Налог на параллельный бюджет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1 миллиард 600 миллионов рублей были выведены из бюджета России в 2007-2008 годах в результате использования схемы возмещения налога на добавленную стоимость

Pics.7-150x82.jpgРешение о возврате 1,6 млрд рублей принимала бывшая начальница 28-й налоговой инспекции Ольга Степанова, деньги ушли на счета двух сомнительных фирм в Универсальном банке сбережений. Через этот же банк по решению той же налоговой инспекции в 2007 году было похищено 5,4 млрд рублей, о чем мы узнали благодаря умершему в СИЗО юристу Сергею Магнитскому. Через этот же банк по решению той же 28-й налоговой инспекции в 2006 году из бюджета России было выведено 2,9 млрд рублей.

Если сложить сегодня эти три эпизода, то получится примерно 10 млрд рублей. Однако нам известно, что это далеко не полная сумма, выведенная из бюджета России через Универсальный банк сбережений: с 2006 по 2008 год в этот банк ушло 11,2 млрд рублей из Федерального казначейства. Что такое 11,2 млрд рублей, представить трудно: эта сумма не поместится в калькулятор обычного сотового телефона. Оценим масштабы с помощью простой калькуляции. В 2007 году в России жили 740 тыс. «официальных» детей-сирот. Это значит, что только в результате одной операции (а в том, что все эти отдельные эпизоды объединены в одну мозаику, сомнений нет) у каждого сироты было украдено 15 тыс. рублей. Средняя пенсия в России в 2008 году, согласно Росстату, составляла 4,2 тыс. рублей. Разделите 11,2 млрд на эту сумму, и вы поймете, что у 2 млн 700 тыс. пенсионеров была украдена пенсия. Держите эти цифры в уме, пока мы расскажем, как это происходило.

Схема с налогом на прибыль: «эпизод, раскрытый Магнитским», и «эпизод Ренессанса»

Pics.13.jpg

Прежде чем начать разговор об 1,6 млрд рублей, вспомним хронологию событий. Итак, до сегодняшнего дня мы имели дело с двумя эпизодами возврата налога на прибыль. Первый — на 5,4 млрд рублей, о котором рассказал юрист фонда Hermitage Capital Management Сергей Магнитский. Назовем это «эпизодом, раскрытым Магнитским». Второй — на 2,9 млрд рублей, которые получили фирмы, ранее аффилированные с одной из крупнейших инвестиционных компаний России «Ренессанс Капитал». Назовем это «эпизодом Ренессанса».

Обстоятельства обоих возвратов извест-ны и подробно описаны. Мы только напомним общую схему и главных действующих лиц — их всех мы встретим и в новом эпизоде с возвратом 1,6 млрд рублей.

В июне 2007 года сотрудники ГУВД Москвы провели обыски в фонде Hermitage Capital Management, в ходе которого были изъяты учредительные документы и печати трех принадлежащих фонду фирм: ООО «Рилэнд», ООО «Махаон», ООО «Парфенион».

Pics.34.jpg

Пока изъятые у Hermitage документы по делу, которое вел следователь Павел Карпов, лежали в здании ГУВД, все три фирмы непонятным образом были перерегистрированы на некое ООО «Плутон» из Казани, учредителем которого был уголовник Виктор Маркелов. Вскоре к бывшим компаниям Hermitage в арбитражные суды Казани, Санкт-Петербурга и Москвы подали иски с финансовыми претензиями другие три фирмы, имевшие признаки однодневок: ЗАО «Логос Плюс», ООО «Гранд актив» и ООО «Инстар». Суть претензий сводилась к тому, что между бывшими компаниями Hermitage и фирмами-истцами якобы были заключены договора купли-продажи ценных бумаг, неисполнение которых причинило ущерб истцам на десятки миллиардов рублей. Как указывали в своих заявлениях юристы фонда Hermitage (в том числе Сергей Магнитский), договора купли-продажи были фиктивными, содержали огромное количество ошибок и были направлены лишь на создание искусственного убытка.

