Наложен арест

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На земли в подмосковной Жуковке, где располагаются коттеджи Ходорковского и других бывших руководителей НК ЮКОС

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::31.07.2006

Семья Михаила Ходорковского снимет дачу

На имущество бывшего главы опальной компании наложен арест

Сергей Машкин

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ

Дом Михаила Ходорковского, арестованный по делу гендиректора ЮКОС-ФБЦ Ирины Голубь

Вчера стало известно об аресте земли, на которой располагаются коттеджи Михаила Ходорковского и других бывших руководителей НК ЮКОС в подмосковной Жуковке. По версии следствия, недвижимость была куплена на деньги, недоплаченные ЮКОСом государству в качестве налогов, поэтому она в любой момент может быть продана с молотка. Жена господина Ходорковского Инна заявила журналистам, что уже озаботилась поисками нового жилья.

"Они подобрались к женщинам и детям",– заявила вчера Инна Ходорковская в эфире радиостанции "Свобода", имея в виду, очевидно, следователя Генпрокуратуры Юрия Тютюнника и судью Басманного суда Москвы Ольгу Солопову. Как выяснилось, еще три месяца назад следователь ходатайствовал, а судья вынесла постановление об аресте недвижимости в подмосковном поселке Жуковка, которой владело негосударственное образовательное учреждение "Межотраслевой технологический институт" (МТИ). Его учредителем выступал НК ЮКОС.

На земле МТИ был построен коттеджный поселок Яблоневый Сад, в котором жили Михаил Ходорковский, Платон Лебедев, Леонид Невзлин, Михаил Брудно и другие руководители и топ-менеджеры ЮКОСа. После известных событий, произошедших в 2004-2005 годах, Яблоневый Сад покинули сначала все его владельцы (одних арестовали, других объявили в розыск), а затем и большинство членов их семей. К лету этого года, как говорят, в поселке, не считая охранников и обслуживающего персонала, осталось всего несколько постоянных жителей. Среди них Инна Ходорковская и трое ее детей. Возможно, в ближайшее время придется съезжать и им.

"На территорию, где мы сейчас существуем, наложен арест,– рассказала госпожа Ходорковская.– Поэтому я говорю, что мы 'пока' живем в Жуковке. Когда это (процедура принудительного выселения.– Ъ) начнет реализовываться, я не знаю, но уже сейчас думаю о том, где снять жилье". При этом супруга экс-олигарха пояснила, что об эмиграции даже при самом плохом раскладе речь не идет, рассматриваются только российские варианты переселения, а определяющим фактором при их сравнении станет близость к школам, в которых учатся ее дети.

Что подтолкнуло Инну Ходорковскую к столь эмоциональным заявлениям, пока неясно. Во всяком случае, конкретного повода для паники у нее, похоже, не было. Постановление об аресте Яблоневого Сада, запрещающее его владельцам продавать, дарить или иным способом отчуждать принадлежащее им имущество, было подписано еще 2 мая 2006 года, но за все это время, как говорят многочисленные адвокаты фигурантов юкосовского дела, со стороны властей не было предпринято ни одной попытки отъема этой собственности.

Таким образом, вынос довольно болезненной темы личной собственности на всеобщее обсуждение, предпринятый Инной Ходорковской, стал неожиданностью даже для ее адвокатов. "Прежде чем комментировать ее заявления, мне нужно встретиться с ней и обсудить их",– сказал, например, главный адвокат по делу ЮКОСа Генрих Падва. Другие защитники вообще отказались обсуждать проблемы с собственностью своих клиентов.

Яблоневый Сад, общая стоимость которого исчисляется десятками миллионов долларов, по замыслу Генпрокуратуры должен стать очередной "обеспечительной мерой" в уголовном деле главы бухгалтерской компании ООО "ЮКОС-ФБЦ", обслуживающей предприятия ЮКОСа, Ирины Голубь. Госпожу Голубь еще осенью 2004 года обвинили в уклонении от уплаты налогов с организаций в крупном размере (ст. 199 УК РФ). По версии следствия, в 2000-2003 годах бухгалтер разработала для дочерних предприятий ЮКОСа схему ухода от налогов с использованием подставных, зарегистрированных в офшорах фирм. Всего таким образом якобы было похищено у государства около 77 млрд руб., которые акционеры потратили затем в том числе и на приобретение недвижимости.

За два прошедших с начала следствия года сотрудники Генпрокуратуры предприняли не менее десятка попыток найти и вернуть пропавшие миллиарды, "обеспечив" таким образом свои финансовые претензии к владельцам компании. Ранее в рамках дела Голубь арестовывались счета крупных нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, входящих в структуру ЮКОСа; пакеты акций, принадлежащие концерну; его многочисленные дома и офисы в центре Москвы. Теперь Генпрокуратура перешла от корпоративной к частной собственности владельцев ЮКОСа.

"Мы не раз обжаловали как постановление о возбуждении уголовного дела в отношении госпожи Голубь, так и основные финансовые претензии в рамках этого дела,– сказал Ъ один из адвокатов.– Однако все наши обращения в суды пока не были удовлетворены. Таким образом, обжаловать арест имущества не имеет смысла, пока не будут рассмотрены все остальные жалобы".