Наука превращать в «шпионов»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Наука превращать в «шпионов» FLB: Впервые этот приём – управление судом присяжных – был опробован ФСБ на деле красноярского физика Валентина Данилова

"      На первом плане директор ФСБ РФ Александр Бортников            Химик Лев Фёдоров            Химик Вил Мирзаянов            Физик Валентин Данилов       Мастера «шпионских» дел Почему ФСБ продолжает карательные традиции «Смерша» “С течением времени меняются не только люди, режимы, события, но и праздники: одни исчезают, другие возникают, третьи видоизменяются… В нашей стране, пожалуй, только два праздника остаются почти неизменными – День милиции (теперь полиции) и День КГБ–ФСБ (ввиду засекреченности ведомства я даже не знаю, как теперь называется этот корпоративный праздник. Впрочем, это и неважно)”, - пишет Григорий Пасько в октябрьском номере “Совершенно Секретно” . “Если день поли(мили)ции проходит бурно и с кучей восторженных артистов всех мастей, то день чекиста (так они себя со времён Дзержинского называют) проходит почти втихаря. Народу намёками дают понять, что этот праздник поглавнее других будет, а то и самый главный. Именно этим можно объяснить ритуал появления на этих полузакрытых праздниках президента страны. Если появление президента – бывшего чекиста можно было бы объяснить его ведомственной принадлежностью, то появление президента – нечекиста можно было объяснить одним: его туда послали. В прошлом году президентом был Дмитрий Медведев. На полузакрытом сборище с празднуемыми чекистами Медведев озвучил цифры, которыми, как нетрудно догадаться, снабдили его лубянские же аналитики (цитирую по РИА «Новости»): «...Российские спецслужбы в течение 2011 года пресекли деятельность 199 шпионов, осуществлявших разведывательную деятельность в интересах иностранных государств. Среди разоблачённых шпионов оказались 158 агентов и 41 кадровый сотрудник зарубежных спецслужб» . О шпионах и поговорим. Вдумаемся в цифру – 199! То есть каждые два дня в году доблестные чекисты спасали нас с вами и нашу страну от коварных врагов. А мы и не знали об этих героических трудовых буднях бойцов невидимого фронта. Узнали об этом только в конце года, хотя по идее об этом надо было трубить ежедневно. И ежедневно надо было давать награды доблестным контрразведчикам. При этом желательно с подробным описанием сути подвига каждого чекиста. А ещё, желательно, – с подробными репортажами с судебных заседаний по каждому из пойманных шпионов. Печально, конечно, что доблестные невидимые защитники родины так скромны, что нам даже ничего не известно ни об одном из судебных процессов над марширующими по стране ротами иностранных агентов. Сотрудники ФСБ так скромны, что в СМИ не просочилась ни одна «информашка» ни об одном из 199 судебных процессов. Скольких детективных историй и героических эпизодов из жизни российских абелей-джеймсбондов мы лишились! Страна лишилась: ведь на примерах наших спецслужб всегда, со времён песенки про пуговку («а сшиты не по-русски короткие штаны…»), было принято воспитывать подрастающее поколение. Много вы помните судебных процессов за прошлый год? А фамилий тех, кому «за маленькую пуговку большой-большой почёт»? И тут напрашивается крамольная мысль: если процессов не было, может, и шпионов-то не было? Может, цифирка-то липовая? А ведь были времена, когда статьи об очередном пойманном шпионе (так ещё до судебных процессов сами чекисты называли тех, кого они арестовали и обвинили) – непременно с фотопортретом! – буквально не слезали со страниц газет и журналов. Правда, почти все СМИ никак не хотели признавать в обвинённых именно шпионов. Вспомним многочисленные процессы конца 90-х годов прошлого – начала этого века. Вспомним имена тех, кого КГБ–ФСБ упорно называла (и кое-кого до сих пор продолжает называть) шпионами и врагами родины: Вил Мирзаянов, Лев Фёдоров, Платон Обухов, Александр Никитин, Владимир Сойфер, Владимир Щуров, Валентин Моисеев, Валентин Данилов, Анатолий Бабкин, Оскар Кайбышев, Игорь Сутягин, Олег Коробейничев, Юрий