Pics.43.jpg

Бывший владелец УБС Дмитрий Клюев и бывшая начальница 28-й инспекции Ольга Степанова

Тем не менее судьи приняли решения в пользу истцов, и их не смутили многие странности, выходящие за рамки арбитражной практики и логики хозяйственных споров, — что, например, ответчики (бывшие компании Hermitage), даже не споря, согласились с многомиллиардными претензиями, или что интересы ответчиков и истцов в разных судах представлял один и тот же адвокат — Андрей Павлов. Решения арбитражных судов автоматически «обнулили» прибыль бывших компаний фонда Hermitage за 2006 год, что означало — раз не стало прибыли, значит, не может быть и налогов с нее.

Pics.51.jpg

24 декабря 2007 года ООО «Рилэнд», ООО «Махаон» и ООО «Парфенион» подали заявления в 25-ю и 28-ю налоговые инспекции, которые возглавляли Елена Химина и Ольга Степанова соответственно, о возмещении якобы переплаченных 5,4 млрд рублей налогов; в течение одного рабочего дня инспекции эти требования признали обоснованными, а уже через два дня деньги упали на счета в Универсальный банк сбережений (УБС).

Реальным владельцем УБС был коммерсант Дмитрий Клюев — это следовало из материалов уголовного дела 2005 года о попытке хищения акций Михайловского ГОКа (копия обвинительного заключения есть в распоряжении «Новой газеты»). Один из знакомых Клюева рассказывал следователям, что он по просьбе Клюева предоставил паспортные данные своих друзей, для того чтобы на них был оформлен УБС (зиц-директора получали за свои услуги по 300 долларов).

Клюев был признан виновным в попытке хищения акций Михайловского ГОКа как организатор, а заказчиком в обвинительном заключении назывался бывший генеральный директор инвестиционной компании «Ренессанс Капитал» Олег Киселев (сегодня заместитель главы государственной корпорации РОСНАНО). Неудавшаяся попытка хищения акций была не первым опытом сотрудничества Клюева и руководства «Ренессанс Капитала»: как признавался следователям бывший топ-менеджер «Ренессанса» Юрий Сагайдак, его компания привлекала Дмитрия Клюева в качестве консультанта для возврата излишне уплаченных налогов. И в этой сфере их сотрудничество оказалось куда успешнее…

Pics.81.jpg

25-я налоговая инспекция и 28-я налоговая инспекция

«Эпизод Ренессанса» — это возврат из бюджета России в 2006 году 2,9 млрд рублей налога на прибыль двум компаниям — ООО «Селен Секьюритиз» и ООО «Финансовые инвестиции», которые ранее принадлежали фонду Rengaz Holdings Limited, управлявшемуся, в свою очередь, структурами «Ренессанс Капитала». Схема, по которой был осуществлен возврат 2,9 млрд рублей, как под копирку, напоминала ту, что использовалась в «эпизоде, раскрытом Магнитским». Те же якобы не исполненные договора купли-продажи, та же якобы упущенная выгода от их неисполнения, те же финансовые претензии в те же арбитражные суды Москвы и Казани и тот же адвокат Андрей Павлов, участвующий в этих процессах. Те, кто возвращал налоги в «эпизоде, раскрытом Магнитским» и в «эпизоде Ренессанса», даже не утруждали себя поиском разных зиц-директоров для компаний-истцов, якобы понесших убытки, — многие из них были из того списка людей, которые за 300 долларов передали свои паспортные данные Дмитрию Клюеву для покупки Универсального банка сбережений. Например, учредителем ООО «Оптим-сервис», которое «судилось» с ООО «Селен Секьюритиз» в «эпизоде Ренессанса», был Геннадий Плаксин — он же был учредителем ООО «Инстар», которое спустя год «судилось» уже с ООО «Рилэнд» в «эпизоде, раскрытом Магнитским». И он же за 300 долларов и копию своего паспорта был номинальным председателем совета директоров УБС.

Решения арбитражных судов (как бы) аннулировали прибыль ООО «Селен Секьюритиз» и ООО «Финансовые инвестиции», что позволило им обратиться в те же 25-ю и 28-ю налоговые инспекции с требованием возврата 2,9 млрд налога на прибыль. Требования были признаны обоснованными, и деньги упали — как нетрудно догадаться — в тот же УБС.

