Начался суд над Голдовским

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Отработанная на Гусинском схема не сработала

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::01.08.2002

Начался суд над чиновниками "Сибура"

Ольга Рощина

Converted 13311.jpg

Яков Голдовский (слева) и Евгений Кощиц

В Гагаринском межмуниципальном суде столицы в среду начался судебный процесс по уголовному делу в отношении бывшего президента нефтегазохимической компании "Сибур" Якова Голдовского и его заместителя Евгения Кощица. Уже на первом судебном заседании суд приступил к рассмотрению дела по существу, огласив обвинительное заключение. Причем слушания начались с сенсационной новости.

У 'Газпрома' к Голдовскому претензий нет

Выяснилось, что гражданские истцы, представители компаний 'Сибур' и 'Газпром', отказались от исков к подсудимым о компенсации ущерба, причиненного их действиями. Соответствующие заявления были направлены в Генпрокуратуру еще в начале месяца. Причем, по словам представителя 'Сибура', отказ от претензий связан с тем, причиненный компании ущерб 'полностью возмещен' (каким образом, осталось не ясно).

Представитель 'Газпрома' оказался немногословен, сказав только, что позиция по этому вопросу изложена в заявлении. Известно, что первоначально 'Сибур' намеривался взыскать с подсудимых более 500 млн рублей, а 'Газпром' - более 600 млн рублей.

Между ЗИЛом и Бутыркой

Однако на этом сюрпризы не закончились. Неожиданностью для суда стало известие о том, что подсудимый Голдовский содержится вовсе не в медсанчасти Бутырского СИЗО, а в клинической больнице 'ЗИЛа'.

Выяснилось это, когда адвокаты заявили ходатайство об освобождении обвиняемых из-под стражи. 'Очень странно. У нас данные, что Голдовский находится в СИЗО', - недоумевала председательствующая в процессе судья Любовь Звягина.

Основными аргументами защитников, свидетельствующими в пользу освобождения подсудимых, стало их плохое состояние здоровья. Адвокат Анатолий Клейменов сослался на медицинскую справку о состоянии здоровья Голдовского, в которой оно характеризовалось не иначе как 'тяжелое'. О характере заболевания защитник умолчал.

К Клейменову присоединился адвокат Кощица Микита Восканян, упиравший на то, что его подзащитный находится с Голдовским в 'неравных условиях', так как в СИЗО ему приходиться ежедневно 'вставать в пять утра' и 'к полуночи возвращаться в камеру'. 'Если и дальше так пойдет, он не сможет участвовать в процессе!', - возмутился адвокат, добавив, что Генпрокуратура привлекает к ответственности 'заведомо невиновных людей', и призвал судью не становиться 'соучастником этого преступления'.

'Не дождетесь', - парировала судья и предоставила слово прокурору. Гособвинитель Дмитрий Шокин был краток. Он заявил, что 'оснований для изменения подсудимым меры пресечения не имеется' и мера пресечения избрана на 'законных основаниях'. Судья довольно быстро вынесла решение, полностью поддержав позицию прокуратуры. Однако, для перестраховки предписала ежедневно представлять из СИЗО в суд справки о самочувствии обвиняемых. Вообще председательствующая в процессе оказалась женщиной с чувством юмора, в чем смогли убедиться присутствующие после того, как началось оглашение обвинительного заключения.

Девять нулей

Произносимые прокурором цифры поражали слух количеством нулей. 'Не миллионов, а миллиардов рублей', - не раз поправляла гособвинителя судья, тщательно следившая за точностью оглашаемых цифр и наименований фигурировавших в деле компаний. Суть же предъявленных подсудимым обвинений сводилась к следующему. По версии Генпрокуратуры, президент 'Сибура' Яков Голдовский с целью личного обогащения создал преступную группу, в которую помимо него вошли вице-президент компании по правовым вопросам и советник по совместительству Евгений Кощиц, замначальника по корпоративному управлению 'Сибура' Абраменко и некий гражданин Австрии Борис Благерман. Используя служебное положение, Голдовский с помощью соучастников организовал продажу по заниженной цене акций российских нефтехимических предприятий.

