Начальник столичного правосудия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::11.05.2004

Начальник правосудия

При нынешнем председателе столичное правосудие сотрясают скандалы, в которые все больше втягиваются коллеги судьи Егоровой

Игорь Корольков

Фото: ИТАР-ТАСС

Ольга Егорова

Ольга Егорова возглавила Мосгорсуд за два дня до нового, 2001 года. Возможно, это был лучший новогодний подарок в ее жизни.

Как и всякий человек, поднявшийся на вершину служебной карьеры, судья Егорова наверняка видела себя во главе системы, которая работает безукоризненно. Увы, не получилось. Именно при Егоровой многие решения столичного правосудия стали предметом бурной полемики. Не только в обществе, но и в среде профессионалов.

Лишь несколько примеров

Бывший глава Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков обвинялся "в организации покушения на убийство" предпринимателя Вилора Струганова. Мещанский суд Москвы признал его виновным, но приговорил к 6,5 годам... условно.

Бывший министр юстиции России Валентин Ковалев обвинялся в хищении средств из созданного им общественного фонда и неоднократном получении взяток. Мосгорсуд признал его виновным и приговорил к 9 годам. Тоже условно.

Нагатинский суд приговорил к трем годам лишения свободы (условно) судебного пристава Вячеславу Загудаеву. Пристава осудили за то, что та добросовестно пыталась исполнить решение федерального судьи ("МН" N46, 2002 г., N11, 2003 г.)

Но, пожалуй, самым громким и скандальным оказалось дело Павла Зайцева.

Искатели консенсуса

Напомню суть этой истории. Следователь Следственного комитета МВД России Павел Зайцев вел уголовное дело по известным торговым центрам "Гранд" и "Три кита": из-за рубежа в Россию поставлялась контрабандная мебель. В деле замелькали весьма влиятельные имена, среди них - бывший сотрудник внешней разведки генерал-майор Евгений Заостровцев. Отец генерал-полковника Юрия Заостровцева - тогда еще заместителя директора ФСБ и руководителя департамента экономической безопасности (ныне Юрий Евгеньевич - второе лицо во Внешэкономбанке).

Генеральная прокуратура почему-то отняла дело у следователя и прекратила его. Более того, возбудила уголовное дело в отношении самого Зайцева - якобы за превышение им своих полномочий.

К огорчению Генпрокуратуры, суд первой инстанции оправдал следователя. Но Верховный суд отменил решение, и дело снова оказалось в Мосгорсуде - у федерального судьи Ольги Кудешкиной.

Суд начал полно и всесторонне исследовать представленные Генпрокуратурой доказательства, и вскоре стало понятно: обвинительного приговора не будет и на этот раз. И тут на авансцену вышла председатель Мосгорсуда Ольга Егорова. Она вызвала к себе в кабинет Кудешкину прямо из совещательной комнаты (что запрещено законом) и устроила ей форменный допрос. Кудешкина утверждает: Егорову интересовало, кто, почему и какие вопросы задает в ходе процесса. Председатель Мосгорсуда потребовала не приобщать к материалам дела заявления народных заседателей о самоотводе в связи с тем, что на них оказывал давление государственный обвинитель, а это, по мнению Кудешкиной, не что иное, как попытка заставить ее сфальсифицировать материалы дела. Более того, председатель Мосгорсуда, как рассказывает Кудешкина, потребовала от нее сделать так, чтобы народные заседатели вообще в процесс не явились.

Кудешкина утверждает, что, когда она вошла в кабинет, Егорова с кем-то по телефону обсуждала дело Зайцева. Председатель Мосгорсуда будто бы сама пояснила, что разговаривает с заместителем Генпрокурора Юрием Бирюковым.

Свидетелей того разговора, кроме Кудешкиной, нет. Можно ли ей верить? Вот цитата из интервью, которое Егорова осенью 2002 года дала "Литературной газете". "Мы с Михаилом Алексеевичем (прокурором Москвы Авдюковым. - "МН") договорились так: если возникает неординарная ситуация, он проводит по этому поводу оперативное совещание с прокурорами, я же веду соответствующие консультации с судьями. То есть мы всеми силами ищем консенсус".

Как Генпрокуратура отняла дело у Зайцева, так Егорова отняла дело у Кудешкиной. А новый судья, как и требовалось, вынес обвинительный приговор. Не это ли стало результатом консенсуса, достигнутого председателем Мосгорсуда и заместителем Генпрокурора?

Возмущенная своеволием председателя Мосгорсуда, Кудешкина подала заявление в Высшую квалификационную коллегию с требованием прекратить полномочия судьи Егоровой. По закону, коллегия обязана рассмотреть такое заявление в течение трех месяцев. Но ее словно парализовало: ВКК молчит уже почти пять месяцев.

