Нацист Лимонов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Нацист Лимонов

Из программы: "Партайгеноссе, товарищи, друзья! Пусть вас вдохновляют исторические примеры: история партии большевиков, история итальянских фашистов, германских национал-социалистов. Они смогли, сможем и мы"

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::15.02.2005, Фото: "ЕЖ", "Зубы молодящегося дракона, или История о том, как партия г-на Лимонова вознамерилась потрогать власть руками"

Марк Дейч

Converted 18245.jpg

Когда-то Григорий Явлинский очень точно высказался. Я бы даже сказал — афористично. “Власть, — сказал он, — нельзя трогать руками”.

А если потрогал (добавлю от себя), тогда есть только два выхода. В зависимости от намерений. Или — женись, или — не обижайся.

У пожилого юноши, которого зовут Эдуард Лимонов (партийный псевдоним — Эдичка), вновь появился повод: монетизация льгот.

Вообще-то повод для него необязателен. Оружие он уже собирал и “складировал” — для устройства, надо полагать, мировой революции. За это ему пришлось даже посидеть в тюрьме. Чем Эдичка остался очень доволен, потому как тюрьма — лучшая школа для революционера. Там, за решеткой, он, по его словам, “просветлял свои мозги”, и у него даже образовалась “связь со Вселенной”.

Члены его партии национал-большевиков тоже зря времени не теряли. Они появлялись на каких-нибудь людных сборищах и бросались в кого-нибудь сырыми яйцами. Сам Эдичка не бросался, потому как за это дело могли побить. Даже обязательно могли, поскольку у наших граждан нет никакого уважения к истинным революционерам. То есть когда-то оно было, но — закончилось. Поэтому сам г-н Лимонов на такие мероприятия не ходит, посылает своих молодых соратников. Побитый вождь — слишком удручающее зрелище...

Однако на одних яйцах долго не продержишься: однообразие, как известно, надоедает. И тут как раз пенсионеры подвернулись. Эдичке ведь все равно, кого ниспровергать и кого защищать. Главное — обратить на себя внимание.

Обратил. А то, что из захваченной приемной Зурабова молодые нацболы отправились прямиком в тюрьму (потому что власть все-таки нельзя трогать руками), так это ничего. Эдичка так и сказал впоследствии: дескать, там, в лагере, нацболы научатся еще больше ненавидеть режим.

Но дело, конечно, не только в Лимонове, но и в нас. А мы уже высказались, причем весьма жалостливо. Мол, ребята всего-то заступились за пенсионеров, а им — по пять лет зоны. И пенсионеры за своих защитников почему-то не вступились.

Действительно: акцию не поддержали те, ради кого — вроде бы — она была устроена. Может быть, пенсионерам помог их жизненный опыт, привычка оставаться в стороне от заранее провальных мероприятий. А может быть, помогла природная брезгливость. Ну кому, скажите на милость, понравятся воинствующее хамство, агрессивное невежество и шизофренические выходки нацболов?

И еще одно. Кроме совсем уж ярко выраженных маргиналов, вряд ли у большинства наших стариков вызовут сочувствие внешние атрибуты национал-большевиков, откровенно заимствованные у нацистов. Знамена и нарукавные повязки лимоновцев перекочевали к ним (и к нам) из Третьего рейха. С одной лишь разницей: у нацистов в центре белого круга была черная свастика, а у нацболов — черные же серп и молот. Однако нынче такой подменой никого не обманешь.

* * *

Сходство — не только внешнее. Оно еще и в сути.

Вот несколько фрагментов из высказываний г-на Лимонова, а также из программных документов партии национал-большевиков. Документы, само собой, анонимные, однако их автор просматривается вполне отчетливо. К тому же: “Мы говорим “партия”, подразумеваем...” И наоборот.

Итак:

“Партайгеноссе, товарищи, друзья! Пусть вас вдохновляют исторические примеры: история партии большевиков, история итальянских фашистов, германских национал-социалистов. Они смогли, сможем и мы. Первая задача — организоваться, создать мощную, огромную, общероссийскую организацию. Затем мы бросимся на завоевание власти. Сначала — в России, потом — везде”.

Как видите, г-н Лимонов — человек откровенный. Он и не думает скрывать, кем и чем вдохновляется. Цели и задачи тоже ясны: сначала создать, затем броситься завоевывать власть в общемировом масштабе. “Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем...”

“Они смогли, сможем и мы”, — убежден г-н Лимонов, напрочь забывая о том, что “они” плохо кончили. Особенно любимого им Муссолини (рассуждая о нем, Эдичка прямо-таки пускает слюни от восхищения) итальянцы повесили за ноги. Окончательно сбрендившего к концу войны фюрера ненавидел весь мир. Да и большевики “первого призыва” довольно скоро сгинули в сталинской мясорубке.

“Национал-большевистская партия установит Закон и Порядок. И в этом мы будем брать пример без стеснения с организмов, в свое время наводивших ужас: с ВЧК и с НКВД. Разумеется, вдохновляться мы будем национальными идеями, но да послужит нам примером твердость этих организаций”.

Ясное дело: если уж брать пример, то без стеснения. И не забыть бы гестапо — тоже ведь твердая была организация. Г-н Лимонов ее, конечно, не упоминает, но в виду имеет, не сомневайтесь.