Хворостов, Валерий Ковальчук, Иван Петьков, Игорь Решетин, Сергей Визир… И это далеко не полный список! Буквально недавно были осуждены ещё двое – Евгений Афанасьев и Святослав Бобышев. Это только те, о которых писали много и часто. А были ещё десятки, о которых писали мало и нечасто. А сколько тех, о которых вообще не писали? И было у этих процессов общее – принадлежность большинства осуждённых «шпионов» к числу учёных . Сегодня наш рассказ – о деле красноярского физика Валентина Владимировича Данилова. На этом примере попытаемся понять, как же так случилось, что именно учёные стали массовым классом – перебежчиком в стан «потенциальных врагов» . Может, учёные эти носят штаны, сшитые не по-русски? Может, пуговка их выдаёт? ЗеКа Данилов Руководитель Красноярского теплофизического центра при Красноярском государственном техническом университете Валентин Данилов был осуждён по статьям 275 и 159 УК РФ – государственная измена и мошенничество – в ноябре 2004 года. Суд определил ему наказание в виде 14 лет лишения свободы. За решёткой он уже 8 лет. Начиналось как в плохом детективе. 18 апреля 2001 года сотрудники регионального управления ФСБ по Красноярскому краю предъявили неназванному ими учёному из Красноярска обвинение по статье 275 УК РФ – государственная измена в форме шпионажа. Как сообщало ИТАР-ТАСС, «учёный обвиняется в выдаче сведений, составляющих государственную тайну, из корыстных побуждений. Он занимается разработками в области космической техники. По заключению специалистов, передача такого рода сведений наносит ущерб внешней безопасности России. Они позволяют получателю информации «существенно сократить временные и финансовые затраты, необходимые для разработки и создания космических летательных аппаратов». Учёный заключён под стражу. Следствие по этому делу ведёт красноярское УФСБ. В пресс-службе УФСБ отметили, что фамилия учёного в интересах следствия не разглашается» . Уже само это сообщение информационного агентства вызывало множество резонных вопросов и как минимум иронических замечаний. Но, как говорится, не будем стрелять в тапёра: лучше играть он, видимо, просто не умеет. Отметим сразу, что засекречивать очевидное в наше время глупо и непрофессионально. Фамилию задержанного учёного – Данилов – назвали коллеги, которые сразу же выступили с открытым письмом в его защиту . В письме, подписанном 20 ведущими учёными Красноярска во главе с академиком Кириллом Александровым, подчёркивалось, что подозрения в адрес учёного Валентина Данилова необоснованны. Потом этих писем-обращений было множество. Ни на одно из них ни ФСБ, ни президент «родом» из ФСБ, ни прокуроры, ни суды не ответили: эпоха шпиономании продолжалась. Ведь до этого уже было несколько громких процессов: в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке… Между тем, выяснилось, что дело в отношении Данилова было возбуждено по факту подписания им контракта со Всекитайской импортно-экспортной компанией точного машиностроения . Он должен был изготовить исследовательский стенд, моделирующий комплексное воздействие космической среды на спутники. Как заявили коллеги Данилова, гриф секретности с исследований учёного был снят ещё в 1992 году. Отмечалось также, что в содержании контракта с китайцами нет ничего секретного – все работы могли быть выполнены на основе материалов, содержащихся в открытых публикациях . Тогда же стало известно, что Данилов около 20 лет занимался проблемами комплексного воздействия космической среды на спутники. Дело в том, что солнечная активность приводит к электризации космического аппарата на орбите. Сильный заряд может вывести из строя электронную начинку, в результате спутник рискует потерять управление. Красноярское НПО прикладной механики, где работал Данилов, разрешило эту проблему, причём много лет назад . «Актуальная задача. Ею занимался не только Данилов. Ею занимались многие организации в нашей стране, за рубежом. То есть все страны, которые выпускали спутники, они вокруг этой проблемы каким-то образом ставили задачи, создавались творческие