Милицейский джип для председателя

При подготовке этой статьи у меня накопилось немало вопросов к председателю Мосгорсуда, но от встречи с корреспондентом "МН" она уклонилась. Как выяснилось, судья Егорова вообще не очень жалует журналистов. Пришлось расспрашивать ее коллег. От них знаю, что главное для Ольги Александровны - работа: ее рабочий день длится 10 - 12 часов. Она очень любит свой кабинет в только что отстроенном здании Мосгорсуда, напоминающий уютный английский клуб. И еще любит служебный джип, по ее просьбе раскрашенный синими милицейскими полосами с надписью "милиция". На крыше автомобиля, как у оперативных машин, установлены красный и синий проблесковые маячки. Номер на джипе, естественно, голубого "милицейского" цвета.

И друзья, и недруги Егорову считают руководителем авторитарного стиля. Ольга Егорова восприняла судебную систему столицы как министерство, в котором все службы подчиняются в конечном счете одному человеку - министру.

Разумеется, Егорова нигде таких заявлений не делала - наоборот, она всегда публично поддерживала независимость судей. Но ее высказывания плохо соотносились с тем, что происходило на самом деле. С ее приходом климат в Мосгорсуде резко изменился. Собственное мнение из достоинства судьи превратилось в недостаток. Кто не принял новых правил, вынуждены были подать заявление об отставке. Кто не пожелал это сделать добровольно, тех убирали через квалификационную коллегию.

Вообще-то коллегии задумывались как демократический институт, регулирующий жизнь судейского сообщества в условиях независимого суда. На деле вышло совсем по-другому. По мнению Сергея Пашина, в прошлом судьи Мосгорсуда и одного из разработчиков закона о Суде присяжных, квалификационные коллегии стали усилителями воли председателей судов. Москва здесь не исключение. Но пока столичную квалификационную коллегию возглавляла председатель Пресненского суда Ирина Куприянова, ею было сложно управлять.

Инфаркт за строптивость

Для начала Егорова решила заседания коллегии проводить не в здании Пресненского суда, как было прежде, а в Мосгорсуде - так сказать, под присмотром. Куприянова отказалась это сделать. Тогда Егорова публично заявила: "Я с вами не сработаюсь!"

Куприянову обвинили в "причинении материального ущерба государственным органам, совершении действий, умаляющих авторитет судебной власти". На этом основании Совет судей Москвы обратился в Высшую квалификационную коллегию судей России с просьбой досрочно прекратить ее полномочия.

Поскольку обвинения касались хозяйственной деятельности, коллегия поручила проверку Контрольно-ревизионному управлению Судебного департамента при Верховном суде России. Итог таков: факты, изложенные в обращении, не подтвердились.

Как же получилось, что коллективный орган, состоящий сплошь из столичных судей, так просчитался? А удивляться нечему: к тому времени Совет судей уже был под контролем Егоровой.

Атаку на Куприянову предприняли очень вовремя: ее муж перенес тяжелую операцию, и Куприянова, взяв отпуск, выхаживала больного. Сердце судьи не выдержало: случился инфаркт. Со второй группой инвалидности Ирина Куприянова вынуждена была покинуть суд.

С этого момента все колесики московской судебной машины завертелись как надо.

Порочен - значит управляем

Какие судьи не устраивают председателя Мосгорсуда, мы уже имеем некоторое представление. Но не менее важно знать, какие судьи ее устраивают.

Устранив Куприянову, Егорова провела в и. о. председателя Пресненского суда Ларису Суменкову. Большей пощечины судейскому сообществу трудно было придумать. Дело в том, что Суменкова страдала серьезным пристрастием к спиртному, лечилась.

Все, кто протестовал против такого назначения, судьями уже не работают.

Недавно Ларису Суменкову рекомендовали на более ответственное место - председателя Хамовнического суда. Напомню, что на территории, подведомственной этому суду, находится Кремль. (Именно в Хамовническом в свое время рассматривались иски, предъявленные гражданами к первому Президенту России Борису Ельцину.)

У Егоровой и у Совета судей нет претензий и к судье того же Пресненского суда Валерию Рогожину. А он между тем в споре между сторонами наложил арест на сделку в 25 млн. долларов по подложному заявлению. По этому факту возбуждено уголовное дело.

В интервью "МН" Куприянова рассказала историю о том, как назначалась председатель [...] Басманного суда.

- На эту должность, - рассказывает Куприянова, - рассматривалась Нина Лысак. Ее, председателя суда, представили на новый срок. Егорова была против такого назначения: при Лысак суд якобы стал работать хуже. Я предложила запросить официальную справку по показателям работы и суда, и лично его председателя. "Никаких справок запрашивать не надо! - запротестовала Егорова. - Не будет она председателем!" Не стесняясь членов коллегии, Егорова заявила: "У меня есть свой человек на это место". Этим человеком оказалась бывший секретарь из приемной председателя Мосгорсуда.

