должен был встретиться с руководством края, работниками системы образования и учеными. Однако первая «встреча» произошла еще по дороге в краевой центр.

Случилось это при въезде в Красноярск, на улице Высотной. Микроавтобус «Тойота Литайс» внезапно выехал на встречную полосу, по которой в тот момент двигался кортеж сопровождения министра. В результате головная машина колонны — «ВАЗ», двигавшийся с очень высокой скоростью, был вынужден буквально «снести» «Тойоту» с дороги.
К счастью для Филиппова, в тот момент он находился в другой машине, ехавшей чуть позади, поэтому происшествие не внесло изменений в его планы. А вот три сотрудника ДПС, находившиеся в «Жигулях», свою работу продолжить в тот день уже не смогли. Один из них в тяжелом состоянии был доставлен в 20-ю городскую больницу, остальных с легкими ушибами отправили домой.

Что интересно, и в том, и в другом случае официальные лица категорически отрицают принадлежность пострадавших машин к кортежу. В Красноярской краевой ГИБДД, куда я сперва обратился, мне прямо так и сказали:

— К министерскому кортежу пострадавшие отношения не имели, и вообще, это не наши сотрудники, а неизвестно чьи.
Как мне удалось выяснить, это были люди городской ГИБДД, которые «лишь» расчищали дорогу основной кавалькаде. Но все равно говорить в адрес пострадавших коллег, что знать их не знаем, согласитесь, не очень красиво.
Олег Ролдугин.

Кстати

28 ноября 1997 года в результате аварии серьезно пострадал губернатор Приморья Евгений Наздратенко, но обвинить было некого: причиной ДТП послужила обледеневшая трасса. Машина потеряла управление и слетела в кювет, перевернувшись несколько раз.

19 января 2000 года на 23-м километре Щелковского шоссе (Подмосковье) в «Мерседес» чувашского президента Николая Федорова врезалась автомашина «Жигули ВАЗ-2108», которая выехала на перекресток со второстепенной дороги. Спустя всего два дня в Ярославле с «Тойотой» губернатора Анатолия Лисицына столкнулась «Газель».
Днем 19 января 2000 года из Никитского переулка на Тверскую вылетел кортеж Владимира Жириновского, расцвеченный проблесковыми маячками. И аккуратненько «вписался» в проезжавшие мимо «Жигули» шестой модели.

В мае 2000 года в Санкт-Петербурге в автомобильную аварию попал бывший вице-губернатор депутат Госдумы Валерий Малышев. На Исаакиевской площади его «БМВ» столкнулся с «Ауди».

Четыре человека, в том числе и депутат Госдумы, пострадали в результате дорожно-транспортного происшествия в Подмосковье в июле 2001 года. «Жигули», за рулем которых сидел 57-летний Николай Пискун (группа «Народный депутат»), столкнулись с легковым автомобилем той же марки.

В марте 2002 года неподалеку от Красноярска «боднули» друг друга два автомобиля, в одном из которых ехал депутат Госдумы от Эвенкии Геннадий Дружинин. "