Налоговая оптимизация под колпаком

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Налоговая оптимизация

Средние расценки по Москве - от 5% до 20% недоимки

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::14.05.2007

Сливной бачок под колпаком

Бороться с оптимизацией налогов сегодня умеют сотрудники органов всех уровней. Причем делают они это очень качественно. Ведь это их бизнес

Максим Агарков

Напоминаем: многие из приведенных ниже даже не советов (мы не можем советовать поступать именно так), а вариантов действий в тех или иных ситуациях косвенно либо прямо противоречат закону и могут привести к крупным неприятностям. Поэтому «Профиль» сразу предупреждает: ответственность за ваши действия и их последствия несете только вы. Итак...

За время, прошедшее после последнего дефолта, средний и малый бизнес сумел слегка обрасти жирком и расшириться. Однако не только бизнес мужал и матерел. Вместе с ним учились и доблестные органы.

Сразу оговоримся, что в приведенных ниже ситуациях придется договариваться и платить, поскольку иное решение приведет на скамью подсудимых директора и бухгалтера вашего предприятия (некоторых это не пугает), а самому предприятию придется заплатить не одну сотню тысяч долларов доначисленных налогов.

Предприятие, работающее по серым схемам, не может выйти из тени в один момент — это парадокс нашей правоохранительной системы. Фирма, резко начинающая много платить в казну, тут же привлекает к себе пристальное внимание контролирующих и правоохранительных органов. Логика проста: если начал платить больше, значит, до этого свои доходы скрывал. Срабатывает инстинкт охотника: при любом резком движении — ловить. Даже если предприятие просто получило большой контракт и увеличение сумм налоговых платежей обоснованно, внимание органов может парализовать его работу минимум на месяц. Если же предприятие на самом деле выходит из серой зоны, увеличение налоговых выплат сродни подписанию чистосердечного признания, которое, как известно, облегчает совесть, но удлиняет срок.

Стандартной схемой ухода от налогов, а заодно и обналички средств (для тех, кто в этом нуждается) стало использование «сливных бачков», то есть фирм, которые работают не более одного финансового года, сдают непонятно какие балансы, а затем благополучно умирают. Как правило, хозяином, а по совместительству и директором такого «бачка» числится опустившийся субъект, реальная зарплата которого колеблется в пределах $200—300. Бухгалтер либо отсутствует, либо это вымышленное лицо. Отчеты в налоговую делает сторонний человек, получающий либо разовые гонорары, либо зарплату, но официально нигде не числящийся. Для того чтобы заплатить минимальный налог, необходимо показать в отчете прибыль не более 5—7%. Поскольку средняя розничная наценка составляет 100% и более, это затруднительно. Тогда и прибегают к услугам «сливных бачков».

Товар покупается по завышенным ценам по фиктивным контрактам через фирму-однодневку, которая налогов не платит. На счет такой организации поступают деньги по фиктивному контракту, взамен клиент получает наличные (за вычетом 5—10% за обналичку) и финансовую документацию, в которой указана завышенная цена на товар. Помимо этого «сливной бачок» не только обналичивает, но и обезналичивает деньги. Эта услуга необходима предприятиям, работающим с наличкой (магазины, кафе, рестораны), которым срочно понадобились белые деньги. Резко увеличить белую выручку они не могут по тем же причинам, по которым остальные предприятия не могут сразу перейти на белую бухгалтерию. В обмен на наличные деньги на счет организации поступает безнал, который прикрывается такими же липовыми договорами.

Если вы думаете, что при этом у вас все хорошо, значит, вы чего-то не знаете. УБЭП с некоторых пор ведет учет подобных контор и научился мониторить их счета (это частная инициатива оперативников, позволяющая им иметь приличный побочный доход, поэтому работают они не за страх, а за совесть). Налоговая, не получившая годового баланса и видящая, что фирма не собирается платить положенных казне денег, направляет материалы в местный ОБЭП, а точнее, в отдел по налоговым преступлениям данного учреждения. Оперативники берут выписки из банка, в котором «сливной бачок» имел расчетный счет. На основании банковских выписок составляется список фирм-клиентов и начинается «загон». Берется бухгалтерский баланс (иногда — прямо в налоговой инспекции, поэтому хозяева предприятия о готовящемся сюрпризе до последнего момента ничего не знают), затем список фирм-контрагентов сверяется со списком «сливных бачков».

