Напряжение офшоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Куда утекают "инвестиции" из подконтрольного Олегу Дерипаске "Иркутскэнерго"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::03.04.2013, Фото: "ИТАР-ТАСС"

Напряжение офшоров

Никита Кричевский

Compromat.Ru

Олег Дерипаска

Анализируя некоторые крупные сделки, которые могут стать частью «большой приватизации», «Новая газета» уже рассказывала о конфликте вокруг флагмана сибирской энергетики — ОАО «Иркутск энерго». Получив решение на аппаратном уровне, он спустился на новый — офшорный.

Напомним, что «Иркутск­энерго» на 50,2% принадлежит ОАО «Евро­СибЭнерго» Олега Дерипаски и на 40,0% — преимущественно государственному ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС». Отсюда и недавний конфликт между двумя ведущими акционерами вокруг внезапного и массированного финансирования менеджментом энергокомпании непрофильных активов. Скандал получил широкую прессу, породив множество вопросов.

В феврале этого года Правительство России одобрило сделку по продаже 40,0% акций ОАО «Иркутскэнерго», ныне находящихся в собственности «ИНТЕР РАО», полностью государственному ОАО «Роснефтегаз», а также признало утратившим силу прежнее решение 2011 года, по которому акции энергохолдинга должно было купить ОАО «РусГидро». Согласно практически единодушному мнению специалистов, если бы ценные бумаги перешли к «РусГидро», в дальнейшем контроль над ними мог бы неформально закрепиться за структурами Дерипаски, а это прямой путь к монополизации всего энергохозяйства Сибири.

Но этого не произошло, в том числе благодаря прямому вмешательству президента. Помните, как он устроил разнос под телекамеры энергетикам, в том числе главе «РусГидро» Евгению Доду. Говорят, что Дод с тех пор лучше стал отделять личную шерсть от государственной.

С момента избрания летом 2011 г. нынешнего совета директоров, большинство в котором, само собой, принадлежит ставленникам команды Дерипаски, был одобрен ряд сделок с организациями, аффилированными с контролирующим акционером, а также с дочерними и зависимыми обществами самого «Иркутскэнерго». По мнению «ИНТЕР РАО», большинство из одобренных в этот период сделок, прежде всего по выдаче займов и приобретению акций (долей), совершены исключительно в интересах мажоритария без учета интересов других акционеров.

Что это за сделки? Заключение новых и продление действующих договоров займа на сумму 21 млрд рублей; утверждение договоров купли-продажи акций или долей на 4,8 млрд рублей и 188,1 млн долл. США; финансирование НИОКР на 0,5 млрд рублей и прочие. Или вот такая сделка: 14 марта этого года совет директоров одобрил поручительство «Иркутскэнерго» перед ОАО «Газпромбанк» за ООО с говорящим названием «ИКС» по кредитной линии в 1,2 млрд рублей на срок до 16 марта 2021 г.

Знает ли об этом Дерипаска? Не уверен. Вполне вероятно, что менеджеры многопрофильного магната принялись «проявлять инициативу». Даже не вспомнив, что в том же совете директоров «Иркутскэнерго» кроме представителей материнского «ЕвроСибЭнерго» заседают уполномоченные от «ИНТЕР РАО», которым участившиеся сделки с непрофильными активами могут не понравиться. Бывает ведь так, что деньги из компании уходят — и не возвращаются.

И вот что важно: информация в массе своей публичная, и ознакомиться с ней может любой желающий. А уж тем более квалифицированные представители миноритариев.

Конечно, «Иркутскэнерго», зафиксировавшая по итогам 2012 г. 11,4 млрд рублей, может тратить деньги так, как считает нужным. Но, если посмотреть на данные бухгалтерского баланса внимательнее, всплывут очень занимательные детали.

Во-первых, в 2012 г. по сравнению с 2011 г. выручка компании возросла почти на четверть, точнее, на 23,6%. Похвально, но за тот же период себестоимость скакнула на 38,1%, а прибыль до налогообложения и чистая прибыль… снизились (соответственно, на 5,4 и 7,1%). Впрочем, всему миру известно, что затраты — важнейший источник внедивидендного получения доходов. От занижения «белых» внакладе опосредованно остается государство.

