На безрыбье и рак- олигарх

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Коган кормил Чубайса с руки

Оригинал этого материала
© Новая газета, origindate::25.09.2000, Фото: "Время Новостей"

На безрыбье и рак — олигарх

Дмитрий Масловатый

Converted 11053.jpg       Борис Березовский на сей раз учредил политическое движение, но на это почему-то никто не обратил внимание. Как и на многие другие дела людей, которых мы привыкли называть олигархами. Что же случилось? Борис Ельцин в свое время встречался с семью из них, а теперь к Путину пришло таковых больше двадцати. Поневоле вспомнишь старую байку про раков, которые если крупные, то по пять, а если мелкие, то по три. И действительно, разве можно сравнить пришедших теперь на встречу с уверенными в себе и тогда действительно вершащими все дела государства Гусинским, Смоленским или Виноградовым? Те, кто сохранился из той «великолепной семерки», потускнели. Алекперов и Вяхирев, например, в ельцинские времена были слишком мелкими, чтобы их звали на такие собрания. Да и вес их очевиден для наших друзей из СНГ, а внутри страны приходится подстраиваться под каждого прокурора или следователя. Для Боллоева или там Заполя слово «олигарх» выглядит лишь как аванс. В общем, по три рубля, не по пять. А Березовского, Мамута и Абрамовича вообще не позвали. Вычеркнули из списков олигархов, нет их там. Все в прошлом
       
       Однако среди них, таких маленьких и домашних и в общем «полудохлых», как говорит наш президент, все же затаился один настоящий, калибра прошлого времени. Он аккуратно не попадает в телекамеры, не любит фотографироваться, считая себя ужасно нефотогеничным. Но с точки зрения гардероба, костюмчик на нем стоит, наверное, столько же, сколько аналогичная, так сказать, спецодежда на всех остальных членах собрания. Недаром дражайшая половина этого господина возглавляет модный бутик «Версаче» в Санкт-Петербурге, хотя сам он предпочитает «Хуго Босс» или «Армани». Еще этот господин любит держаться поближе к начальству, он и тут сидел рядом с Германом Грефом, чтоб поближе к президенту. Помнит заветы Бориса Николаевича, сидит правильно, где надо, пересаживаться не требуется.

Итак, Владимир Игоревич Коган, председатель наблюдательного совета санкт-петербургского «Промстройбанка», наверное, последний олигарх нашей истории. Он умудрился прожить без потерь все это сложное время и теперь все больше и больше жмется к власти, пытается схватить ее за шлейф, пытается ее приватизировать, недаром в городе на Неве за умение лоббировать собственные интересы его любовно называют «нашим Борисом Абрамовичем».

Владимир Коган появился, как и все олигархи, ниоткуда. Родители — рядовые инженеры в закрытых организациях, воспитывала кремень-бабушка, сам окончил обычный Ленинградский инженерно-строительный институт, поработал механиком ОТК на местной автобазе «Интуриста» и с головой окунулся в бизнес. В какой-то момент он создает свое СП — СП «Петровский трейд хаус», через которое он и попал в санкт-петербургский ПСБ, купив 11% его акций. Уже тогда Владимир Игоревич следовал своим принципам. Сначала он быстро разогнал толпу стриженых молодцов в костюмах «Адидас», снующих по банку и требующих кредитов. Случилось это после того, как одновременно с появлением Когана в Наблюдательном совете ПСБ дирекцию банка по безопасности возглавил Александр Нестеров. После этого с недобросовестными заемщиками банк стал обходиться круто. Как писала пресса, Коган давал понять, что если живешь в таком криминализированном городе, как Санкт-Петербург, то «лучшая крыша — это КГБ». Такая жесткость принесла плоды: уже в 1995 году Всемирный банк и ЕБРР открыли кредитную линию для ПСБ на 100 млн долларов. Для немосковского банка!

Одновременно с попытками сблизиться со спецслужбами Владимир Коган добился выдающихся лоббистских результатов. В те времена он держал не только счета почти всех крупных предприятий города, но и формировал около 60% городского бюджета. Он не только контролировал такие гиганты, как «Пролетарский завод» и «Рот-Фронт», но и создавал свои страховые компании и негосударственные пенсионные фонды. Всем этим надо было управлять. Откуда же Владимир Игоревич черпал свои кадры?

