Наши управленцы - самые изобретательные

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Мгновенная лотерея Кириенко, онко-препарат  Лужкова, тележка Евтушенкова и научные разработки  Вяхирева с Черномырдиным

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::24.09.2001

Наши управленцы - самые изобретательные

Булат Столяров

Пять лет назад, еще возглавляя нижегородский банк "Гарантия", Сергей Кириенко получил патент на "Устройство для проведения мгновенной лотереи "Вовремя остановись! ". Кириенко не сумел вовремя остановиться: стал заместителем министра, потом министром, премьером - и так до самого краха лотереи под названием "ГКО". Нынешний президентский полпред в Поволжье больше ничего не изобрел. А вот многие другие российские топ-менеджеры и видные госслужащие преуспели на научном поприще без отрыва от основной работы.

По данным "Роспатента", Рем Вяхирев, Виктор Черномырдин и другие бывшие и нынешние руководители "Газпрома" - авторы множества применяемых в газовой отрасли ноу-хау; видными изобретателями являются вице-президент "АвтоВАЗа" Николай Ляченков и его сын Игорь; на счету московского мэра Юрия Лужкова - не только патент на Московскую кольцевую автодорогу, но и изобретения в области онкологии; председатель совета директоров АФК "Система" Владимир Евтушенков изобрел среди прочего "торговую тележку для горячей пищи", а министр промышленности и науки Александр Дондуков скоро начнет получать авторские выплаты как изобретатель самолета Як-130 (как говорит замдиректора ОКБ им. Яковлева Сергей Пятернев, размер этих выплат будет определен после подписания договора о разграничении прав между ОКБ и заводом "Сокол", где самолеты будут собираться). А глава Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников запатентовал в 2001 г. "Способ производства стали в кислородном конвертере".

У всех вышеназванных известных людей техническое образование. Многие из них вполне могли изобрести то, что запатентовано на их имя. Изобрели, например, какой-нибудь особый способ добычи газа, когда еще не были большими начальниками, а авторское свидетельство оформили только недавно. Тот же Дондуков получил патент на Як-130, еще когда был генеральным конструктором ОКБ им. Яковлева.

Но во многих случаях соавторы или подчиненные высокопоставленных изобретателей, а то и они сами признают, что науку двигал вперед кто-то другой, а они разве что помогали внедрять разработки. "Так было всегда, - рассказывает глава компании "Моспатент" Виктор Чернышев. - Чтобы изобретатель получил три копейки, ему приходилось вписывать в соавторы всех своих начальников, и 99,9% директоров заводов были изобретателями. Значок "Изобретатель СССР" был и у Леонида Ильича Брежнева". Возможно, именно поэтому большинство изобретателей, о которых пойдет речь ниже, не желают комментировать этот аспект своей деятельности.

Для топ-менеджеров и госслужащих изобретательство - весьма удобный и совершенно легальный способ зарабатывать дополнительные деньги. Ведь ученые готовы делиться с теми, от кого зависит внедрение их изобретений.

Есть у изобретательства и еще один полезный аспект: авторские выплаты - надежный канал вывоза капитала за рубеж.

Компания новаторов.

Новый глава "Газпрома" Алексей Миллер недавно рассказывал, какой насыщенной стала его жизнь на этом ответственном посту. "С раннего утра и за полночь встречи, переговоры, документы, протокол, поездки по стране и за границу", - перечислял Миллер в интервью газете "Коммерсант". А вот у его более опытного предшественника оставалось немало времени на научную работу. Рем Вяхирев, пока работал председателем правления "Газпрома", запатентовал на себя десятки внедренных в компании ноу-хау. Это и "Способ разработки газовых и газоконденсатных месторождений", и "Способ определения минимального дебита, обеспечивающего вынос пластовой жидкости из забоя", и "Опора трубопровода", и "Способ определения нижней границы залегания многолетнемерзлых пород", и многие другие. Как правило, соавтором этих ноу-хау выступал директор финансируемого "Газпромом" исследовательского института ВНИИгаз, бывший зампред правления компании Валерий Ремизов. Оба изобретателя оказались недоступны для комментариев, однако первый замдиректора ВНИИгаза Владимир Мурин рассказал, что в производство "Газпрома" внедряется "примерно полтора десятка наших разработок в год". По индивидуальным соглашениям с "Газпромом" все авторы изобретений регулярно получают авторские выплаты. Мурин говорит, что это достойные деньги: "Бывает и 300 000 руб. , и 400 000 руб. , и больше".