Во-вторых, в продолжение линии расшифровки затрат отметим, что за прошлый год себестоимость электроэнергии увеличилась сразу на 54,2%, тогда как тепловой энергии — всего на 5,4%, а расходы на подпитку систем и вовсе снизились на 6,5%. Хорошо бы узнать, с чего это себестоимость вырабатываемой на трех принадлежащих «Иркутскэнерго» ГЭС электроэнергии за год выросла более чем в 1,5 раза.

Наконец, в-третьих, если посмотреть на структуру предоставленных непосредственно в 2012 г. займов третьим лицам, то окажется, что их общая сумма увеличилась ровно в два раза, с 8,0 до 16,0 млрд рублей. Одновременно за исследуемый период на 26,5%, или на 4,8 млрд рублей, возрос общий объем обязательств компании, причем только в 2012 г. компания провела сразу шесть открытых конкурсов на право заключения договоров об открытии кредитной линии, по результатам которых были подписаны соглашения о кредитовании на общую сумму — внимание! — 11,4 млрд рублей. Зачем нужно было предоставлять новые займы на 8,0 млрд рублей и параллельно кредитоваться на 11,4 миллиарда? Ведь проценты будут много выше тех, что придут по уже предоставленным займам.

Правильно говорили Дерипаске: никому нельзя доверять. Если принять за основу версию о неподконтрольном главному акционеру обращении со средствами из «Иркутскэнерго», то возникает еще один вопрос: под какие проекты изымаются ресурсы? Нынче даже школьнику понятно: такие деньги на пошлый обнал не отправишь — засветятся.

И тут всплывает целый спектр «непрофильных» инвестиционных проектов — производство авиационных плит и компонентов для аэрокосмической промышленности, строительство центров обработки данных, собственный сталеплавильный завод и даже возведение 500 тыс. кв. м жилья, как пишут СМИ, в Иркутском районе. Может, кстати, журналисты ошибаются: все население Иркутского района на 1 января 2012 г. составляло всего 89,9 тыс. человек, а Иркутской области в целом — 2,4 млн человек.

Перед глазами стоит картина, на которой руководство «Иркутскэнерго» убеждает Дерипаску: «Мы стали смотреть, как рациональнее использовать прибыль, которую мы зарабатываем», «Хотим обеспечивать около 60% спроса на арматуру в Иркутской области и 70% — в Бурятии и Забайкалье», «С 2014 года войдем в тройку крупнейших застройщиков Иркутской области». Ну а то, что собственные основные средства остро нуждаются в модернизации, — так это, само собой, сделаем.

В общем, менеджмент «Иркутскэнерго» и его хозяева, похоже, представили себе картину из 90-х: берешь актив, палишь бухгалтерию — и концы в воду. Неспроста тому же Дерипаске давно ставятся в укор офшоры, толлинг, сокращение производства. Да и кому из сторонних наблюдателей понравится, когда по итогам 2008 г. в самый разгар кризиса единственный собственник ОАО «РУСАЛ Красноярск» начисляет себе дивиденды в размере 103,0% чистой прибыли или когда произведенный в России алюминий экспортируется по цене, устойчиво превышающей котировки Лондонской биржи металлов? Во втором случае при значительном снижении экспортной выручки (к примеру, в I полугодии 2012 г. на 9,7%) себестоимость реализации, то есть затраты, почему-то, наоборот, резко возрастали (в том же периоде на 11,6%). Не исключено, что по такой схеме РУСАЛ компенсировал трейдеру Glencore возникавшие убытки, а заодно выводил часть выручки в офшоры.

Сегодня любой, даже копеечный, след остается в компьютерных базах намертво. Раскрутить цепочку вывода денег в обратную сторону никакого труда не составит. К тому же, говорят, менеджмент «Иркутскэнерго» замер в ожидании скорого прихода нового миноритария — могущественного «Роснефтегаза». Материалов же для следователей наберется, как представляется, предостаточно.