коллективы, и Данилов был одним из таких ярких исполнителей этой задачи. Во многом благодаря его энергии, его уму, его знаниям проблема была решена» , – заявлял заведующий кафедрой теплофизики Красноярского ГТУ Вадим Славин. Ещё Славин отметил: «В тот момент, когда контракт заключался, казалось, никаких препятствий для его заключения нет. Прошло полгода, контракт выполнялся. И вдруг совершенно неожиданно Данилов был задержан на три дня. ФСБ предъявило ему обвинение в разглашении государственной тайны» . Хочу обратить внимание читателя на одно обстоятельство. Дело в том, что ни перестройка, ни последующие изменения в стране не привели к уничтожению так называемых первых отделов в институтах и университетах, научных центрах и лабораториях. Первый отдел – это рудимент СССР и КГБ, оставшийся в наследство государству, так и не сумевшему изжить этот институт тайного сыска. Помимо общего надзора чекисты первого отдела наряду с другими специалистами участвовали по долгу службы в том числе и в подписании контрактов с иностранцами. То есть ставили свою галочку. В контракте Красноярского центра теплофизики их закорючка тоже должна была быть (и, как мне сказали, была!). То есть вместе с Даниловым в лагерном бараке сейчас должен находиться и начальник первого отдела центра или университета. Но не находится почему-то. Почему? Потому что КГБ–ФСБ – это «жена Цезаря», которая всегда вне подозрений? Или же потому, что от начала до конца вся история с Даниловым была инициирована самими чекистами? Для информации. Бывший премьер-министр Михаил Касьянов как-то приводил такие цифры: до правления В. Путина количество прикомандированных в различные организации, структуры и ведомства сотрудников ФСБ составляло только 13%, за первый срок его президентства (2000–2004) их число выросло до 20%, а за второй срок (2004–2008) – до 45%, а в некоторых структурах до 70% (http://www.mhg.ru/news/CBDE4CE). В принципе, силовики во власти везде ставят своих людей, отсюда и большое их присутствие в научных организациях. Как бы там ни было, а 29 декабря 2003 года на заседании коллегии присяжных заседателей Красноярского краевого суда был вынесен… оправдательный вердикт по всем пунктам обвинения физику Валентину Данилову . Собственно в том, что Данилов будет оправдан непредвзятым судом присяжных, никто и не сомневался. Сомнения были в другом: в том, что решение присяжных останется в силе, потому что на оправдательный приговор было принесено кассационное представление прокуратуры. В тот период мы и встретились с Валентином Владимировичем. К тому времени я, после двух отсидок в тюрьме и лагере строгого режима, уже был на свободе и кое-что знал про обвинения в шпионаже и государственной измене. Поэтому сразу сказал: кассационное представление будет удовлетворено, а дело будет передано в новый суд на новое рассмотрение. Оптимист Данилов отказывался верить в это. Но так оно и случилось . Не могло не случиться. В нашей стране ФСБ сильнее закона и суда. Эта «контора» не терпит несогласия ни в чём. Единственный раз, когда она отступила, – случай с Александром Никитиным: оправдательный приговор вступил в законную силу независимо от негодования ваятелей того липового уголовного дела. (Хотя я не помню факта наказания кого-либо за то дело. Более того, идейный вдохновитель дела Виктор Черкесов и сейчас на видных постах чекистского государства). Вскоре ФСБ научилась управлять и судами присяжных. Кстати, впервые, пожалуй, этот приём – управление судом присяжных – был опробован на деле Данилова . Когда 9 июня 2004 года дело было возвращено Верховным судом РФ на новое рассмотрение, формирование второго состава суда присяжных проходило уже под неусыпным контролем ФСБ. Присяжным был задан хитро сформулированный судом вопрос, в основе которого была фраза о том, подписал ли Данилов контракт или не подписал? Дело в том, что Данилов и сам не отрицал своей подписи. А вот вопроса о том, составляют ли сведения, содержащиеся в контракте, государственную тайну, в этой формулировке не было. Получалось, что Данилов виновен в том, что он подписал контракт. А что там было в контракте, секретно ли это – присяжные не обсуждали . 