- Ее назначение было незаконным,- дополняет рассказ Нина Лысак. - Дело в том, что назначать председателем можно только человека, проработавшего судьей не менее пяти лет, а девушка пробыла судьей всего-то меньше года. К тому же в представлении председателю Верховного суда Егорова так мотивировала необходимость нового назначения: "В связи с отсутствием председателя суда..." Хотя на самом деле председатель был. Думаю, такую нелюбовь Егоровой я заслужила после того, как на Совете судей выступила в поддержку подвергшейся травле Куприяновой.

В оценке деятельности председателя Мосгорсуда я столкнулся с непростой проблемой: участвовать в разговоре о Егоровой соглашались, как правило, лишь бывшие судьи, да и то далеко не все. Действующие же, к которым обращался, за исключением двух-трех человек, ни при каких условиях на беседу не шли. Даже те, кто относится к председателю суда вполне лояльно. Люди уклонялись от разговора под всевозможными благовидными предлогами. И лишь адвокаты, хорошо знающие столичную судебную систему, были откровенны в своих анонимных отказах. "Что вы, - говорил каждый из тех, к кому я обращался, - после интервью мне нечего будет делать в Мосгорсуде. Я не решу ни одной проблемы своих клиентов".

Новые "отщепенцы"

Но вернемся к делу судьи Ольги Кудешкиной. Уловив растерянность Высшей квалификационной коллегии, Егорова сама пошла в наступление. На свет появилось обращение Совета судей Москвы в столичную квалификационную коллегию с требованием прекратить полномочия... Кудешкиной. Она "опорочила честь и достоинство судьи". Этот документ достоин того, чтобы о нем рассказать подробнее.

Кудешкиной вменяются в вину следующие высказывания в прессе:

"...годы работы в Мосгорсуде вселили в меня серьезные сомнения в существовании независимого суда в Москве";

"судья, именуемый в законе независимым носителем судебной власти, зачастую оказывается в положении обычного чиновника, подчиненного председателю суда";

"суд по существу превращается в инструмент сведения политических, коммерческих или просто личных счетов";

"никто не может быть уверен, что его дело будет разрешено по закону...".

И эти заявления, говорится в обращении, сделаны в то время, когда "в результате коренных преобразований в отечественной судебной системе и проведения судебной реформы судебная власть... является истинно самостоятельной, действительно независимой и подлинно демократичной".

Оказывается, до выступления Кудешкиной все мы считали, что российский суд самый независимый суд в мире, а Кудешкина эту веру подорвала. Да так основательно, что, по данным интерактивного опроса, проходившего во время ее выступления на радио "Эхо Москвы", 96 процентов позвонивших заявили: независимого суда в России нет.

Как будто до этого опросы показывали что-то иное.

Уже упоминавшийся бывший судья Мосгорсуда Сергей Пашин считает, что проблемы судебной системы Москвы таятся отнюдь не в самой Егоровой, а в той пресловутой вертикали власти, которая востребует руководителей с вполне определенным менталитетом. Егорова - часть административной пирамиды, и потому она тоже под собой выстроила жесткую административную вертикаль.

Протеже действующего резерва

А теперь самое время вспомнить о новогоднем подарке, с которого началась эта история, - о назначении Егоровой председателем Мосгорсуда в канун нового, 2001 года. Это был сюрприз не только для нее, но и для многих людей, знакомых с ситуацией в Мосгорсуде. Хотя бы потому, что назначили Егорову в обход закона.

Дело в том, что кандидатуру Ольги Егоровой не утвердила комиссия совета по кадровой политике при Президенте России. По какой причине - трудно сказать. Но после отказа Егорова могла претендовать на высокую должность только спустя год. Так говорит закон. Но заинтересованные именно в Егоровой решили его обойти.

Как говорят, помогли в этом офицеры действующего резерва ФСБ, уже занявшие некоторые ключевые посты вокруг президента. Возможно, сработало чувство корпоративной солидарности: муж Ольги Егоровой - генерал ФСБ Егоров...

У экс-генпрокурора Юрия Скуратова на этот счет несколько иная версия. Которая, впрочем, не противоречит первой. Администрация президента, по мнению Скуратова, почти два года мурыжившая Егорову в должности и. о., назначила ее председателем сразу же после того, как столичный суд отменил решение Хамовнического суда, признавшего незаконным продление срока следствия по делу тогдашнего генпрокурора.

О подробностях назначения председателя, разумеется, узнали все, кто имел отношение к правосудию: сотрудники милиции, ФСБ, прокуратуры. Каждый сделал свои выводы...

Возглавив столичный суд столь странным образом, Егорова обрела полномочия куда большие, чем если бы ее назначили в строгом соответствии с законом. Она стала своего рода доверенным лицом Кремля.

На том, видимо, и стоит.

Досье МН

Егорова Ольга Александровна родилась в 1955 году. Начинала секретарем судебного заседания. В 1977 году поступила на вечернее отделение во Всесоюзный юридический заочный институт. Окончила в 1982-м. В Московском городском суде с 1988 года. 29 декабря 2000 года назначена председателем Мосгорсуда.