Представитель «Ренессанс Капитала» сообщил «Новой газете», что компания не была вовлечена в «якобы имевшие место налоговые махинации», и в компании узнали об этом только в 2008 году от журналистов. По словам представителя «Ренессанса», на момент возмещения налогов ООО «Селен Секьюритиз» и ООО «Финансовые инвестиции» не имели никакого отношения к «Ренессанс Капиталу»: обе фирмы были проданы в январе 2006 года (за номинальную сумму) «в собственность третьим сторонам с четким указанием ликвидировать данные компании». После продажи «Ренессанс Капитал» никак с этими фирмами не взаимодействовал. Представитель «Ренессанса» также подчеркнул, что его компания на данный момент «не имеет партнерских отношений с Универсальным банком сбережений и г-ном Клюевым», а также никогда не обращалась в 25-ю и 28-ю налоговые инспекции с целью возмещения ранее уплаченных налогов.

Если сложить эти два эпизода, то получится 8,3 млрд рублей. Между тем Александр Бастрыкин вместе с генпрокурором Юрием Чайкой должны помнить, что еще в 2009 году на их имя были отправлены заявления, в которых указывалось, что «эпизод, раскрытый Магнитским» и «эпизод Ренессанса» не единственные, что с 2006 по 2008 год из бюджета России на счета неизвестных фирм в УБС было осуществлено еще как минимум восемь переводов на общую сумму в 3 млрд рублей.

Мы облегчим работу руководителям наших следственных органов: владельцы двух счетов, получившие из казны 1,6 млрд рублей, стали известны «Новой газете».

Схема с налогом на добавленную стоимость: «эпизод НДС»

10 декабря 2007 года на счет неизвестной фирмы №40702…295 в УБС поступили первые 192 млн рублей из Федерального казначейства. Через два дня на тот же счет упали следующие 203 млн рублей из бюджета. В тот же день на другой расчетный счет — №40702…356 — в тот же УБС из Федерального казначейства перевели 247 млн рублей. Последние переводы из бюджета на оба счета были осуществлены 24 апреля 2008 года. Всего с декабря 2007 по апрель 2008 года на оба счета были перечислены 1,6 млрд рублей из казначейства. Кто были эти счастливчики и за что они получили бюджетные миллиарды?

Это — малоизвестные компании из Москвы ООО «ТехПром» и ООО «Торговый дом «Аркадия», а 1,6 млрд рублей — это возмещение якобы ранее уплаченного налога на добавленную стоимость (НДС) из 28-й налоговой инспекции.

Эти сведения нам стали известны из двух аналитических справок, подготовленных не кем иным, как бывшей начальницей инспекции Ольгой Степановой, принимавшей решения о возмещении налога на прибыль в «эпизоде, раскрытом Магнитским» и «эпизоде Ренессанса».

Подобные справки (полностью — на сайте «Новой газеты») составляются на каждого налогоплательщика и по каждому месяцу, в котором сложилась ситуация для возмещения НДС. В тех документах, которыми располагает «Новая газета», речь идет только о ноябре 2007 года. Однако можно не сомневаться, что и по предыдущим, и по последующим периодам Ольгой Степановой принимались решения об удовлетворении требований по возмещению НДС ООО «ТехПром» и ООО «Торговый дом «Аркадия» — об этом свидетельствуют платежи из Федерального казначейства на счета этих фирм в УБС.

Прежде чем начать анализировать справки Ольги Степановой и законность решения о возврате гигантской суммы из бюджета, разберемся с тем, что вообще собой представляет НДС и в каких случаях он может возмещаться.

«НДС — косвенный налог, включенный в цену товара. Чем выше цена товара, тем выше налог. Фактически налогоплательщик должен уплатить разницу между НДС, включенным в цену, по которой товар продается, и НДС, включенным в цену покупки товара, то есть разницу между «исходящим» и «входящим» НДС», — говорит председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

«Иногда возникают ситуации, — продолжает Трапаидзе, — когда такая разница является отрицательной, то есть исходящий НДС меньше входящего. Именно эту разницу и обязано возвратить государство налогоплательщику. В частности, такие ситуации возникают в случае нереализации товара на конец отчетного периода».

Все казалось бы просто, но те, кто хоть раз пытался вернуть НДС, скажут вам, что для того чтобы доказать свою добросовест-ность, вам придется привезти к налоговой инспекции грузовик с подтверждающими документами. И если даже вы все докажете, будьте уверены: инспекция вам откажет.

