Настоящая работа Володи: охота за диссидентами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Путин начинал карьеру в пятом отделе

Оригинал этого материала
© "La Repubblica", Перевод "Инопресса.Ру", origindate::12.07.2001, "Путин, ложь о КГБ", Фото: "Коммерсант"

Настоящая работа Володи: охота за диссидентами

Джузеппе д'Аванцо (Giuseppe D'Avanzo)

Converted 11809.jpg Кому быть преемником Бориса Ельцина? Кто станет этим нужным человеком? Владимир Владимирович Путин, директор нового КГБ, переименованного в ФСБ, тот ли это нужный человек? Любимейшая дочь Старика, Татьяна Дьяченко, «молодой реформатор» Анатолий Чубайс, глава президентской администрации Александр Волошин, олигархи Борис Березовский, Роман Абрамович, Александр Мамут, занимавший руководящую должность в аппарате президента Валентин Юмашев, иными словами, Семья, окружавшая Старика, но, правильнее было бы сказать, правившая вместо него, обсуждали этот вопрос, пребывая в состоянии глубокой обеспокоенности. Накопленное богатство, политическая власть, свобода и будущее клана, разграбившего Россию, всего этого можно было в одночасье лишиться. Володя Путин, «маленький бесцветный человек», давал гарантии, он был преданным, таким он остается и сейчас. Буратино в руках других Буратино.

Было решено, что к Борису Ельцину пойдет Валентин Юмашев. Валентин, с лицом неожиданно состарившегося ребенка, был не только главой аппарата президента и постоянным спутником президента, он был советником, которому удавалось подводить Старика к решению, которое семья уже сочла наиболее полезным.

Дело в том, что летом 1999 года события начали развиваться слишком стремительно. Пользуясь покровительством бдительного, угрюмого, крайне заинтересованного премьер-министра Евгения Примакова, генеральный прокурор России Юрий Скуратов сумел наладить сотрудничество с генеральным прокурором Швейцарии Карлой дель Понте. В результате было начато расследование, затронувшее интересы всех представителей семьи. Карла дель Понте получала из России информацию и направляла ходатайства об оказании юридической помощи, поступающие из Москвы, в лабиринты швейцарского расследования. Ей удалось добиться блокирования имущества фирм «Андава» и «Форюс», принадлежащих Березовскому. Она наложила арест на 40 текущих счетов высокопоставленных кремлевских чиновников, во главе с «казначеем» Павлом Бородиным, управляющим делами президента. Этой упрямой женщине удалось блокировать счета «Мабетекс» и «Мерката Трейдинг», которым была отведена роль «кошелька» в кремлевской коррупционной системе. Со счета главы «Мабетекс» Беджета Паколли снимались средства на погашение расходов по трем кредитным картам, предоставленным в распоряжение Старика и его дочерей, Елены и Татьяны. Но, самое ужасное, заключалось в том, что популярность Примакова, как показывали итоги опросов общественного мнения, поднималась также быстро, как ртуть в термометре. Разве можно было в подобных условиях довериться Примакову?

«Ельцина также волновала проблема выбора преемника, - рассказывает Борис Березовский. - Я говорил об этом с Татьяной, Волошиным и Юмашевым. Мы оказались в сложном положении. С одной стороны - Примаков; с другой - вопросительный знак. Я полагал, что преемником Бориса может стать Путин. Я просил считать его одним из кандидатов. Конечно, я сам был не до конца уверен. Я испытывал некоторые сомнения в связи с его деятельностью в КГБ. Вместе с тем, мне казалось, что доводы в его пользу перевешивают доводы против кандидатуры. Я встретился с Володей в Биарритце летом 1999 года. Мы долго беседовали, и я решился. Я говорил с Ельциным о кандидатуре Володи, но я знал, что дорога перед Путиным будет открыта, лишь в том случае, если Юмашев справился с заданием».

Борис Ельцин выслушал Юмашева с обычным рассеянным видом. Юмашев подумал, что старик его не слушал, и даже, если он его слушал, то ничего не понял. Несколько мгновений спустя Юмашев понял, что ошибался. Борис Ельцин медленно поднял взгляд на советника, и с неожиданной яростью сказал: «Путин? Этот малыш в Кремле? Забудьте о нем … это невозможно!».

Но события стали развиваться совсем по-иному.

Путин жил не одной жизнью. Их было, по крайней мере, три. Или, иными словами, в его жизни пересеклись три пути. Они сформировали Путина сегодняшнего и обусловили поведение Путина завтрашнего.

Одной жизнью он жил в Дрездене, второй - в Санкт-Петербурге, третьей - в Москве.

В первой жизни он был офицером КГБ. Во второй - словоохотливым и непринужденным в общении муниципальным чиновником, на завершающем этапе существования Советского Союза и КПСС. В третьей жизни он вновь стал шпионом, «доверенным лицом» олигархов и преемником Ельцина, а потом и президентом России. Эта обедневшая, напуганная страна безмолвно наблюдает за возвращением во власть методов, людей и культуры некоего подобия пост коммунистического КГБ. Если возникнет желание рассказать о жизни президента России, следует начать с Дрездена, с деятельности Путина в КГБ, и сформулировать первый вопрос: чем занимался Путин в секретной службе?

О своей работе в КГБ Путин, в своем интервью Наталье Геворкян, Наталье Тимаковой и Андрею Колесникову, рассказал следующее: «Я был принят на работу в КГБ в 1975 году. Вначале меня направили в секретариат Управления, а потом в управление контрразведки, где я проработал около 5 месяцев… Во время обучения на шестимесячных курсах на меня обратили внимание руководители службы, занимавшейся международными вопросами. С самого начала мне стало понятно, что меня готовили для работы в Германии, потому что меня всячески подталкивали к изучению немецкого языка…».

Попасть на работу в Первое управление, «зарубежную ветвь» КГБ, удавалось не всем, даже очень способным. «Попасть на работу в это управление стремились многие представители многочисленной советской бюрократии», - говорил Олег Гордиевский, ставший перебежчиком, полковник КГБ и «резидент» в Лондоне до 1985 года.

Каждый год за 300 мест в Институте Андропова боролись дети номенклатуры: «порочные дети высокопоставленных родителей, приводивших в действие все свои связи». В зависимости от опыта и уровня школьной подготовки слушатели направляются на одно, двух или трехгодичные курсы.

Владимир Путин ничего не рассказывает о том, как его готовили к работе секретным агентом. Он уклоняется от ответа. Он предпочитает молчание, «за которым пытается скрыть качество и количество работы, выполненной для КГБ», - отмечает Наталья Геворкян. Прежде сего, он не объясняет, как ему, сыну рабочего Владимира Спиридоновича удалось стать членом «клуба избранных» Первого Центрального Управления. Это первая тайна жизни Путина. Поскольку весьма сомнительно, чтобы Володя действительно стал представителем одного из элитарных кланов советского руководства, называвшегося Первым Главным Управлением.

Подполковник запаса «В» (газета намеренно не называет его имени, но располагает о нем подробными данными, благодаря письму, направленному в редакцию «Репубблика») проработал в КГБ/ФСБ 15 лет. 5 января 2000 года, устав от чтения «небылиц», публикуемых в газетах, «В» написал письмо, которое, однако, так и не было напечатано, Владимиру Иванидзе, лучшему журналисту в постсоветской России, занимающемуся независимыми расследованиями и работающему в издании «Совершенно секретно». «В» утверждает: «Путин говорит, что работал в Первом Главном Управлении, ПГУ. Я не думаю, что это возможно. С 1 февраля по 30 июня 1976 года я вместе с другими 25 слушателями прошел курс обучения в Академии КГБ. Среди нас был и Путин, но наша группа не готовилась и не имела никакого отношения к ПГУ. Наша группа готовилась для «пятерки», иными словами, для управления по «борьбе с идеологическими диверсиями противника». Таким образом, Владимир Владимирович Путин начинал не в Первом Главном Управлении, а в «пятом отделе» ленинградского управления КГБ, занимавшимся «промыванием мозгов» диссидентов и им симпатизирующих. Кроме того, было совсем непросто попасть в Первое Управление. Туда не брали без хорошей подготовки, тем более, «добровольцев», как о себе говорит Владимир Владимирович. Вне всякого сомнения, Путин в течение трех или четырех лет работал в «пятерке», возможно, потом люди из ПГУ и обратили на него внимание. В любом случае, я считаю нескромным, как это некоторые делают, ставить на одну доску Владимира Путина и Гарольдом Филби.