Согласно ст. 191 УК РФ (уклонение от уплаты налогов) бэповцы имеют право проверить отчетность за три года. После того как налоговых недоимок накопано на 1,5 млн. рублей и более, можно идти разговаривать с клиентом. Суммы свыше оговоренной загоняют предпринимателей под действие тяжкой статьи (наказание — лишение свободы на срок от 5 лет), а если удается привязать к этой схеме еще и бухгалтера, то получится уже организованная группа лиц, по предварительному сговору, что приводит к особо тяжкой статье (срок лишения свободы 10 лет и более). Бухгалтер попадает в обвиняемые по таким делам в двух случаях — либо его сдает директор (например, в ходе допроса прямо указывает, что бухгалтер знал о характере финансовых операций), либо крайне безграмотно составленная схема закупок, о которой главный финансист предприятия не мог не знать (фирма, торгующая косметикой, списывает 30% прибыли на покупку туалетной бумаги).

При таком раскладе «крыша» не поможет (все сделано грамотно, и силовики подставляться не будут). Адвокат может попытаться сказать, что все уладит, но, скорее всего, сделает это исключительно с целью получения гонорара (самая бредовая адвокатская версия, которую оперативникам доводилось слышать, — сумасшедший компьютер сам по себе впечатывал несуществующие наименования в годовой балансовый отчет). Разумные люди предпочитают договариваться и за хорошо сделанную работу платить.

И тут действительно может помочь адвокат, правда, не любой, поскольку речь идет о «заносе». Юрист, который может вам реально помочь, — тот, кто давно заносит взятки именно в этот отдел ОБЭП. Его координаты можно получить у опера, ведущего ваше дело. С ним стоит сотрудничать, поскольку ст. 291 УК РФ (дача взятки) находится также в компетенции ОБЭП и если вы не сойдетесь в сумме, то к предыдущим обвинениям могут добавиться новые.

Если кто-то думает, что органы не докажут фиктивность сделок, то ошибается. Еще как докажут. Достаточно опросить кладовщиков, кто и на каких машинах привозил товар, как товар заказывали. А если еще опросить и охрану да поднять журнал привоза... К тому же, как правило, у такой фирмы-однодневки не один клиент, и представленные в суд договора из фирмы о поставках бытовой химии, электроники, продуктов и косметики убедительно докажут, что сделки фиктивны. Соответственно в довесок к уголовному делу налоговые органы могут выставить счет на несколько десятков или сотен тысяч долларов… Финита ля комедия. Нужно договариваться.

Средние расценки по Москве — от 5% до 20% недоимки в зависимости от симпатий договаривающихся сторон. Однако эта сумма в любом случае будет превышать $30 тыс. Если платить через «крышу», получится раза в два дороже. Однако нужно отдавать себе отчет в том, что первый платеж — это только начало. Органы и в будущем постараются продолжить плодотворное сотрудничество с вашей компанией. Так что не удивляйтесь, если на протяжении ближайших трех лет к вам будут обращаться с просьбами помочь отметить день уголовного розыска, отремонтировать здание УВД и т.д. Соскочить очень сложно. Возможный выход — перерегистрация бизнеса и срочная ликвидация старого предприятия за любые деньги.

Впрочем, все это не означает, что пользоваться «сливными бачками» без риска встретиться в один прекрасный день с вежливыми операми УБЭП совсем невозможно. Тем, кто еще не попался: для того чтобы осложнить оперативникам их и без того не простую жизнь, «сливняки» лучше заводить подальше от того региона, где ведется бизнес. Желательно в другом конце страны (организовать встречную проверку очень сложно, да и получать взятки на чужой территории никто не будет, равно как и отдавать свою разработку). При этом ни в коем случае нельзя пользоваться конторами, зарегистрированными на Северном Кавказе. Не потому, что кавказцы какие-то особенные, а потому, что экономическая жизнь этого региона мониторится таким количеством силовиков, что все шалости всплывут сразу, к тому же вы навлечете на себя подозрение в финансировании бандформирований.

Перейдя планку в 1,5 млн. рублей налоговых платежей в год, лучше работать через офшоры — так получается дороже, но спокойнее. Однако и здесь не все гладко. Если интересы милицейских и эфэсбэшных оперов пересекутся (например, предприятие занимается выпуском продукции «стратегического» назначения или заказ на его проверку пришел сверху), может последовать запрос в разведку. В этом случае офшор, скажем, на Кипре, не спасет. Занимающимся вашим случаем сотрудникам органов все равно будет доступна полная информация о движении средств по счетам, что не только не позволит избежать уголовного наказания, но и может добавить новые статьи (ст. 193 УК — невозврат валютной выручки). Лучше всего подходит Лихтенштейн или Монако. Ни по той, ни по другой зоне контора справок не дает. Однако перед выбором офшорной зоны лучше посоветоваться со специалистами.