Что касается “Закона и Порядка”, так это непосредственно из программы НСДАП списано. Правда, у нацистов расовая составляющая присутствовала, так называемые “Нюрнбергские законы”. Этого у г-на Лимонова пока нет. Так ведь лиха беда начало. Правда, тут тоже хорошо бы вспомнить, что “Нюрнбергские законы” привели к Нюрнбергскому трибуналу. Но напоминать об этом своим молодым и необразованным партайгеноссе Эдичка не хочет.

“Мы предлагаем ДЕЙСТВИЕ. Разумеется, мы не можем призвать наших читателей к вооруженному сопротивлению режиму. Ибо нас закроют, а то и посадят. Поэтому мы и не призываем. Но мы даем вам примеры, варианты того, как нужно действовать. Мы твердо верим, что грядет эпоха терроризма в России. Если самые смелые начнут террор, то всегда найдутся тысячи не менее смелых, которые разовьют его в гражданскую войну”.

Вот чего ему хочется, нашему Эдичке. Гражданской войны ему хочется. В ожидании ее — примеры того, как нужно действовать: большевики, фашисты, нацисты. Может быть, он не вполне адекватный, наш Эдичка?

А эпоха терроризма в России уже наступила. Могу порекомендовать г-ну Лимонову вступить в армию Басаева. Вот тогда-то и начнется “ДЕЙСТВИЕ”. А то всё “примеры” да “варианты”. Школы, опять же, не только в Беслане имеются, выбирай любую...

И наконец:

“Только силовые методы могут спасти наше государство, как для зараженного раком организма единственный метод — хирургическая операция. Насилие всегда было и будет Гигиеной истории”.

Эдуард Лимонов, “Моя борьба”.

А вообще-то — хватит выбирать выражения. Мы всё боимся обидеть, боимся приклеить ярлык. Но если ярлык соответствует товару — почему бы и не приклеить? Не поставить точки над “ё”, вместо того чтобы придумывать синонимы?

Совершенно очевидно, что г-н Лимонов — нацист. Об этом свидетельствуют все его декларации — от знамени до насилия в качестве “Гигиены истории”.

* * *

Цитаты, которые я привел, не сегодняшние. Но и не слишком давние. Может быть, за минувшее время Эдичка хоть немножко одумался? Все-таки возраст. Тюрьма, опять же...

Ан нет. “Я убедился в том, что я шел правильной дорогой”.

Правильной дорогой идете, товарищи!

А как убедился?

Судя по всему, немалую роль тут сыграл известный в прошлом телеведущий Савик Шустер. Эдичка подробно рассказывает о беседе, которая случилась у них недавно у входа в “Останкино”. Предварительно Лимонов посетовал на то, что на телевидение его теперь не приглашают (а у входа в телецентр он что делал? гулял?). Шустер, по словам Эдички, “был очень озабоченный, мрачный. Сказал мне: ну вот вы видите, что творится. Я ему ответил: ничего, мы все устроим. Он так на меня посмотрел вопросительно, а потом говорит: правда, устроите?”.

С Савиком Шустером я проработал на радио “Свобода” семь лет, хорошо его знаю. Но это уже другая песня. В данном контексте могу сказать лишь одно: Савик — человек умный и ироничный. Его “правда, устроите?” — безусловно, ирония, причем злая, можете мне поверить. Но Лимонов не понял. К себе он относится серьезно, с пиететом, даже не предполагая, что кто-то может над ним подшутить. Одним словом — вождь.

Между прочим, человек, лишенный самоиронии, — совсем пропащий...

Чем объяснить весь этот нацистский эпатаж г-на Лимонова? На сей счет есть множество версий. К примеру — Эдичкин инфантилизм, его безуспешные попытки преодолеть комплекс неполноценности. Его жгучие обиды (“В России жить плохо. А я приехал и живу. Никто меня за это не поблагодарил”. Никак не возьму в толк: за что благодарить?). Но главная версия, на мой взгляд, — непреодолимое желание сколотить политический капитал и прозвучать. Обязательно — прозвучать. А поскольку былая писательская популярность несколько поувяла, необходимы активные и громкие действия. Такие, как подготовка вооруженного переворота.

Однако и тут не получилось. Политического процесса не вышло, общественный резонанс ограничился несколькими короткими сюжетами по ТВ и статьями в маргинальной прессе, более всего напоминавшими эпитафию.

Потом появился новый “проект” — отправить нескольких юнцов на зону за захват зурабовского кабинета. А пока они сидят, можно на эту тему пофилософствовать, обозначить выгодные для себя акценты, попытаться набрать политические очки, убеждая нас в том, что именно он, Эдичка Лимонов, — чуть ли не единственный защитник тех, кого обидело государство.

О своих юных нацболах г-н Лимонов говорит так:

“Зубы дракона посеяны, т.е. ребят, которые ненавидят эту систему, уже не выведешь никакой кислотой”.

Согласно легенде, из посеянных зубов дракона вырастают псы войны. Убийцы, которые ни на что другое не способны.

Что же у нас в сухом остатке? Принципиальный национал-большевик, готовый жертвовать “зубами” (отнюдь не своими) во имя неких высших целей, какими они ему, Эдичке Лимонову, видятся. Знамя и лексика — вполне нацистские, методы, пока еще по большей части на словах, тоже. Вот этот-то геноссе предлагает нам свое покровительство и поддержку.

Если примем — в очередной раз захлебнемся в крови.

* * *

О своей литературной составляющей Эдичка тоже не забывает. Сетует: дескать, лишают его того, что принадлежит ему “по праву таланта”. Премии вот ни одной не дали, литературной.

Лишенец. Опять — обидели. За что? “Я не какой-то задрипанный писатель”.

Это верно. Не какой-то.

[[Category:]]