«Государство в лице налоговых органов крайне редко возмещает НДС во внесудебном порядке, независимо от того, есть для этого основания или нет. Налоговые органы предпочитают подстраховать себя решением суда, сняв с себя ответственность за необоснованное расходование бюджетных средств на возврат НДС», — уверен Константин Трапаидзе.

В случае с ООО «ТехПром» и ООО «Торговый дом «Аркадия» нам не удалось обнаружить никаких судебных прений, то есть, видимо, Ольга Степанова принимала самостоятельные решения о законности возврата. Значит, для этого должны были быть железобетонные основания. Проверим их…

Выберем два направления исследования: а) сравним то, что пишет Степанова, с данными из открытых источников, чтобы сделать вывод о законности или незаконности возврата денег из бюджета (несоответствия и странности выделим желтым цветом); б) посмотрим, насколько связаны между собой участники «эпизода НДС» с участниками «эпизода, раскрытого Магнитским» и «эпизода Ренессанса», чтобы понять, что все три возврата — звенья одной цепи (совпадения выделим полужирным шрифтом).

Начнем с ООО «ТехПром» — эта фирма решением 28-й инспекции получила из бюджета чуть более 1 млрд рублей. ООО «ТехПром» было образовано в 2006 году и по июль 2007 года никакой деятельности не вело. Но затем фирма начала демонстрировать астрономическую экономическую активность. Согласно балансу из Госкомстата, у ООО «ТехПром» на конец 2007 года образовались запасы готовой продукции и товаров для перепродажи на 6 млрд рублей (!!!). При этом, согласно тому же балансу, выручка за 2007 год составила примерно 6 млн рублей, дебиторская задолженность покупателей — 7 млн рублей, то есть фирма якобы закупила товаров в 500 раз больше, чем продала!

Единственным учредителем ООО «ТехПром» на момент возврата НДС была некая Гульсина Ахметшина из поселка Гирей Гулькевичского района Краснодарского края. К сожалению, «Новой газете» не удалось связаться с госпожой Ахметшиной, однако мы предполагаем, что жительница дальнего поселка Гирей даже и не догадывалась, что в Москве она руководит компанией с многомиллиардными оборотами. Как, видимо, не предполагал и ее муж — Газим Ахметшин, что он числился директором ООО «Финансовые инвестиции», которому та же 28-я налоговая инспекция вернула в 2006 году налог на прибыль в рамках «эпизода Ренессанса».

Ольга Степанова пишет, что основной причиной возмещения НДС стала нереализация товара, закупленного у поставщиков (см. схему 1). Ситуация простая: ООО «ТехПром» закупило в ноябре 2007 года товаров почти на 2 млрд рублей у трех поставщиков, основной из которых — ООО «Монолит-техснаб» (на 1,8 млрд рублей), а продало всего на 1,7 млн рублей, из-за чего возникла огромная разница между «исходящим» и «входящим» НДС.

Посмотрим, что представлял собой основной поставщик «ТехПрома» — ООО «Монолит-техснаб». Связи учредителей этой фирмы приводят нас к владельцу Универсального банка сбережений Дмитрию Клюеву. По данным ЕГРЮЛ, единственным участником ООО «Монолит-техснаб» был Александр Бахарев. Он же числился учредителем в ООО «Астра-Групп», которое, как следует из уголовного дела о попытке хищения акций Михайловского ГОКа, участвовало в сделке по покупке УБС в интересах Дмитрия Клюева. Проданные ООО «ТехПром» товары «Монолит-техснаб», в свою очередь, закупал у других трех фирм — ООО «Электротранс», ООО «Онега» и ООО «Гулливер», которые, как пишет Степанова, импортируют в Россию товары из-за границы. Проверим и этих контрагентов по цепочке.

ООО «Гулливер». В справке Ольга Степанова ссылается на контракт между ООО «Гулливер» и компанией из штата Айова Sanglier LLC от 25 января 2006 года. Между тем, согласно коммерческому регистру штата Айова, Sanglier LLC была учреждена в 2003 году, а уже 5 сентября 2006 года компания была ликвидирована секретарем штата за то, что в течение двух лет не сдавала никакой отчетности. А это значит, что фирма не вела никакой деятельности (либо вела с нарушением закона), что ставит под сомнение наличие каких-либо коммерческих отношений между Sanglier LLC и ООО «Гулливер».

