Наши Передоновы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Наши Передоновы 4 Апреля 2014 Политолог Андраник Мигранян — об одной лживой аналогии и ее российском стороннике

B21fc8a380d1cfe33fe28eccc5e0baa7.jpeg
В последнее время в социальных сетях, в российских и некоторых иностранных СМИ получила широкое хождение информация о том, что в России идет очередная волна давления на свободу слова. Ее жертвой стал ни в чем якобы не повинный профессор Андрей Зубов, который в целом ряде своих интервью и в публикации в «Ведомостях» выступил против российской политики по отношению к Крыму и Украине. Я не сторонник посвящать свои работы кому-либо персонально, если только перед нами не люди уровня Токвиля, Макиавелли, Платона, не хочу мелочиться и опускаться до уровня грязи. Но поскольку Зубова поднимают на щит сомнительные люди по обе стороны океана — на Западе, в США, в Европе, — да и в самой России, хотелось бы вкратце остановиться на некоторых чудовищных искажениях, подтасовках и фальсификациях профессора. Чтобы представить российские власти исчадием ада, Зубов пытается провести сомнительные параллели российских действий в Крыму с политикой Адольфа Гитлера накануне Второй мировой войны. Думаю, что историку, да еще и обремененному степенями, следовало быть более аккуратным в своих оценках того, что на самом деле происходило в немецкой истории. Нужно отличать Гитлера до 1939 года и Гитлера после 1939 года и отделять мух от котлет. Дело в том, что пока Гитлер занимался собиранием земель, и если бы он, как признается сам Зубов, был бы славен только тем, что без единой капли крови объединил Германию с Австрией, Судеты с Германией, Мемель с Германией, фактически завершив то, что не удалось Бисмарку, и если Гитлер бы остановился на этом, то остался бы в истории своей страны политиком высочайшего класса. Однако величайшим злодеем он остался в истории только потому, что поставил перед собой и Германией бредовые идеи мирового господства, объявив целые народы неполноценными, попытавшись утвердить превосходство арийской расы над другими, менее полноценными, и поставив своей целью уничтожение десятков миллионов славян, евреев, цыган и других этносов. Именно эти бредовые идеи привели к такому печальному концу как Гитлера, так и всю Германию. И всё это не имело никакого отношения к объединению Германии и собиранию немецких земель. Надо сказать, что не он один был героем собирания земель. Помимо Бисмарка и Коля необходимо отметить еще одного человека, который вошел в историю в этом качестве, и скульптура которого высечена на горе Рашмор в Южной Дакоте. Речь идет о президенте Абрахаме Линкольне, прославленном в знаменитом монументе прежде всего по той причине, что он не допустил распада американского государства и ценою сотен тысяч жертв и неслыханных страданий сохранил его целостность. И ни для кого не секрет, что собиратели земель в истории каждого народа занимают почетное, важное место в национальном пантеоне героев. И еще одно обстоятельство, о котором хотелось бы здесь сказать. Даже школьникам известно, что истоки Ворой мировой войны — в жесточайших условиях Версальского договора, положения которого унизили немецкий народ, расчленили германские земли, наложили на Германию кабальные условия мира. Именно Версальский мир способствовал победе фашизма и реваншизма, и народ восстал для ликвидации этого национального унижения и национального позора. Увы, к сожалению, это восстание народа против несправедливого мирового порядка оказалось замешано еще и на человеконенавистнической идеологии фашизма. Но, конечно, после Второй мировой войны Западом были извлечены определенные уроки, и поэтому после победы в 1945 году западные державы решили помочь восстановлению разрушенных немецкой и японской экономик, способствовать установлению в этих странах демократических институтов, интегрировав побежденных в послевоенные экономические, военно-политические и социальные структуры. Чего, к слову сказать, не было сделано после распада Советского Союза Западом в отношении России. Американцы не были готовы интегрировать Россию после распада Советского Союза в новые экономические, военно-политические институты, но, напротив, попытались ослабить, изолировать Россию и поживиться за счет нее. Мне часто приходилось говорить о том, что, видимо, теоретически были возможны три стратегии Запада после распада Советского Союза по отношению к России. Первая стратегия — это полное разрушение России как единого государства путем создания нескольких государств на ее территории. Таким образом удалось бы ликвидировать Россию как субъект мировой политики, как не только глобальную, но и серьезную региональную державу. Вторая стратегия — интеграция России в западные экономические и военно-политические структуры путем активной помощи в восстановлении и модернизации российской экономики и российской политической системы. На это очень рассчитывали российские либералы, да и российское общество, в подавляющем своем большинстве настроенные прозападно и проамерикански. Третья стратегия — стратегия мелкого вора-карманника, жулика-щипача. Заключается она в том, чтобы брать то, что плохо лежит, пользуясь временной слабостью России и, конечно, отрывать от нее куски — Восточную Европу через расширение НАТО, советские республики, Прибалтику, а потом уже и Украину и Грузию, создавая, как Бжезинский писал в 1993 году, геополитический плюрализм на постсоветском пространстве. Оба первых варианта требовали бы масштабных политиков с колоссальными лидерскими качествами. Действия и по ликвидации России как фактора мировой политики, и по ее интеграции в мировую систему потребовали бы очень серьезных усилий и глобального видения, что из этого получится. В век нищеты лидерства, о чем я неоднократно писал еще в 2004–2005 годах, это привело к тому, что победила стратегия мелкого жулика, мелкого вора-карманника и щипача. Таким образом, на вооружение была взята стратегия сохранения России в экономическом, военно-политическом слабом состоянии, зависимом от Запада. Многие стали говорить, что это фактически стало новым Версалем, унижением российского народа и российского государства, и это со временем неминуемо должно было дать свои негативные последствия в виде резкого обострения отношений между Россией и Западом, что, собственно говоря, и произошло. Поэтому если сегодня кого-то и можно винить в конфликтном осложнении по линии Запад — Россия, то точно не Россию. Теперь, хотелось бы вернуться к Зубову и к крымской ситуации. Все годы после распада Советского Союза Зубов выступал за реституцию, за возвращение собственности, отнятой большевистским режимом у прежних владельцев. В связи с этим у меня вызывает крайнее удивление, что, осуждая преступный режим большевиков, которые творили произвол, Зубов не видит, что в случае с Крымом тот же режим тоже совершил преступление — огромная территория русской земли была передана другой республике, а в конечном итоге она оказалась и в другой стране. Странно, что его любимая идея реституции почему-то не распространилась и на Крым, ведь он же должен был быть в первых рядах с требованием вернуть Крым России, чтобы исправить преступное решение преступного режима большевиков. Как ни странно, в этом вопросе гораздо более мужественным и гораздо более справедливым человеком оказался Михаил Горбачев, который отметил нелегитимный характер передачи Крыма Украине и приветствовал возвращение Крыма России. За это особое спасибо Михаилу Сергеевичу, к которому я был в последние десятилетия весьма и весьма критичен. Не могу не вспомнить и экспертную деятельность Андрея Зубова, который в конце 1980-х консультировал Андрея Сахарова и Галину Старовойтову по вопросу Нагорно-Карабахского регулирования: ведь все прекрасно помнят, что и Андрей Дмитриевич, и Галина Васильевна были твердыми сторонниками права армянского народа НКАО на самоопределение. Ведь и в случае с Крымом, и в случае с Нагорным Карабахом была однозначно выражена воля народа. Кстати, не может не вызвать удивления мерзкие фальшивые и в общем-то абсолютно невежественные утверждения Зубова о том, что русских на Украине никто не притеснял. Отмечу, несколько, на мой взгляд, характерных фактов. Согласно переписи 1989 года в СССР, на Украине проживало 12 млн русских. На основе переписи 2002 года можно сделать вывод, что на Украине русских осталось 7,5 млн человек. Почти 5 млн русских пропали. Это не объясняется ни трудовой миграцией, ни резким ухудшением демографической ситуации именно русских. Это объясняется только одним: интенсивной, форсированной украинизацией русских и русскоговорящих через мощнейшее давление и сужение ареала русского языка. До 2011 года для поступления в высшее учебное заведение, за исключением Симферопольского университета в Крыму, во всех других вузах надо было пройти собеседование на украинском языке, что создавало колоссальные проблемы для тех, кто окончил русские школы. Если в Киеве в 1991 году было 165 русских школ, то к настоящему времени русских школ всего лишь 5. И это число имеет тенденцию к уменьшению. Ликвидируется русская литература, часы обучения русскому языку. Мне много раз приходилось бывать в Крыму, видеть огромные многотысячные демонстрации в Севастополе, в Симферополе людей, которые со слезами на глазах обращались к России за помощью и поддержкой, чувствуя, что у них нет будущего в рамках этого государства, где во всех сферах: культурной, языковой, в политике, практически доминировали радикальные националисты из Запада, создающие учебники, где культивировалась ненависть к России. Так что и по вопросу о праве нации на самоопределение, и по вопросу о собирании земель, и о произвольных параллелях российских действий с фашизмом, где вообще трудно найти какую-либо взаимосвязь, потому что, как говорили в Тбилиси, «где Кура, где мой дом»? Где фашистские идеи о «неполноценных» народах и уничтожении миллионов, и где вообще право нации на самоопределение и политика по воссоединению российского народа? Не могу пройти мимо еще одного обстоятельства, связанного