Назначили стрелочника

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дело об исчезнувшем многомиллиардном кредите Центробанка "СБС-Агро" теперь закрыто

1076585197-0.jpg К году исправительных работ с удержанием 10% зарплаты в доход государства приговорил вчера Замоскворецкий суд Москвы заместителя начальника Главного территориального управления Центробанка РФ по Москве Александра Алексеева. Он признан виновным в злоупотреблении полномочиями при кредитовании в 1998-1999 годах банка «СБС-Агро», повлекшем тяжкие последствия для государства. Однако от наказания Алексеев освобожден «в связи с «изменением обстановки», как это было ранее с Василием Шахновским.

После вынесения приговора Алексеев заявил,что теперь ему необходимо «выпить 100 грамм водки и поспать». Решение суда он назвал гениальным.

Отметим, что прокуратура обвиняла Алексеева в несколько ином преступлении – «Превышение должностных полномочий» (ст. 286 УК РФ). Суть предъявленного обвинения сводилась к следующему.

В октябре 1998 года совет директоров ЦБ РФ решил выделить «СБР-Агро» стабилизационный кредит в размере 7,4 миллиарда рублей в залог акций этого банка и по поручительству 77 субъектов РФ. Кредитование решено было проводить через Главное территориальное управление ЦБ по Москве. Правда, только в том случае, если «СБС-Агро» выполнит требования Центробанка.

В частности, руководящие посты в «СБС-Агро» должны были занять ставленники ЦБ. Кроме того, проблемный банк должен был представить план финансового оздоровления.

Алексеев же, утверждала прокуратура, превысил свои полномочия, подписав распоряжение по перечислению денежных средств, не дожидаясь исполнения заявленных условий. С октября 1998-го по апрель 1999 года на счета «СБС-Агро» было проведено несколько траншей кредита на общую сумму 5,8 миллиарда рублей. В итоге государство фактически утратило контроль за расходами этих средств, что привело к невозврату кредита.

Алексеев, не признававший своей вины, утверждал, что лишь исполнил решение совета директоров ЦБ, в принятии которого не принимал участия. Одним из аргументов его адвокатов было то, что их подзащитный не является субъектом должностного преступления, так как Центробанк имеет особый статус – не отвечает по долгам государства, а государство — по долгам ЦБ. Сам же Алексеев не является госслужащим, а посему не может быть осужден по статье 286 УК.

При вынесении Алексееву первого приговора 20 мая 2002 года Замоскворецкий суд согласился с аргументами защиты и оправдал подсудимого «в связи с отсутствием в его действиях состава преступления». Однако этот приговор был отменен 23 июля 2002 года Мосгорсудом, куда с протестом обратилась прокуратура. Дело было направлено на новое рассмотрение в Замоскворецкий суд. Повторный процесс длился с октября 2002 года. Показания в суде давали те же свидетели – руководители «СБС-Агро», коллеги Алексеева из московского главка ЦБ, а также бывшие руководители Центробанка. Все они фактически повторили прежние показания, но только на этот раз суд оценил их иначе. Свидетели, в частности, указывали, что Алексеев был лишь техническим исполнителем.

Бывший глава Центробанка Виктор Геращенко, в частности, заявил в суде, что Алексеев был обязан исполнить решение совета директоров, а нынешний первый заместитель председателя ЦБ Татьяна Парамонова подтвердила, что «ЦБ не является государственным учреждением». Однако, огласив показания свидетелей, судья Людмила Карагодина постановила, что Алексеев «действовал вопреки интересам ЦБ», поскольку «кредит до сих пор не возвращен и государству причинен ущерб в крупном размере». Вынося приговор, судья признала, что при выделении в конце октября 1998 года первого транша кредита план финансового оздоровления «СБС-Агро» имелся, однако «заключения по нему ЦБ не было», что являлось обязательным условием.

Судья согласилась, что Центробанк не является государственным учреждением и имеет особый статус, а Алексеев не субъект должностного преступления. В этой связи суд решил переквалифицировать действия подсудимого со статьи 286 часть 3 УК «Превышение должностных полномочий’ на статью 201 часть 1 «Злоупотребление полномочиями», то есть использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам это организации. Однако, учитывая ряд обстоятельств – в частности, «значительное изменение социальной и экономической обстановки с момента совершения преступления», а также тот факт, что подсудимый «как добропорядочный гражданин добросовестно занимался общественным трудом», — суд освободил Алексеева от назначенного ему наказания.

Действительно, если бы суд признал Алексеева виновным по предъявленной ему прокуратурой статье УК, то тем самым фактически подтвердил бы, что Алексеев — госслужащий, а ЦБ — госучреждение.

Это могло бы создать нежелательный судебный прецедент как для Центробанка, так и для государства. Как известно, в 2002 году авуары ЦБ, арестованные по риску швейцарской фирмы Noga, были разморожены именно на основании того, что они не являются госсредствами, а принадлежат Центробанку.

Мария Локотецкая

Оригинал материала

«Газета»