Наздратенко: "Я от страха трясусь, бля"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Губернатор Наздратеко дает ценные указания кандидату в мэры Владивостока Копылову

Примечание Компромат.Ру: Аудиозапись была представлена origindate::10.07.00 в Ленинском районном суде г. Владивостока во время слушаний по иску Виктора Черепкова и Валентина Логненко о признании регистрации Юрия Копылова кандидатом в мэры незаконной. Основанием для этого истцы считают нарушение Федерального Закона: использование служебного положения в предвыборной кампании, подавление конкурентов, преимущественный доступ к СМИ.

Оригинал этого материала
© "Арсеньевские Вести", origindate::14.07.00, "Изнасилованные выборы"

Наздратенко: "Я от страха трясусь, бля.."

16 апреля 2000 г. Разговор по телефону Е.И. Наздратенко, доктора наук, самого аристократичного губернатра на земле, с Ю.М. Копыловым

Converted 10760.jpgН. - Вот это мы сейчас берем. Вот это мы сейчас берем, ага... Вот это мы сейчас берем и начинаем, и начинаем крутить по районам, по всем этим телепередачкам, по НТВ, ПКТВ.

Мне все рассказал Липатов, прям белый, и говорит:

"Евгений Иванович, вы как-нибудь договоритесь, чтобы этой мадам (Богатикова, пресс-секретарь Копылова? - ред.) не было." Потому что Королькова, я называю вам все фамилии, Королькова. Они вас боятся, потому что выдвигаете не каких-то дураков, выдвигаете умных людей. Королькова - толковая женщина. И вам на нее опираться надо сейчас. Это она докладывала на вечерней комиссии, Королькова. Это она сказала, где счет? Вы как маленькая, мелочь, как маленькая мелочь.

Я не говорю, что от этого выборы зависят. Вот одна Шварца компания, проплата, спрашиваем, я дам Богатиковой на визирование этот счет. Зачем Богатиковой? Зачем тогда Королькова, зачем так докладывала? Чего Таня (Богатикова - ред.), собственно говоря, многие вещи, идет коррекция через ее лицо. Говорят - уберите, уберите, мы вас просим. Не прошу ее выгонять, прошу - отодвиньте, дайте вокруг вас всем работать.

Это первое. Второе, Юрий Михайлович, вы мне рассказывали, что есть ролики, где вы лазаете по каналам на мостах, чуть ли мне сегодня официально доложили, нет ни одного ролика. Есть презентации, попойки, пьянки. Нет ни одного ролика, несколько дней осталось. Мои прямо визжат от страха, господи, может, он вас не поедет провожать в аэропорт. Но все-таки он поедет с нами и запишется па этих роликах, он ведь нам нужен вот такой.

К. - Завтра ролики будут, 12-13 штук есть.

Н. - У вас нет своей камеры, отодвиньте своих, работайте сейчас с ОТВ. Не будет ОТВ ставить ваши материалы, не будет, Юрий Михайлович. Они сами должны снимать, они сами должны снимать, сами монтировать. Кому ваша камера нужна? Ваша камера в изоляции, никто не хочет ставить эти материалы.

Ну, я вам говорю, у вас есть камера - радуйтесь, у вас есть Эстрина - радуйтесь, у вас есть Богатикова - радуйтесь, радуйтесь, не выгоняйте их. Награждайте квартирами, чем хотите, но сейчас обопритесь. Эстрина ни одного материала не разместит даже за деньги, а если разместит, так это будет тупой материал. Богатикова - точно так же. Я вас прошу, мы все вас просим, ну сколько вас просить? Уже осталось три дня, Юрий Михайлович!

Я от страха трясусь, блядь.

Я продую с вами это все хозяйство, я не могу понять, почему я - Наздратенко - пользуюсь у вас таким недоверием. Почему впереди искренность и искренность? Я вам сказал, как работать, мне одно нужно - победа.

К. - Да, да, что тут непонятного.

Н. - Даже маленький черт заворачивает к Богатиковой, все там переделает. Я вас прошу, критическая ситуация настала, критическая. Выперли вы московскую группу моим именем, Богатикова им сказала: что ж вы творите, меня обсираете перед Москвой, тут выдрали два, смотрите.

Заметьте, у меня был имидж, я не лазил по помойкам, я не лазил где-то, хотя много роликов крутили, я посещал города. Но у меня было другое - я накачивал Приморье деньгами. Я говорил, что бюджетники все получат, врачи все получат, повышение с первого октября. Как обещал, так и пошло. Я другой имидж, человека Москвы решал. У вас сейчас так: проехал туда, кого-то отругал, залез на крышу. Залезши, сказали: ну-ка, полезли, посмотрим - какая крыша после ремонта, ну, дайте мне материалы какие. Ну, хватит презентации!

К. - Завтра я буду ездить.

Н. - Возьмите с собой другую камеру, ну не берите с собою свою камеру, умоляю вас.

К. - Холенко будет работать, кто там еще.

Н. - Я не знаю кого, кто там в штабе. Ну чего вы скатились к этой группке, где вы их нашли, я их всех знаю - они клевые люди, но не уровень это мэра города делать тяжелой борьбе. Сейчас посмотрите, какой был хороший разговор на доме переговоров, посмотрите: раз, раз - и рождаются идеи; раз - где-то молодежь выставляем, посмотрите - как хорошо. Вы представьте, что подобный разговор вы проводили бы со своим штабом, что бы вы там родили, Юрий Копылов? По всему городу - вот это бы вы со своим штабом родили. Ну, сделайте сейчас, я вас прошу, ну, сделайте.

К. - Будет все нормально.

Н. - Потом, Юрий Михайлович, пойдут выборы, я с Галиной Ивановной куда-нибудь уеду, а вы (?), краснейте, смешите народ, бегайте с таньками, маньками, мне уже плевать будет. Мне сейчас выборы выиграть нужно - выборы выиграть. Нужно, понимаете.

Чипанешся от 700 сотовых телефонов, привезли на десятки, сотни, весь город разбит, быстро звонят по телефону, десятка туда бежит, туда, заполняет все залы. Прямо военная организация. Фашистская организация. А я с Танькой, с Манькой. Инна Эстрина мне роликов понаделала. Они насмотрятся ее ролики, они насмотрятся ее ролики.

К. - Добро! Завтра буду после обеда с ними и все эти дни.

Н. - Я вас прошу - бросьте вы свои гаревые дорожки - они осточертели всем, сейчас свой футбол. Ну умоляю вас, ну пойдите по домам, по переходам, возьмите, соберите Холенко, Шварца, вот этих всех.

Но не будут они работать, как вы считаете, если Инну Эстрину выгнали с ПКТВ. Вы говорите, ПКТВ нет, ну поставьте кассету Инны, ну можно за деньги все поставить, только будет все серо и одинаково.

К. - Добро.

Н. - Ну, понимаете, я не враг вам.

К. - Да, конечно, это я прекрасно понимаю, добро.

Н. - Обнимаю, пока.