24 декабря 2004 года Красноярский краевой суд признал виновным физика Валентина Данилова в государственной измене и приговорил его к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Помимо этого, суд обязал Данилова выплатить Красноярскому теплофизическому центру 466 тысяч рублей, которые обвиняемый якобы похитил обманным путём. Коварная 275 статья Был бы человек… а статья найдётся. Так звучит народная мудрость. На самом деле такая статья в Уголовном кодексе РФ есть – 275. Государственная измена называется. Прочитаем её внимательно: «Государственная измена, то есть шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершённая гражданином Российской Федерации…» Формулировки в статье – более чем расплывчатые. Начну с того, что единого перечня сведений, составляющих государственную тайну, в нашей стране нет. Закон о гостайне предусматривает наличие отдельных перечней в каждом заинтересованном ведомстве. Таким образом, тайна есть ведомственная, но никак не государственная . Никому из юристов до сих пор не ясен термин «иное оказание помощи». Если пионер Вовочка поможет перейти дорогу пожилой бабушке-англичанке, то он шпион? Согласно букве закона – несомненно. Ведь он оказал «иную помощь». Не прояснён вопрос и с «иностранным государством». Продавцы-иностранцы, к примеру, на московских рынках – это явные представители иностранного государства. Если пионер Вовочка купит у них бананы, то он явно и автоматически становится государственным изменником . Далее. Что такое «враждебная деятельность»? В чём, например, она выражалась в действиях Данилова? В том, что он подписал контракт? Далее. Ни в одном (!) так называемом шпионском деле ни разу не был установлен ущерб, якобы нанесённый внешней безопасности страны. Более того, до сих пор нет методик по определению этого ущерба «внешней безопасности», хотя уже давно существуют методики по определению ущерба более эфемерного – морального. Почему нет методик? Да потому что они не нужны главной заинтересованной во всех этих шпионских делах «конторе» – ФСБ. Понятно, что и расплывчатость формулировок закона выгодна этой же организации. Плюс подручные суды присяжных… Плюс ручные суды… Плюс эксперты, прикормленные из рук ФСБ… Плюс закрытость судебных процессов… При таком обилии выгодных для ФСБ условий никто, кроме адвокатов, не обращает внимания на отсутствие в таких делах доказательств вины подсудимого именно по статье 275. А на случай абсолютного отсутствия этих самых доказательств по ст. 275 ФСБ всегда пристёгивает ещё парочку второстепенных статей – чтобы запугать общественность и суд присяжных и придать веса ветхому делу . Кстати, об ущербе. В деле Данилова он всё же был. Только нанесли его стране не Данилов и институт, а сотрудники ФСБ: контракт со Всекитайской экспортно-импортной компанией точного машиностроения на изготовление испытательного стенда для моделирования воздействия космического пространства на искусственные спутники Земли и на разработку программного обеспечения такого моделирования должен был принести институту около трети миллиона долларов . У чисто «эфэсбэшных» дел много признаков, кроме названных выше. В их числе: содержание обвиняемого под стражей задолго до начала судебного процесса; оказание влияния на общественное мнение через «свои» СМИ; игнорирование всех заявлений и ходатайств защиты; запугивание адвокатов; наличие сомнительных и второстепенных свидетелей… Ещё признак: уже после вынесения приговора судом первой инстанции, как правило, следует снижение срока на один год Верховным судом РФ. Выглядит это как элемент лёгкого издевательства. Кроме того, практикуется лишение осуждённого по 275-й статье права на УДО путём наложения абсурдных взысканий во время нахождения в колонии. Так, Данилова уже лишали этого права, наложив на него взыскание... При этом на осуждённого всячески давят, буквально вынуждая его писать ходатайство о помиловании, признавая свою вину. Данилов написал такое ходатайство. Но его