Наследник по кривой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Следствие по расхищению творческого наследия художника Михаила Аникушина в очередной раз приостановлено

1198746177-0.jpg Правоохранительные органы не спешат вмешиваться в скандальную ситуацию, а вмешавшись, работают как в замедленном кино, словно все силы отняты разгонами Маршей несогласных. С такими темпами, когда власть, наконец, соберется открыть музей Аникушина, в нем просто нечего будет выставлять.

Мастерская без мастера

Вряд ли найдется в Петербурге человек, никогда не сталкивавшийся с творчеством скульптора Михаила Аникушина. Памятник Александру Пушкину на площади Искусств давно стал визитной карточкой города, как и монумент героическим защитникам Ленинграда.

Аникушин скончался в 1997 году, а в 2004-м правительство города решило для увековечивания памяти народного художника СССР, почетного гражданина Петербурга создать в мастерской скульптора в Вяземском переулке мемориальный музей-мастерскую под эгидой Городского музея городской скульптуры.

Впрочем, пока в инстанциях решали, каким образом в мастерской Аникушина открыть музей скульптора, здесь преспокойно проживал его внук Адриан со своей супругой. И не просто проживал, но, как утверждают его мать и тетя Вера и Нина Аникушины (дочери Михаила), активно расхищал творческое наследие великого деда, не имея к нему, наследству, никакого законного отношения.

В 1997 году, незадолго до смерти, Михаил Аникушин составил нотариально заверенное завещание, по которому делил свое имущество, включая и авторские права, на три части: своей супруге Марии Литовченко (также известному скульптору) и двум дочерям – Вере и Нине. Литовченко пережила мужа всего на несколько лет. После смерти в 2003 году ее часть наследства досталась поровну дочерям. О внуке в завещаниях и речи не шло. Впрочем, сам Адриан считал себя вправе самовольно распорядиться вещами и работами деда, хранившимися в мастерской в Вяземском переулке, где он прожил вместе со своей супругой Софьей Рисовой несколько лет. За это время Адриан со своими приятелями, благо мать свою и тетушку в мастерскую он практически не допускал, якобы сумел изрядно проредить творческое наследие Михаила Аникушина. По предварительным данным, немалая часть вещей была из мастерской вывезена, другая оказалась передана на реализацию в антикварные магазины и галереи Петербурга и Москвы или оказалась в руках частных коллекционеров. Многие пластилиновые модели, оставшиеся после смерти Аникушина, оказались использованы для создания гипсовых отливок, которые Адриан с приятелями, по словам Нины Аникушиной, также пытался реализовать, подписывая то именем деда, то собственным. Исчезли из мастерской также вещи и произведения покойной Марии Литовченко.

Внук – деду

15 февраля 2007 года дочери Аникушина обратились с заявлением в Петроградское РУВД, требуя возбудить уголовное дело на Адриана Аникушина и остальных виновников разворовывания наследия покойного скульптора. Поначалу в Петроградском РУВД уголовное дело возбуждать отказались – мол, не наблюдается состав преступления. Затем, уже в апреле, после настойчивой переписки дочерей Аникушина с разными инстанциями, в Петроградском РУВД все же согласились, что уголовное дело по данной истории стоит возбудить. Правда, лишь после соответствующего указания районной прокуратуры. Да и действия Адриана милиционеры квалифицировали не как кражу, а всего лишь как самоуправство. По этой статье и ответственность ниже, и срок давности преступления короче. Стоимость похищенного даже приблизительно оценить довольно затруднительно, ведь среди пропавшего не только предметы антиквариата, но и произведения выдающегося скульптора, цена которым – миллионы рублей.

Многие из оставшихся вещей оказались серьезно повреждены, как, например, скульптурный портрет авиаконструктора Яковлева, который был замазан сверху грубыми мазками гипса и подписан в качестве автора Адрианом Аникушиным. Или более полутора десятков эскизов фигур к монументу героическим защитникам Ленинграда, которые сбросили как попало в деревянный ящик, в результате чего даже реставрировать их стало невозможно.

В деле менялись следователи, писались бумаги, однако, по словам Нины Аникушиной, для поиска вывезенного из мастерской имущества никаких реальных шагов не предпринималось. Даже когда Вера и Нина Аникушины самостоятельно установили местонахождение ряда вещей и сообщили об этом в Петроградское РУВД, там даже не попытались принять какие-либо меры к тому, чтобы эти предметы были возвращены законным владельцам.

По-прежнему в «Новых галереях» Центрального дома художника в Москве находятся бронзовый портрет Пушкина и две фигуры Чехова. В петербургском антикварном магазине на Большой Монетной был выставлен скульптурный портрет Ольги Усовой (Усова – дальний потомок Пушкина), который почему-то подписан как портрет Агриппины Вагановой. (Эта скульптура была продана аспиранту Академии художеств, гражданину Китая.) Не искало следствие похищенных вещей ни по друзьям Адриана, ни по родственникам его супруги или родственникам отца Адриана, живущего ныне в США Юрия Шестова, где предположительно они и могут быть спрятаны.

Как его посадишь? Он же памятник!

В Следственном комитете при МВД России жалобы сестер Аникушиных на качество следствия в Петроградском РУВД были проверены, и, как ответил им в сентябре этого года начальник организационного управления Следственного комитета при МВД Муссов, «факты неприятия действенных мер по установлению местонахождения художественных ценностей нашли свое подтверждение». Нерадивых следователей Панютину и Пишинского даже привлекли к дисциплинарной ответственности.

Однако всплеска активности следствия хватило ненадолго – чтобы в октябре провести обыск в квартире родственников жены Адриана на Петроградской стороне, где немалая часть вещей из мастерской Аникушина и обнаружилась. На этом запал прошел: 19 ноября очередной следователь Петроградского РУВД (уже третий по счету) принял решение производство по делу приостановить, поскольку, хотя местонахождение главного подозреваемого Адриана Аникушина установлено, но каких-либо возможностей привлечь его к ответственности нет – по некоторым данным, он выехал к отцу в США. При этом совершенно непонятно, как отсутствие подозреваемого может помешать милиции искать похищенное?

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::26.12.07