По указанию Голдовского члены группы выкупали акции по заниженной цене в собственность иностранных компаний. Впоследствии акции выкупались за счет средств 'Сибура'.

По этой схеме, в 1999-2000 годах были проданы подконтрольным Голдовскому иностранным компаниям акции Тобольского нефтехимического комбината. Причем стоимость одной акции оценивалась изначально примерно в 1 рубль. Однако впоследствии акции были выкуплены за счет 'Сибура' по 800 рублей за акцию. Как считает следствие, за счет умышленного завышения цены акций Тобольского нефтехимического комбината из средств 'Сибура' были безвозмездно изъяты 3, 388 млрд рублей. Часть денег вспоследсвии была 'отмыта' за рубежом через иностранные банки, а часть потрачена на приобретение акций двух нефтехимических предприятий Венгрии.

Кроме того, по данным следствия, Голдовский и Кощиц злоупотребили служебным положением при продаже 5% эмиссии акций 'Сибура' ЗАО 'Газонефтехимическая компания' (ГНК), которое являлось вторым после 'Газпрома' акционером холдинга. (Гендиректором ГНК являлся Евгений Кощиц). В результате этого, доля 'Газпрома' в уставном капитале 'Сибура' уменьшилась с 50,66 до 31,7 процента и газовому монополисту был причинен ущерб на сумму более 606 млн рублей.

Дело в том, что долг 'Сибура' перед 'Газпромом' исчислялся к осени 2001 года в 29 млрд рублей. Как отмечалось в обвинительном заключении, согласно существующей между компаниями договоренностью, задолженность 'Сибура' могла быть реструктурирована при условии сохранения за 'Газпромом' контрольного пакета акций. Голдовский же скрыл от руководства 'Газпрома', что компаний утратила контрольный пакет акций, добился реструктуризации имевшейся задолженности и предоставления 'Сибуру' кредита на сумму более 2 млрд рублей.

Следствие инкриминировало Голдовскому сразу четыре статьи УК: 'злоупотребление полномочиями с причинением тяжких последствий', 'хищение вверенного имущества', 'легализация денежных средств, приобретенных незаконным путем' и 'использование заведомо подложного документа'. Кощицу было предъявлено обвинение в 'хищение вверенного имущества', 'отмывании денег' и 'злоупотреблении полномочиями'.

После оглашения обвинительного заключения, которое заняло в общей сложность более двух часов, подсудимые заявили, что не признают свою вину. Процесс продолжится 5 августа.

Справка. Отработанная на Гусинском схема не сработала

7 января 2002 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело в отношении трех руководителей 'Сибура': Якова Голдовского, Вячеслава Шеремета и Евгения Кощица. Основанием подобного решения послужила проверка, проведенная по обращению нового руководства 'Газпрома', возглавляемого питерцем Алексеем Миллером, в связи с незаконным уводом его активов на сумму 2,6 млрд. рублей. 8 января троица была арестована, но, по истечению трехдневного срока, отводимого на предъявление обвинения, председатель совета директоров 'Сибура', экс финансист 'Газпрома', 'правая рука' бывшего главы газовой монополии Рема Вяхирева Вячеслав Шеремет был выпущен на свободу. 'Подельникам' было предъявлено обвинение по статье 201 УК России (злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации). 31 января Генпрокуратура предъявила Голдовскому еще одно обвинение - по статье 160 УК РФ (хищение вверенного имущества в крупном размере). По данным следствия, в результате действий Голдовского доля 'Газпрома' в акционерном капитале 'Сибура' в результате допэмиссии сократилась с 50,6 до 31,56%. Яков Голдовский и его заместитель Евгений Кощиц сидят за решеткой до сих пор. Поскольку «Газпрому» не удалось договориться с ними о возврате выведенных акций дочерних компнаий. Дело в том, что большая часть активов 'Сибура', которыми когда-то владела компания, теперь формально принадлежит не ей, а разного рода структурам, контролируемым Яковом Голдовским. Говорят, что схема, отработанная на Владимире Гусинском: активы в обмен на свободу, - с Голдовским не сработала, а юристы «Газпрома» пришли к выводу, что законных способов вернуть выведенные из 'Сибура' активы нет.