Налетай, Подешевело!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Конфискованный «Мерседес» у судебных приставов можно купить за 20 тысяч рублей, по цене башмаков в фирменном бутике

1181224425-0.jpg Комиссионный магазин под патронатом управления службы судебных приставов по Москве распродает конфискат по дешевке. Оценщики, работающие с управлением, объясняют бросовые цены поношенностью имущества и ограниченными сроками распродажи. Эксперты считают дисконт неоправданно большим.

Главное управление Федеральной службы судебных приставов (ФССП) по Москве опубликовало на сайте информацию по реализации арестованного имущества. Из 53 лотов, размещенных 28 ноября 2006 г., 34 реализует само РФФИ. На 19 декабря 2006 г. значится уже 78 лотов: 26 продает РФФИ. “Обычно продажу некрупного имущества мы перепоручаем поверенным, а крупные лоты, такие как «Юганскнефтегаз» и «Волготанкер», реализуем сами”, — рассказывает пресс-секретарь РФФИ Александр Комаров.

Наиболее крупный поверенный — ООО “Межрегиональный правовой центр фонда “Антитеррор” (четыре лота). По указанному на сайте телефону очень удивились, что “Антитеррор” (активы компании в 2005 г. составили 33 000 руб.) разместил их телефон, но сообщили, что получают корреспонденцию для него.

“Антитеррор” продал четыре вида оргтехники за 170 руб., восемь позиций оргтехники и мебели за 420 руб. Через поверенного “Экон+” можно было приобрести микроавтобус Mercedes Benz 412 неуказанного года выпуска за 20 000 руб. За 61 951 руб. продавались 216 пар обуви, а 139 наименований офисной техники и мебели — за 23 350 руб.

Не все так дешево: например, поверенный “Координационный центр “Обин” продавал Nissan Almera 2005 г. выпуска за $15 000, что соответствует цене на www.auto.ru.

Сам РФФИ расставался с автомобилем Rover 414SI 1993 г. выпуска за 5951 руб., телевизором Thomson за 300 руб., а с DVD-проигрывателем и телевизором неуказанной марки — всего за 100 руб.

Информация о продаже арестованного товара размещается либо на сайте РФФИ, либо в газете объявлений, а затем — кто первый позвонит и приедет, тот и покупатель, объясняет гендиректор “Обина” Ольга Яковлева.

По статье 52 закона “Об исполнительном производстве” оценка имущества производится судебным приставом — исполнителем или специалистом. Закон “Об оценочной деятельности” называет такими специалистами сотрудников саморегулируемых организаций оценщиков, застраховавших ответственность. Территориальные органы ФССП ежегодно проводят конкурс по выбору оценщиков, а с победителями заключают контракт. У управления ФССП по Москве контракт с 37 оценщиками.

После оценки имущество передается на реализацию, говорит начальник пресс-службы ФССП Игорь Комиссаров, за нее несет ответственность уже РФФИ.

“Ничего удивительного, что «Мерседес» продается за 20 000 руб., а телевизор и магнитофон — за 170 руб., нет, вы не представляете, в каком они ужасном состоянии”, — говорит Комаров из РФФИ.

Это не рыночная, а ликвидационная продажа, говорит директор по оценке ЗАО “АКГ “Развитие бизнес-систем” Сергей Авдеев: для расчета стоимости машины берется базовая цена, например с www.auto.ru, а затем производится поправка по признакам износа, срока экспозиции, обременения.

“Некоторое занижение стоимости может быть связано с необходимостью реализовать имущество быстро — но не в десять же раз!” — горячится коммерческий директор Финансового агентства по сбору платежей Александр Морозов.

“Часть товара так и остается непроданной, часто мы же и выкупаем, а потом раздаем”, — жалуется Яковлева. Деревянные двери (37 штук), оцененные в 256 000 руб., “Обину” продать никак не удается. И не удастся, уверена Яковлева.

Сами приставы уже ничего не оценивают, но у них есть доверенные оценщики, расположенные по несуществующим адресам и без активов, с которых ничего не взыщешь, говорит директор юрфирмы Сorpus Juris Денис Балакин, и оценки могут быть в 10-20 раз ниже реальной стоимости имущества. Объявления о реализации публикуются в местных СМИ, но найти их, а тем более успеть первыми сложно, если вам об этом не рассказал сотрудник службы приставов, объясняет Балакин и вспоминает, что в его практике за 200 000 руб. продали оборудование из автосервиса, стоившее 2 млн руб., и арбитражный суд признал незаконными действия пристава.

Был аналогичный случай с взысканием дебиторской задолженности, вспоминает адвокат компании “Юков, Хренов и партнеры” Дмитрий Степанов: “Право требования к банку с высшей категорией надежности было оценено в пять раз ниже номинала. Нам удалось доказать в суде, что оценка недостоверна, но таких примеров в юридической практике мало”. Санкции для оценщиков законодательно установили лишь прошлой осенью, теперь пострадавший имеет право затребовать с оценщика сумму недооценки, заключает Степанов.

Оригинал материала

«Ведомости» от origindate::07.06.07