Мы решили проверить наши сведения и обратились в Федеральную таможенную службу (ФТС) с вопросом, импортировало ли ООО «Гулливер» какие-то товары от американской компании Sanglier LLC, однако в ФТС ответили, что эти данные являются информацией ограниченного доступа.

Смущают и сами финансовые показатели «Гулливера». Степанова пишет в своей справке, что «Гулливер» продал ООО «Монолит-техснаб» товаров на 411 млн рублей по контракту от 29 октября 2007-го. Эта сумма должна была найти свое отражение в балансе «Гулливера», однако в балансе из Госкомстата за 2008 год напротив графы выручка за предыдущий период (то есть за 2007 год) стоит прочерк, а это значит, что ООО «Гулливер» ничего и никому в 2007 году не продавало.

ООО «Онега», судя по справке Ольги Степановой, — основной поставщик ООО «Монолит-техснаб»: первое продало второму товаров на 1,4 млрд рублей по договору от 29 октября 2007 года. Столь крупный контракт должен был найти свое отражение в балансе «Онеги». Однако согласно балансу из Госкомстата за 2007 год, выручка составляет 857 млн рублей, а дебиторская задолженность — 128 млн рублей, причем только 3 млн приходится на покупателей и заказчиков. Но даже если сложить полную дебиторскую задолженность с выручкой за 2007 год, не получится и миллиарда. Для того чтобы поверить, что «Онега» действительно что-то продавала ООО «Монолит-техснаб», в балансе не хватает как минимум 400 млн рублей. Значит, либо врет Степанова, либо Госкомстат…

ООО «Электротранс». По данным ЕГРЮЛ, компанией поровну владели Сергей Трепетун и некое ООО «Белфаст». Трепетун был генеральным директором ООО «Оптим-сервис», которое сыграло ключевую роль в возврате налога на прибыль в «эпизоде Ренессанса». Именно эта компания выступала одним из истцов в арбитражных судах Казани и Москвы к фирмам, которые получили 2,9 млрд рублей из 28-й и 25-й налоговых инспекций.

Любопытные пересечения и у второго владельца «Электротранса» — ООО «Белфаст». По данным ЕГРЮЛ, единственным учредителем ООО «Белфаст» был Юрий Макаров — член совета директоров Универсального банка сбережений. В материалах уголовного дела о попытке хищения акций Михайловского ГОКа есть показания Юрия Макарова, который признается, что он, как и все остальные зиц-директора, за 300 долларов передал свои паспортные данные старому знакомому реального владельца УБС Дмитрия Клюева для того, чтобы на него номинально оформили различные фирмы.

Проверяем дальше справку Ольги Степановой. Как мы помним, у ООО «ТехПром» на конец 2007 года образовались запасы непроданного товара на 6 млрд рублей. Логично предположить, что столь огромное количество товара должно было где-то храниться. Бывшая начальница 28-й налоговой инспекции пишет, что эти товары хранились на складе ООО «ПК «Фазан» в городе Дмитрове. На основании чего Степанова делает такие выводы? Она пишет, что инспекция отправила запрос в ГУВД Москвы (Управление по налоговым преступлениям — УНП), которое подтвердило финансово-хозяйственные взаимоотношения между ООО «ТехПром» и ООО «ПК «Фазан». Любопытно было бы взглянуть на подтверждающие документы, потому что «Новой газете» удалось связаться с генеральным директором ООО «ПК «Фазан» Геннадием Смирновым. Он сообщил, что его компания действительно сдает складские помещения в аренду, однако такого клиента, как ООО «ТехПром», он вспомнить не смог. Более того, Смирнов категорически заявил, что «ТехПром» не мог в 2007 году арендовать склады, потому что в 2007-м они были арендованы на весь год местной компанией, занимающейся переработкой овощей.

Закончим исследование «ТехПрома» его единственным «клиентом» — ООО «ФестКомпани», которое, как пишет Ольга Степанова, купило у «ТехПрома» продукции на 1,2 млн рублей. Учредителем ООО «ФестКомпани» был Аркадий Плаксин — это сын Геннадия Плаксина, номинального председателя совета директоров Универсального банка сбережений.