Еще во времена перестройки было создано неформальное объединение ленинградских экономистов и гуманитариев. В его состав входили: братья Анатолий и Игорь Чубайсы, теперешний вице-премьер Кудрин, проверенные сотрудники Чубайса Мостовой, Казаков и некоторые другие. Близко к этой группе стояли однокашники Кудрина: нынешний министр по антимонопольной политике Южанов и председатель правления когановского ПСБ Казанская, а также будущий вице-губернатор Санкт-Петербурга Маневич. Коммерческие времена тогда только начинались, но на существование этим экономистам деньги требовались вполне реальные. И как говорят, доходы когановского коммерческого магазина «Магия» были одним из источников финансирования этой группы. Да и позже различные издания в Интернете писали о том, что Коган неоднократно «снабжал» Чубайса со товарищи. Думается, что все-таки методы работы Владимира Игоревича были более изощренными. Он предпочитал брать на работу к себе в банк близких знакомых «петербургской группы». И добился успеха: теперь, чтобы попросить что-нибудь у Алексея Кудрина, достаточно звонка Ольги Казанской, а самому Владимиру Игоревичу можно и не беспокоиться. Как в хорошей семье. Эти семейные отношения сохранились и дальше.

Жизнь текла дальше. Шли банковские войны и войны криминальные. Был убит Михаил Маневич, после чего Владимир Коган резко увеличил свою охрану. Маневич поддерживал постоянный личный контакт с Коганом и являлся посредником между ним и ушедшим в Москву Чубайсом. Эти отношения позволили реорганизовать систему жилищно-коммунального обслуживания так, что все платежи в госбюджет шли через ПСБ. Чуть позже Владимир Коган предпринял первую попытку в нашей новой истории «недружественного» поглощения другого банка. Жертвой был АКБ «Петровский» с большинством пенсионных счетов петербуржцев. Но не вышло, хотя с тех времен и пошла слава о Санкт-Петербурге как о столице «грязных технологий». Чего только нельзя было тогда прочитать в местной прессе — например, о том, что в Наблюдательном совете когановского ПСБ заседает уголовный авторитет Костя Могила.

Так и приватизировал потихонечку государство в Питере Владимир Игоревич, пока не надвинулись губернаторские выборы. Что делать? С одной стороны, на выборах 1996 года газета ПСБ «Невское время» поддерживала Анатолия Собчака, с другой стороны — пытался установить отношения с будущим вице-губернатором «яблочником» Игорем Артемьевым. С соблюдением всех интересов. Все-таки Анатолий Собчак проиграл. Пришлось компенсировать это в других местах. Бывший председатель правления ПСБ Сергей Сусеков стал вице-губернатором по финансам Ленинградской области.

Одновременно Владимир Коган устанавливает прочные связи с Борисом Березовским. В качестве посредника выступил петербургский банкир Вадим Зингман, которого Борис Березовский, по словам самого Зингмана, считает своим «теневым представителем» в Петербурге. Интересно, что его политической «крышей» до последнего времени являлся доверенное лицо немецкого концерна «Сименс» нынешний вице-премьер Илья Клебанов. Плодами этой договоренности стало финансирование так называемого губернаторского списка во время выборов в Законодательное собрание города. По некоторым данным, тогда санкт-петербургский ПСБ перечислил деньги на счета близких к Зингману фирм. Причем под контракты, очень напоминающие фиктивные. Владимир Игоревич только подтвердил свой принцип: не важно, какая власть, важно, как ты ее приватизировал.

В то же время Владимир Коган предпринял одну из первых попыток выйти на федеральный уровень. В ноябре 1998 года он встретился с одним из лидеров «Отечества» и пообещал оказать всемерное содействие в избирательной кампании в Санкт-Петербурге. Взамен ПСБ получил второй стабилизационный кредит, который позволил смягчить предынфарктное финансовое состояние банка. Вспомним тогдашнее влияние лужковца Бооса («список Бооса») на такие решения. Что же касается финансово-экономических проектов, то Владимир Коган заключил альянс с «Форд мотор компани» и участвует в строительстве фордовского завода во Всеволожске. А этот проект посерьезнее «Норильского никеля» будет. Там просто переработка минерального сырья, а здесь — высокие технологии.

Сейчас окружение Владимира Когана распространяет слухи о том, что он особенно близок к Владимиру Путину. Для этого используются реальные знакомства Когана с министром экономического развития Германом Грефом и заместителем главы администрации президента Дмитрием Козаком, возникшие в то время, когда они занимали посты в администрации Санкт-Петербурга. Распространяются слухи, что Коган — банкир путинской команды, а не петербургской семьи. Вероятно, он пытается занять место, которое вроде бы освободилось после фактического вытеснения Бориса Березовского. Похоже, чужой опыт никого ничему не учит. Даже если это касается крупных раков-олигархов по пять рублей.