Мурин не знает, какие авторские от "Газпрома" получил, например, Виктор Черномырдин, который 9 августа 1999 г. запатентовал "Способ разработки и обустройства многокупольных газоконденсатно-нефтяных месторождений, находящихся вблизи магистрального газопровода" (это далеко не единственное его изобретение). За два месяца до получения этого патента Черномырдин стал председателем совета директоров "Газпрома"; предыдущее десятилетие он провел на госслужбе, но, судя по всему, инженерная смекалка осталась при нем.

В ответ на вопрос о том, зависит ли внедрение ноу-хау от включения газпромовских руководителей в число изобретателей, Мурин из ВНИИгаза сказал: "В отдельных случаях такое, наверное, случается, но они [авторы] сами ведь их вписывают".

Изобретательство широко распространено на всех уровнях газпромовского менеджмента. Первый зампред правления Вячеслав Шеремет - автор "Катализатора для получения серы по процессу Клауса". Начальник управления по переработке газа Сергей Алексеев придумал "Установку очистки газа от кислых компонентов". Гендиректор "Межрегионгаза" Валентин Никишин - "Устройство для автоматического поддержания концентрации одоранта в газе". А член правления "Газпрома" и начальник департамента по бурению скважин и освоению морских месторождений Борис Никитин - "Точечный причал", "Способ использования морской ледостойной платформы" и др. По данным "Ведомостей", все эти новации патентовались в то время, когда изобретатели уже давно работали на руководящих позициях в крупнейшей газовой компании мира. В "Газпроме" от комментариев отказались.

"Да что вы, - вспоминает Чернышев из "Моспатента", - когда я работал в Миннефтегазстрое, там со многими изобретениями приключался такой казус: по мере продвижения документа каждый чиновник вписывал себя, любимого. Когда доходило до министра, тот волевым решением вычеркивал из длинного списка самого изобретателя, потому что только его фамилию он не знал".

Особенности национальной зарплаты.

Аналитики инвестиционных компаний считают регистрацию изобретений на топ-менеджеров русским национальным способом вознаграждения. "Далеко не во всех российских компаниях используют цивилизованные методы стимулирования работников, например опционы, - говорит Геннадий Красовский из "НИКойла". - Поэтому возникают методы экзотические: топ-менеджеры, которых не устраивает назначенная акционерами зарплата, в порядке оперативного управления сами себе выплачивают авторские премии".

Корреспондент "Ведомостей", внимательно изучивший картотеку "Роспатента", не обнаружил в ней фамилий топ-менеджеров таких компаний, как "ЮКОС", "Сибнефть", "Сургутнефтегаз", "ЛУКОЙЛ" (единственное исключение в этой компании - нынешний глава "Транснефти" Семен Вайншток, который еще в бытность вице-президентом "ЛУКОЙЛа" запатентовал "Агрегат с непрерывной колонной гибких труб для ремонта скважин, оборудованных шланговыми насосами").

В "Газпроме" еще только начинают применять опционную схему. Возможно, благодаря ей новаторство переместится на более низкий управленческий уровень. Но во многих других компаниях ни о каких западных методах поощрения речь не идет и топ-менеджеры получают патент за патентом.

Николай Ляченков подтвердил "Ведомостям", что является автором десятков изобретений, внедренных на "АвтоВАЗе", но уже давно не имеет "возможности работать в лабораториях". Тем не менее он и его сын в 2000 г. запатентовали "Оптический датчик перемещений", а в 2001 г. - "Устройство для электромагнитной дефектоскопии точечных сварных соединений в процессе производства". По словам Ляченкова, регулярных выплат изобретатели на "АвтоВАЗе" не получают - только авторам наиболее ценных разработок выплачиваются премии.

Марат Занкиев, ныне вице-президент компании "Славнефть", в 1999 г. работал гендиректором "Мегионнефтегаза", основной добывающей "дочки" российско-белорусского нефтяного холдинга. Тогда он и запатентовал "Способ повышения нефтеотдачи нефтяной залежи". Занкиев говорит, что принимал участие "не в изобретении, конечно, но во внедрении". "Понимаете, ученые приносят голую идею, которая предположительно принимается в производство, - объясняет Занкиев. - Но для этого надо провести серию экспериментов, в которых принимают участие уже производственники. На этом этапе в изобретение вносятся коррективы, и производственники становятся соавторами".

Вообще, российские компании выплачивают патентообладателям уже почти столько же, сколько западные, - 2 - 10% от прибыли, говорит руководитель юридического отдела компании "Городисский и партнеры" Владимир Бирюлин.