отклонили. Издевательство? Ещё бы! Разумеется, учёная общественность не молчала. В защиту Данилова неоднократно выступали коллеги-учёные, известные юристы и правозащитники. Ведущие российские физики, среди которых семь академиков и десять членов-корреспондентов Российской академии наук, подтвердили, что основные результаты исследований Валентина Данилова уже давно были опубликованы в открытых изданиях, а потому не могут являться государственной тайной . Лауреат Нобелевской премии академик Виталий Гинзбург назвал так называемые шпионские дела учёных Валентина Данилова и Игоря Сутягина «липовыми процессами, организованными определёнными кругами, которые хотят заработать на этом деле капитал» . Академик особо подчеркнул, что «такие процессы наносят огромный вред нашей стране» . В апреле и в октябре 2007 года Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ) дважды рассматривала проблемы российских учёных, осуждённых по делам, сфабрикованным ФСБ. Дважды принимались жёсткие резолюции с требованием освобождения незаконно осуждённых учёных. Увы, увы… Российским властям и зависимым от них судам чихать на эти резолюции. Власть КГБ–ФСБ – мстительная власть. Как писал Сергей Довлатов, «КГБ – обидчивая псина. Худо тому, кто её оскорбляет. Но гораздо хуже тому, кто её игнорирует» . Чем больше в СМИ писали о несправедливом приговоре физику Данилову, тем более мстительной становилась лубянская власть. Отсюда – отклонение ходатайства Данилова о помиловании, затем о переводе в колонию-поселение… Основания находятся абсурдные. Так, основанием для отказа в переводе в колонию-поселение стало не снятое взыскание. Оказалось, что осуждённый физик не успел вовремя залезть на второй ярус и на две минуты позже отбоя оказался в постели. За эту провинность он получил сутки штрафного изолятора (ШИЗО). Репрессивные списки 20 июня этого года Петербургский городской суд приговорил двух профессоров Балтийского государственного технического университета «Военмех» к 12,5 и 12 годам колонии строгого режима по обвинению в выдаче секретных сведений о ракете «Булава» . По версии следствия, во время служебной командировки в Китай Евгений Афанасьев и Святослав Бобышев вывезли туда «составляющие государственную тайну секретные сведения, где передали их за денежное вознаграждение представителям китайской военной разведки». В ходе оглашения решения судья отметила, что сведения, которые профессора «Военмеха» передали китайской разведке, относились к исследованиям в отношении корабельного ракетного комплекса «Булава-30» и особенностям движения ракеты. Судья сообщила, что сведения, которые осуждённые передали Китаю, теперь могут быть заложены в систему обнаружения российских подводных лодок . Суд над профессорами проходил в закрытом режиме. Афанасьев и Бобышев категорически отрицали свою вину. Никаких секретных работ они не проводили и выезжали в Китай для чтения лекций и проведения практических занятий, заявили учёные. …Думается мне, что шпиономания в нашей стране будет продолжаться. Вот мнение известного адвоката, правозащитника Юрия Шмидта: «C 1995 года спецслужбы России активизировали «борьбу с врагами» . Тогда ФСБ получило своё нынешнее название – и в её структуру была возвращена ранее выведенная следственная служба. Срочно надо было что-то делать, доказывать свою полезность, к тому же народ-то за несколько лет демократии «совершенно распустился» – особенно журналисты, правозащитники, всякие там экологи и прочие учёные. Но поскольку старых, привычных, нежно любимых статей вроде «за подрыв советского строя» уже не было, пришлось пустить в дело единственную оставшуюся, хотя и сильно видоизменённую, идеологическую – «измена Родине». По ней и стали привлекать к ответственности граждан за стремление реализовать своё законное право на свободный информационный обмен, особенно – если этот обмен осуществлялся на международном уровне». Известный российский учёный академик Юрий Рыжов считает, что можно говорить о целенаправленной кампании, развёрнутой ФСБ, по преследованию учёных. По его мнению, Игорь Сутягин и