Теперь перейдем ко второй компании — ООО «Торговый дом «Аркадия», «вернувшей» из казны, по решению Ольги Степановой, почти 600 млн рублей. Мы не будем утомлять вас столь же подробным исследованием каждого контрагента этой фирмы… Просто взгляните на схему 2 и поверьте, что и здесь желтого цвета и полужирного шрифта будет не меньше, чем в случае с «ТехПромом». Приведем лишь отдельные — самые показательные примеры.

В справке Ольга Степанова пишет, что основной причиной возврата НДС ООО «Торговый дом «Аркадия» вновь стала нереализация товара, закупленного у поставщиков, на конец отчетного периода. Учредителем и гендиректором «Аркадии» на момент возврата НДС была Александра Виноградова. «Новой газете» удалось с ней связаться и задать вопросы о том, в чем заключалась деятельность фирмы и что привело к возврату 600 млн рублей из бюджета. Ответ оказался удивительным: Виноградова сообщила, что она первый раз слышит о фирме с таким названием, она никогда не была учредителем и генеральным директором ООО «Торговый дом «Аркадия» и никогда не подписывала никаких документов, связанных с этой фирмой, а еще Виноградова рассказала, что не так давно теряла паспорт…

Основным поставщиком «Аркадии» было ООО «Евротранс-экспедиция» (аналог ООО «Монолит-техснаб» в схеме «ТехПрома»). Согласно ЕГРЮЛ, учредителем этой фирмы с миллиардными оборотами (на бумаге) была Татьяна Окрушко из поселка сельского типа Коксовый Белокалитвинского района Ростовской области. Та же Окрушко была учредителем компании «Сити-альянс», в которой генеральным директором числился Юрий Нестеренко. Он же «руководил» ООО «Селен Секьюритиз», которое решением той же Степановой получило миллиарды рублей из бюджета в качестве возмещения налога на прибыль в «эпизоде Ренессанса».

Поставщиком «Евротранс-экспедиции», в свою очередь, числилась фирма «ИнтерСервис». Как пишет в своей справке Ольга Степанова, эта компания являлась импортером. Из открытых источников видно, что «ИнтерСервис» поставлял в Россию товары самой разной номенклатуры со всего мира, и объем его импортных сделок достигал сотен миллионов рублей. Учредителем «ИнтерСервиса», согласно ЕГРЮЛ, был некто Владимир Швили. В распоряжении «Новой газеты» есть документы, в которых дознаватель ОВД по городскому округу Жуковский (в рамках совершенно другого дела) опрашивал двоюродного брата Швили. Тот рассказал, что Швили по месту регистрации не проживает, его местонахождение неизвестно, 15 лет назад он был поставлен на учет в психоневрологический диспансер с диагнозом «шизофрения параноидная». Двоюродный брат также пояснил, что Швили никогда не был руководителем каких-либо фирм, потому что никогда нигде не работал.

В итоге возникает ощущение, что перед нами уникальная схема, в которой, скорее всего, речь идет о мнимых контрактах, мнимых поставках, мнимых контрагентах, но все это в конечном счете приводит к возврату огромных реальных денег.

После того как на счета ООО «ТехПром» и ООО «Торговый дом «Аркадия» в Универсальный банк сбережений были перечислены 1,6 млрд рублей из бюджета, те, кто разработал всю эту схему, позаботились о том, чтобы замести следы и уничтожить основные фирмы, участвовавшие в цепочке. ООО «ТехПром» и ООО «Торговый дом «Аркадия», получив в апреле 2008 года последние транши из бюджета, через четыре месяца (в августе) сменили московскую прописку на город Валуйки Белгородской области. Еще через четыре месяца (в декабре 2008 года), по данным Федеральной налоговой службы, обе фирмы «слились» в одну — ООО «Альянс», которое еще через четыре месяца (в апреле 2009 года) было ликвидировано.

То же самое произошло и с ООО «Монолит-техснаб» и ООО «Евротранс-экспедиция» — основными «поставщиками» вернувших НДС фирм. В марте 2009 года обе компании переехали в те же Валуйки, где спустя месяц «слились» в ООО «Ранадон», которое через полгода было ликвидировано.