с желанием Зубова судиться с МГИМО из-за того, что руководство института решило уволить его за публичное выступление, идущее вразрез с интересами и репутацией учреждения, которое находится в ведении МИД России. Несмотря на разгромную, политически мотивированную и невежественную по существу критику политики президента и МИДа, он обосновывает свое право оставаться в МГИМО тем, что, по его мнению, МГИМО не должен готовить «лакеев власти», видимо, думая, что МГИМО должно готовить кадры для «демшизы». Хотя очевидно, что в Москве для этого есть другие учебные заведения, такие как созданная Соросом Российская экономическая школа или Высшая школа экономики. Для вменяемых людей очевидно, пишу это как выпускник и профессор МГИМО, что институт готовит не «лакеев режима или власти», как он выражается в своем интервью «Новой газете», а специалистов, которые отстаивают национальные интересы, и что дипломатия — это своеобразная военная служба, потому что дипломаты на дальних подступах защищают страну, чтобы не дай Бог, на ближних для обороны государства не потребовались бы вооруженные силы. Поэтому подготовка дипломатов — это не подготовка людей для участия в тусовках «Клуба веселых и находчивых». Это воспитание людей, которые должны быть готовы отстаивать национальные интересы страны, и профессионально и умело это делать. Если каждый дипломат будет на своем месте формулировать свое понимание национального интереса и следовать этому в соей деятельности, а каждый военный на своем месте определять военные задачи страны, то, конечно, от государства останутся рожки да ножки. В частном порядке никто не мешает им обсуждать и высказывать разные суждения, но, очевидно, что есть определенные обязательства перед работодателями, которые не перечеркивают никакие гарантированные Конституцией права и свободы человека. Американский пример взаимоотношений между работодателями и сотрудниками весьма показателен. Свобода слова и даже первая поправка к Конституции США абсолютно не гарантируют безнаказанность профессоров университетов или сотрудников СМИ, если их линия поведения вступает в противоречие с курсом учебного заведения. В Соединенных Штатах уволенные различными колледжами и университетами профессора часто заявляют о том, что они пострадали за политическую активность или даже за отдельные высказывания, в том числе и в социальных сетях. Важно понимать, что знаменитая первая поправка к Конституции США защищает свободу слова граждан от государства, однако она имеет ограниченное воздействие на регулирование отношений работодателя и наемного работника. Именно этой особенностью законодательства США активно пользуются американские работодатели, в том числе университеты, колледжи и СМИ, когда считают, что те или иные высказывания их сотрудника могут нанести ущерб их репутации. Более того, зачастую эти увольнения происходят без объяснений со стороны работодателей или, несмотря на серьезную общественную критику, как это было, например, в случае с журналистом Национального общественного радио Хуаном Уильямсом и редактором CNN Октавией Наср. Уильямс потерял работу после того, как сказал, что из-за терактов опасается летать на самолетах с людьми в мусульманской одежде, Наср — после того как заявила, что основатель движения «Хезболла» вызывает ее уважение. Также необходимо подчеркнуть, что крупные университеты постоянно обновляют собственные внутренние документы по этим вопросам, чтобы максимально прояснить данный сюжет для своих сотрудников и обезопасить себя от возможных судебных исков в дальнейшем. В частности, сегодня эти документы обновляются на предмет ответственности преподавателей и сотрудников вузов за их высказывания в социальных сетях. С этой точки зрения, если МГИМО и можно за что-то упрекнуть, то за максимальную транспарентность в истории с Зубовым — если бы подобный случай произошел в США, господин Зубов потерял бы работу не только очень быстро, но и даже не был бы удостоен столь подробных объяснений. В списке ниже выбраны только отдельные примеры увольнений преподавателей в США за высказывания на самые разные темы.
4b4e3f21dca555c0e2040c13dfc5613e.jpeg
[/LoadedImages/2014/04/04/sh.jpg ] Зубов проявляет себя абсолютно непрофессионально как историк, аморально как исследователь по отношению к своей стране, но, помимо этого, он еще и ведет себя непорядочно по отношению к своему работодателю — МГИМО. Он фактически гадит там, где ему и его семье обеспечили возможности для получения хорошего образования. Фактически он поступает как известный персонаж бессмертного романа Сологуба «Мелкий бес» Передонов, который плевался по углам дома, подошвами своих ботинок пачкал обои и получал от этого огромное удовольствие, потому что это соответствовало его природе. Мне кажется, вот так мелко вредить и наслаждаться этим и есть потрясающее качество сегодняшней российской «демшизы», ненавидящей собственную страну и ее историю. Увы, во всей нашей «демшизе» явно есть что-то бесноватое. Источник: Известия

Ссылки

Источник публикации