Валентин Данилов – далеко не единственные, подвергшиеся безосновательным репрессиям. В числе невинно пострадавших – профессор Технического университета им. Баумана Анатолий Бабкин, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией кинетики процессов горения Института химической кинетики и горения Сибирского отделения РАН Олег Коробейничев, генеральный директор ЗАО «Компания ЦНИИМАШ-Экспорт» академик Игорь Решетин и другие. В своё время я встречался и беседовал со многими учёными, обвинёнными в измене. С Вилом Мирзаяновым (профессор НИИ органической химии и технологии, опубликовал статью в газете «Московские новости» о производстве бинарного оружия в России. В ней он заявил, что Россия, вопреки международным договорённостям, продолжает исследования в этой области. После этого учёный был уволен из института и обвинён в измене Родине. Лишь через два года уголовное дело против Мирзаянова было прекращено за отсутствием состава преступления. В настоящее время он живёт в США). С Владимиром Щуровым (руководитель лаборатории Тихоокеанского океанологического института, был обвинён в разглашении гостайны – якобы продал Китаю акустические модули. По оценке специальной комиссии РАН, все материалы учёный взял из открытых источников. Несмотря на это, Щуров был осуждён на два года условно и освобождён по амнистии). Встречался с Владимиром Сойфером (завлабораторией ядерной океанологии Тихоокеанского океанологического института РАН был обвинён по статье о разглашении гостайны. У него якобы были найдены документы, «угрожающие госбезопасности». Суд отказал в возбуждении дела «в связи с преклонным возрастом подозреваемого», но профессор настоял на рассмотрении дела судом и был оправдан). Разговаривал с российским учёным-металлофизиком, основателем и директором Института проблем сверхпластичности металлов РАН академиком Оскаром Кайбышевым (обвинялся в незаконном экспорте технологий в Южную Корею. В 2006 году был приговорён к шести годам лишения свободы условно). Общался с Игорем Сутягиным (якобы шпионил на английскую или американскую разведку)… Все они говорили мне, по сути, об одном: они были уверены в своей правоте и надеялись, что суд справедливо разберётся в деле. Увы, они ошибались. И ещё деталь: как люди честные и принципиальные, они сами говорили следователям, что и к чему, пытались разъяснить суть своих действий, одобренных «кураторами» из ФСБ. В результате каждый сам себе «наговорил» кучу томов уголовного дела. Следователям ФСБ оставалось лишь подставить нужные формулировки, кочующие из одного дела в другое со времён Железного Феликса. Кстати, несмотря на огромные сроки и активное преследование учёных, никто из них своей вины не признал. Правозащитники и адвокаты обращают внимание общественности на то, что ФСБ РФ возбуждает подобные дела в отношении российских научных работников лишь с одной целью: чтобы создать видимость «борьбы со шпионами». Секретарь Общественного комитета в защиту учёных Эрнст Черный считает, что формальное отсутствие в Уголовном кодексе раздела «Политические преступления» совсем не говорит о том, что в стране нет политических заключённых. «Дело в другом , – отмечал он в одном из интервью. – Власть просто не замечает, когда возникает разговор о фабрикации (полагаем, совершенно сознательной) уголовных дел по названным выше статьям против учёных. Занимаясь многие годы делами учёных, мы не встречали среди них дел, когда бы обвинение имело законную доказательную базу. И это не ошибки следствия. Это сознательные политические преступления власти, которые регламентируются статьями 299, 303, 305, 307 (глава Х УК РФ)» . «…Ни за одно своё лжешпионское дело сотрудники ФСБ не понесли наказания. И не могли понести, потому что суды неизменно поддерживали сторону обвинения, несмотря на вопиющее отсутствие доказательств. Это означает одно: «шпионские» процессы будут продолжаться”, - пишет Григорий Пасько в октябрьском номере “Совершенно Секретно” . Григорий Пасько, “Совершенно секретно”, № 10/281, октябрь 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации