Нас называют врагами России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Нас называют врагами России После расформирования российской пограничной группировки десятки военнослужащих в Таджикистане оказались брошенными на произвол судьбы. Таджикским властям они не нужны, а российские отказываются предоставлять им жилье в стране, которой они служили верой и правдой не один десяток лет.

"-У нас здесь жизнь и так была на букву «х», в смысле плохая. А после расформирования частей стало еще хуже. Чтобы побыстрее вывести группировку, военнослужащих заставили массово писать рапорта на увольнение без предоставления жилья, – рассказывает Ирина Сладкова, супруга офицера. Она создала организацию «Вече», отстаивающую права российских военнослужащих и их семей в Таджикистане. К ней обращаются за помощью те, кого командование поспешило списать в запас и забыть в чужой стране. А таких семей несколько сотен. – Ни Таджикистану, ни России они не нужны, и деваться им некуда. Ее муж Сергей, полковник погранвойск, в таком положении находится уже более десяти лет. Все это время командование под разными предлогами пытается его уволить в запас. А Сладков уходить со службы без квартиры, положенной ему по закону, не желает. Он приехал служить на афганскую границу в 1979 году. Вначале это была трехмесячная командировка. Затем ее продлили еще на три месяца. Затем еще. В результате Сладков так и остался в Таджикистане. Служил в Московском погранотряде, а в 1993 году его перевели в Душанбе на должность заместителя службы собственной безопасности. – Здесь гражданская война тогда шла. В городе страшно было. Людей резали и убивали не меньше, чем в Чечне, – вспоминает Ирина. Сладковым повезло, все остались живы. Зато в 1995 году началась реорганизация погранвойск, подразделение, в котором служил Сергей, упразднили. А боевого офицера, успевшего повоевать три года в Афганистане, уволили в запас, якобы по состоянию здоровья, без жилья и компенсаций. С таким положением дел Сладков мириться не стал и через суд восстановился в должности. Всего Сергея увольняли в запас 4 раза, и каждый раз он возвращался назад. В результате неуступчивый полковник оказался в уникальной ситуации. После расформирования группировки в Таджикистане осталось 280 российских пограничников в статусе «советников» и – Сладков. Он восстановлен в должности, которой фактически нет с 1995 года. Регулярно получает зарплату, но не может приступить к несению службы, потому что круг его обязанностей не определен. Уйти в отпуск Сладков тоже не может, потому что рапорт об отпуске должен подписывать его непосредственный начальник. Попутно Сладков продолжает бороться за жилье. Сейчас у него есть постановление Верховного суда о выделении ему трехкомнатной квартиры в Твери, где живут родственники Сладкова. Вот только квартиры нет до сих пор. – Жилищный вопрос решает Москва, – сообщили «Родной газете» в руководстве оперативной группировки ФСБ в Таджикистане. – Мы квартиры в России не распределяем и помочь военнослужащим ничем не можем. У нас тут живут десятки контрактников и офицеров, у которых есть постановление суда о предоставлении квартиры. Да только где взять для них жилье, мы не знаем. – Как так не знают? – удивляется старший прапорщик Олег Харитонов. Он служил в группе спецразведки и сейчас выведен за штат. – Когда я подписывал контракт, одним из условий было предоставление жилья. За это жилье я 11,5 года рисковал жизнью, лазая по горам и выслеживая караваны контрабандистов. А теперь они не знают, где найти денег на квартиру. Вот и получается, что я бомж. Жилья в Таджикистане у меня нет и в России нет. В декабре прошлого года российские военнослужащие в Таджикистане уже пытались протестовать, но власть их не услышала В положении Харитонова находятся еще 60 разведчиков из его подразделения. Бомжем себя называет и Владимир Исмаилов. Он вертолетчик. Приехал в Таджикистан из Балашова, там у него была квартира. Но пока Владимир защищал рубежи Родины, его супруга оформила развод и переписала жилплощадь на себя. Теперь, когда часть расформировали, он оказался на улице. Поехал в Россию, жена не пустила, в Таджикистане тоже жить негде. И теперь высококлассный летчик уже несколько месяцев скитается по знакомым и живет на случайные подработки. – Когда в начале 1990-х в Таджикистане шла резня, нас всех сюда заманивали жильем. Обещали выделить квартиры в любом регионе, – говорит подполковник Александр Алексеев. Он прослужил 25 лет. Но жилья так и не получил, его уволили в запас с формулировкой «Несоблюдение условий контракта, без последующего выделения жилья». Офицер утверждает, что обвинения против него были сфабрикованы. По словам Ирины Сладковой, практически каждое увольнение военнослужащего в запас проходило с нарушением закона. – У нас некоторых и вовсе выкинули на улицу, – рассказывает Ирина. – Например, военнослужащих госпиталя погранвойск в/ч 2528, которые проживали на территории части, выселили без предоставления жилых помещений. А сейчас еще начались аферы с жилищными сертификатами. Впрочем, люди, сумевшие получить сертификаты, тоже не в восторге. – Недавно с этими бумагами наши мужики поехали прицениваться к жилью в России. Назад вернулись в шоке, оказывается, этих денег не хватает, чтобы оплатить даже треть стоимости квартиры, – вздыхает Ирина. – А откуда у военного могут быть сбережения, чтобы выплатить остальную часть стоимости? Жизненные условия, в которых оказались семьи военнослужащих, ухудшаются с каждым днем. В прошлом году таджикские власти попытались закрыть школу, где учились более 500 русских детей. Учреждение удалось отстоять. Правда, учителя уже год работают без зарплаты. Между тем на тех, кто пытается бороться за свои права, оказывается жесткое давление. – Нас вызывают в посольство и называют врагами России, – говорит Ирина. – А куда-то жаловаться бесполезно. Мы уже написали десятки писем и президенту России Путину, и президенту Таджикистана Рахмонову, обращались и в суды, и в прокуратуры. Все бесполезно. У солдат и офицеров осталась только одна надежда на Европейский суд по правам человека. Сейчас в Страсбургском суде уже лежат 8 исковых заявлений от пограничников и военнослужащих 201-й мотострелковой дивизии. – Поверьте, нигде в мире защитников отечества не вынуждают жаловаться на страну, которую они защищают. Такое возможно только у нас, – говорит юрист фонда «Право матери» Мария Михеева. ФАКТ По данным Министерства обороны РФ, в улучшении жилищных условий и приобретении собственного жилья в России нуждаются 161 900 семей военнослужащих. Из них 80 600 военным требуется постоянное жилье, 49 800 – служебное жилье и 31 тысяче семей военнослужащих – улучшение жилищных условий. При этом наибольшее количество бесквартирных военных служит в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге, Ленинградской области, а также в Калининграде, где цена жилья превышает среднюю по стране в 3–4 раза. Покупать квартиры в этих регионах Министерство обороны не в состоянии. Редакция благодарит фонд «Право матери» за помощь в подготовке материала. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации