Назад — к ножкам Буша

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Российская газета", origindate::24.04.2004

Назад — к ножкам Буша?

Георгий Сатаров, Президент фонда "ИНДЕМ"

Вот краткая хроника одного майского послепраздничного дня: «Следственный отдел УФСБ по Нижегородской области предъявил обвинения пяти сотрудникам Главного управления дорожно-транспортного хозяйства региона в рамках уголовного дела по фактам хищений бюджетных средств... Заместитель Генерального прокурора России Юрий Золотое утвердил обвинительное заключение и направил в суд уголовное дело в отношении... Предъявлены обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями, превышении должностных полномочий и хищении чужого имущества путем мошенничества, совершенного в особо крупном размере...»

Жизнь бьет ключом, власть борется с коррупцией. А она растет, причем в самых вредоносных своих видах. Как определить вредоносность коррупции? Да просто: по разрушительности ее последствий. И дело тут не в размере взятки, а ее последствиях. Крупная компания может заплатить миллионную взятку за право построить завод, а кто-то за пару тысяч долларов купит решение судьи на право захвата завода чужого. Этот «кто-то» разбазарит активы, развалит производство, лишит людей работы, перестанут поступать налоги в казну.

Такова наша сегодняшняя жизнь. Подобные истории происходят повсеместно. Эта тема обсуждалась на конференциях и парламентских слушаниях. В законы вносились изменения. Но если что-то и меняется, то к худшему.

Первые давнишние сюжеты о захвате предприятий мало волновали общественность. Власти не вмешивались в такие конфликты. Благодаря апатии общества сотни предприятий были тогда захвачены новыми собственниками — по подложным документам и спорным решениям судов. Но для российских акул бизнеса это была лишь проба пера.

Безнаказанно отработав типовые схемы захвата «по мелочи», компании-хищники направили усилия на захват предприятий более крупных. Теперь захватчики действуют стремительно: списание с помощью районного суда акций компании некоему миноритарному акционеру, захват самого предприятия по подложному судебному постановлению — далеко не все их методы. Законные собственники, а порой и трудовой коллектив оказываются за воротами.

Частота подобных поглощений сегодня так велика, что правоохранительные органы не успевают разобраться в сути конфликтов. А страдают от этого бюджетообразующие предприятия. После смены хозяев они меняют «прописку» и уходят от налогов. Восстановить справедливость через суды если и удается, то далеко не сразу. Один из последних примеров — череда захватов предприятий страны, занимающихся переработкой сельхозпродукции.

Начался этот процесс в 2002 году с [page_12594.htm попытки захвата Нижегородского масложирового комбината (МЖК)]. Тогда захватчиков удалось остановить на самом пороге предприятия. Но вслед за этим последовали атаки на Краснодарский МЖК, Кропоткинский маслоэкстракционный завод (МЭЗ) в Краснодарском крае, Московский МЖК и ряд других предприятий.

Особенно досталось от захватчиков нашему «раю» — Краснодарскому краю. После смены собственников некогда динамично развивающийся Краснодарский МЖК сегодня представляет собой отнюдь не радостное зрелище. Еще более сильный удар пришелся по Кропоткинскому МЭЗу. Когда между руководством предприятия и крупным инвестором — компанией «Русская бакалея» — уже почти было подписано соглашение о привлечении в модернизацию производства суммы в несколько миллионов долларов, на заводе появился новый собственник в лице печально знаменитого Павла Свирского и группы «Сигма». Как всегда с непреложными атрибутами: определением суда одной северокавказской республики и ротой вооруженной охраны. Законное руководство и весь инженерно-технический персонал оказались за воротами.

Через некоторое время предприятие уже находилось под контролем другой компании — ЗАО «Русагро», и его юридический адрес был переведен в Москву. А еще через несколько месяцев высокорентабельный завод имел убытки в несколько миллионов рублей. Что произошло с активами предприятия, догадаться не трудно. Не трудно догадаться, что и все инвестиционные проекты были свернуты.

Пока суд будет устанавливать законность произошедшего, под прицел «Сигмы» уже попало другое предприятие края - Лабинский МЭЗ, являющийся на сегодняшний день одним из лидеров отрасли. Значение Лабинского комплекса для Краснодарского края трудно переоценить. Только за прошлый год он перечислил в бюджет 152 миллиона рублей, около трех миллионов завод ежегодно тратит на школы, больницы и детские сады. И что, пожалуй, самое главное, в своей политике руководство предприятия делает ставку на поддержку местных сельхозпроизводителей. Только в прошлом году им было выделено 200 миллионов рублей на проведение посевных работ.

Не случайно перспектива «недружественного поглощения» предприятия встревожила и жителей Лабинска, и сельхозпроизводителей края, и депутатов Законодательного собрания. Но остановить «победное» шествие захватчиков по просторам Кубани руководство края пока не в состоянии. Хотя потеря одного за другим крупнейших налогоплательщиков больно бьёт не только по бюджету, но и по социальной сфере, по людям, остающимся без работы. Под угрозой оказывается развитие всего агропромышленного комплекса «главной житницы страны», поскольку произведенную крестьянами продукцию придется зарывать в землю из-за простой нехватки перерабатывающих мощностей.

Может закрасться подозрение, что я влезаю в «спор хозяйствующих субъектов». Чтобы стало ясно, что дело не в этом, остановлюсь кратко на технологии таких захватов. Она развивается, совершенствуется. Когда несколько лет назад я начинал писать об этом, захваты были основаны на судебных решениях судов общей юрисдикции. Одного купленного решения было достаточно, чтобы захватить чужую собственность. Законодатели закрыли эту возможность. Теперь кормушка переместилась в арбитражные суды. Тут обнаружилось, что не обязательно принимать судебное решение. Достаточно ограничиться определением суда. Но на захват и перепродажу нужно время. Для этого выстраивается цепочка из последовательных определений разных арбитражных судов, находящихся в разных концах страны. Схемы, использующиеся для захвата предприятий, напоминают конструкцию из костяшек домино, которые валят друг друга. Наша нерасторопная машина правосудия не справляется с этими схемами. И в результате мы живем в стране, где успешный бизнес становится опасным.

Я написал лишь об одном из частных примеров общероссийского явления, которое с каждым годом приобретает все большие масштабы. Сегодня его влияние скрыто благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой, притоком нефтедолларов. Однако когда эта река иссякнет, в омуте российской экономики могут остаться лишь различного рода акулы и пираньи бизнеса, плавающие меж скелетов «съеденых» ими же предприятий. А мы, похоже, опять станем питаться перемороженными «ножками Буша», так как наш агропромышленный комплекс к этому времени может быть снова разорен. Причем разорен изнутри благодаря столь удобной некоторым чиновникам политике невмешательства, под громкие разговоры о национальной продовольственной безопасности страны.

Дело не только в продовольствии. Рыночная экономика может нормально существовать и развиваться только при выполнении двух условий. Первое: защита прав собственности. Второе: обеспечение контрактного права. То и другое ложится на плечи судебной системы страны, слабость которой не позволяет ни развиваться конкурентоспособности, ни удваивать ВВП. А если сейчас не начать решать эту задачу, завтра можно и не браться.