Ученые не против.

Сами ученые не видят несправедливости в том, что часть положенного им гонорара получают начальники. Директор московского НИИ медицинской экологии Евгений Северин признался в беседе с "Ведомостями", что включил московского мэра Юрия Лужкова в соавторы онкологического ноу-хау "Конъюгаты биологически активных веществ с фетопротеином, обладающие избирательным действием по отношению к раковым опухолям" по одной простой причине - надеясь на внедрение в московских клиниках. "В случае с этим конкретным изобретением Юрий Михайлович реально помогал, - добавляет ученый. - Финансированием из московского бюджета".

Правда, московские клиники так и не взяли на вооружение новый способ борьбы с раком, и Северин больше не рассчитывает на Лужкова, а собирается продавать следующие открытия фармацевтическим компаниям.

Если Лужков действительно участвует в исследованиях и разработках в основном городскими деньгами, понятно, почему список его изобретений охватывает так много разнообразных научных сфер. Мэр запатентовал "Способ получения гидрохлорида 5-аминолевулиновой кислоты", "Препарат для фотодинамической терапии злокачественных новообразований", а также "Монорельсовую систему навесного типа", "Транспортное средство для монорельсовой транспортной системы", "Эстакадную транспортную систему" (в паре со своим заместителем Борисом Никольским) и транспортное средство к ней (патенты конца 1999 г. ).

Большинство этих новаций - например, ряд научных решений, связанных со строительством монорельсовой дороги от "Тимирязевской" до Ботанического сада, - Лужков разработал в соавторстве со специалистами Московского института теплотехники. Замдиректора института Александр Туманов предположил в интервью "Ведомостям", что "авторы смогут внести свои патенты в капитал уже созданного АО "Московские монорельсовые дороги", а могут и продать лицензии".

Правда, изобретательство пока не приносит московским чиновникам желаемых доходов. Как говорит министр московского правительства Владимир Малышков, который вместе с мэром и его супругой владеет патентами на весь ассортимент блюд, продаваемых в закусочных "Русское бистро", в связи с кризисом 1998 г. городские чиновники не смогли выгодно продать лицензии. Но они не теряют надежды. "В нормальных странах такие лицензии стоят не меньше 15% от стоимости всего бизнеса, - говорит Малышков. - Там уникальные технологии размораживания теста. И когда "Русское бистро" преодолеет кризис, я надеюсь на свою долю".

Госчиновники имеют право получать доход от творческой и научной деятельности. "Это абсолютно легальные выплаты по заверенному государством документу, - говорит Чернышев из "Моспатента". - При этом законодательство не устанавливает никаких ограничений. Кто докажет, что эта гайка в буровой не может стоить $10 млн? " Сам Юрий Лужков свою изобретательскую деятельность не комментирует.

"Умная" утечка капитала.

Чернышев оценивает российский рынок интеллектуальной собственности в $4 млрд в год. Естественно, далеко не все эти деньги выплачиваются топ-менеджерам и тем более ученым. В "Роспатенте" регистрируются (но не делаются достоянием общественности) все контракты, по которым российские компании выплачивают роялти иностранным патентодержателям. Один из руководителей "Роспатента", замдиректора Института промышленной собственности Валерий Джемаркян знаком с содержанием этих контрактов. Он утверждает, что ноу-хау во многих из них откровенно переоценены. "Наши бизнесмены просто выводят выручку на Кипр, а иностранные акционеры российских компаний таким образом регулируют нормы прибыли, которая остается в России. Утекли денежки, и привет, все по закону", - говорит Джемаркян.

В этой практике нет ничего специфически российского. По словам юриста компании Baker & McKenzie Макса Гутброда, манипуляции лицензионными выплатами - известный всему миру способ вывоза капитала и минимизации налогообложения. "Поскольку выплата роялти не облагается на границе НДС, это один из самых дешевых способов экспорта капитала, - говорит Гутброд. - Важно только найти страну, в которой доходы от лицензий не облагались бы налогами. Например, в число таких стран входят Кипр и Гибралтар".

А вот изобретателю Сергею Кириенко никакой пользы от патента на лотерейное устройство нет. Потому что лотерею "Вовремя остановись! " так и не удалось организовать. "Мы не выдали лицензию [на ее проведение], потому что учредители предлагали неправильные условия, - вспоминает начальник профильного отдела Минфина Нижегородской области Валентина Сучкова. - Билет не обладал должными степенями защиты, и организаторы хотели направить на призовой фонд меньше [положенных] 55% доходов".