Неприкасаемые

Еще раз взгляните на количество желтого цвета и полужирного шрифта в предыдущей главе. Для того чтобы выявить все эти несоответствия и совпадения (а привели мы далеко не полный список), нам пришлось потратить несколько месяцев, причем использовали мы только общедоступные, открытые источники информации. Всю эту работу Ольга Степанова или любой сотрудник ее инспекции могли проделать за какой-нибудь час. По крайней мере, этого времени точно хватило бы на то, чтобы проанализировать балансы контрагентов и понять, что все они, видимо, имитировали хозяйственную деятельность с целью «накручивания» НДС.

«Новая газета» пыталась получить комментарии как от Ольги Степановой, так и от начальницы 25-й налоговой инспекции Елены Химиной, которая также участвовала в возмещениях налога на прибыль в «эпизоде Ренессанса» и «эпизоде, раскрытом Магнитским». В обоих случаях это не удалось. Как нам сообщили знакомые со Степановой люди, состояние здоровья бывшей начальницы 28-й налоговой инспекции вряд ли позволит ей общаться с журналистами. Настаивать мы не стали, но на всякий случай предупредили о готовящейся публикации и ее теме. Нам никто не перезвонил…

С Еленой Химиной ситуация вышла анекдотическая. Я как обычный гражданин России записался на прием к начальнице 25-й инспекции. За 10 минут до назначенного времени мне перезвонила сотрудница инспекции и сообщила, что Химина уехала на коллегию и потому не сможет меня принять, а вместо нее на вопросы готов ответить заместитель. Перед тем как пустить меня к заместителю, сотрудница инспекции с подозрением спросила, не журналист ли я. А дальше произошел примерно такой диалог:

— Да, — ответил я.

— Тогда вы не можете попасть на прием в частном порядке.

— Почему, разве я как гражданин России не имею права?

— Ну, вы же журналист, а не гражданин…

После долгих прений и рассуждений на тему, является ли журналист гражданином России, меня все-таки пустили в кабинет, где уже ждали трое заместителей Елены Химиной. Разговор вышел короткий: нам посоветовали обратиться с запросом в УФНС по Москве.

Собственно, мы это делали и раньше и задавали один вопрос, ради ответа на который я и пытался встретиться с обеими налоговыми чиновницами: кто еще, помимо руководителя инспекции, принимает решение о возмещении огромных сумм налогов из бюджета? Особый интерес к поиску ответа на этот вопрос подогревает и быстро распространившийся в узких кругах силовиков и налоговиков слух о том, что Ольге Степановой перед принятием решений о возврате налогов якобы звонил таинственный, но очень высокопоставленный человек, имя которого Степанова не назовет никогда — это залог ее неприкасаемости. Собственно, следование правилам омерты — это гарантия безопасности и индульгенция на дальнейшие преступления для всех участников системы налоговых хищений.

В ФНС нам сообщили, что какой-либо «внутренней инструкции, согласно которой решение о возвращении большой суммы излишне уплаченных налогов принимается не местными налоговыми органами, а Федеральной налоговой службой, не существует». То есть в ФНС всю ответственность за принятие решения свалили на начальников налоговых инспекций. Однако люди, работающие «на земле», с этим мнением, скорее всего, не согласятся.

«По крайней мере, до недавнего времени, если речь шла о возмещении свыше 5 млн рублей, то существовала следующая практика: сначала решение принимала специальная комиссия в самой инспекции, в которую входили и заместитель начальника, и руководители камеральных, юридических отделов. Они должны были провести целый комплекс контрольно-ревизионных мероприятий. Затем все документы отправлялись в вышестоящую инстанцию — в УФНС по Москве, где их снова рассматривала специальная комиссия», — говорит руководитель «Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность», бывший старший оперуполномоченный по особо важным делам отдела налоговых преступлений Руслан Мильченко.

По словам Мильченко, о возвратах на миллиарды рублей известно как минимум руководителю УФНС по Москве, а если речь идет о повторяющихся эпизодах на десяток миллиардов, то это «уровень зама или даже руководителя ФНС».

Обратите внимание, кому адресованы справки Ольги Степановой — это Управление ФНС по Москве. А это значит, что в вышестоящей инстанции вышестоящие руководители знали о готовящемся возврате и могли оценить всю «доказательную базу» этих справок. Но они этого не сделали. Почему?

Гарантия неприкасаемости и индульгенции на преступление стоят на одном простом принципе: я не сдам систему, за это система выручит меня в случае провала (правда, это правило перестает работать, стоит только одному участнику заговорить, чему наглядный пример — скандал с игорным бизнесом в Подмосковье, где все друг друга сдали). Вот от этого постулата, пожалуй, и стоит отталкиваться в рассуждениях о том, кто основной бенефициар многомиллиардных хищений и кто тот таинственный человек, который мог звонить Степановой с инструкциями.

Какие тут еще напрашиваются выводы, если после громких публичных скандалов Степанова ушла работать не куда-нибудь, а в Рособоронпоставку к своей бывшей начальнице и руководителю УФНС по Москве Надежде Синниковой? О чем тут еще гадать, если Синникова, в свою очередь, ушла в «оборонку» вместе со своими начальниками — Татьяной Шевцовой и Михаилом Мокрецовым, которые до 2010 года руководили ФНС, а затем стали заместителями министра обороны? И о чем тут еще можно рассуждать, если известно, что и Синникова, и Шевцова, и Мокрецов начинали свою службу в налоговых органах еще в Санкт-Петербурге под началом у нынешнего министра обороны Анатолия Сердюкова, возглавлявшего ФНС с 2004 по 2007 год?

Кстати, задолго до публикации мы отправили официальные запросы и Синниковой, и Мокрецову, и Шевцовой, и Сердюкову, в которых спрашивали, было ли им известно и принимали ли они какие-либо решения в период службы в налоговых органах о возврате налогов в рамках наших трех эпизодов. Пока единственный отклик — это споры с сотрудником пресс-службы Министерства обороны о том, имеем ли мы вообще право, согласно закону «О СМИ», задавать вопросы уважаемым чиновникам Минобороны об их предыдущей деятельности. Ну да, это как не спрашивайте о деньгах — документы все равно сгорели в «КамАЗе».

Чтобы закончить тему неприкасаемых, посмотрим, как сложилась судьба остальных участников трех эпизодов возврата налогов. Сотрудники ГУВД Москвы, которых Сергей Магнитский обвинял в причастности к хищению 5,4 млрд рублей из бюджета, успешно прошли переаттестацию и сегодня трудятся в реформированной полиции. Многие из них получили награды и пошли на повышение.

Судя по всему, все хорошо и у бывшего владельца УБС Дмитрия Клюева, в банке которого испарилась сумма, эквивалентная средней пенсии 2,7 млн россиян. В 2008 году (то есть после того, как произошли возвраты из бюджета) он вел переговоры с премьер-министром Украины Юлией Тимошенко о покупке Проминвестбанка, одного из крупнейших в Украине. Как рассказал «Новой газете» специальный корреспондент газеты «Коммерсант-Украина» Руслан Черный, бывший владелец УБС был одним из потенциальных покупателей Проминвестбанка, он прошел все стадии переговоров и в Кремле, и в кабинете министров, имел мандат от Юлии Тимошенко, о чем заявлял во всех украинских газетах. Клюев, по словам Черного, говорил ему, что лично заинтересован в покупке банка и что намерен использовать для этого собственные деньги, которые образовались у него после того, как он вышел из ряда проектов.

Что это за ряд проектов, из которых вышел Клюев, мы можем только догадываться, равно как неизвестно, действовал Клюев самостоятельно или играл на руку каким-то другим, более влиятельным покупателям. На сегодня известно лишь одно: собственником Проминвестбанка в итоге стал Внешэкономбанк (наблюдательный совет возглавляет Владимир Путин), потративший на сделку около 1 млрд долларов.

Связаться с Дмитрием Клюевым «Новой газете» не удалось — его мобильный телефон вне зоны доступа.

«Налоговая» команда бывшего руководителя ФНС, а ныне министра обороны Анатолия Сердюкова сменилась в 2010 году, уступив место команде Михаила Мишустина. «С 2010 года, — считает Руслан Мильченко, — жор на возврат НДС из бюджета только возрос. И основная причина этому — развязавшаяся война кланов за огромный денежный мешок в виде наших налогов». О том, что происходило на «рынке» хищения налогов в 2010–2011 годах, мы расскажем в ближайших номерах.

Оригинал материала: www.novayagazeta.ru