На мировом черном рынке оружия заправляют выходцы из бывшего СССР

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Виктор Бут, Леонид Минин, Вадим Рабинович и др.

© "Совершенно секретно", октябрь 2002

Убойное дело. На мировом черном рынке оружия заправляют выходцы из бывшего СССР

Владимир Абаринов

Портрет среднестатистического террориста — человек в маске. Тем не менее, террориста номер один и его главных сподвижников хорошо знают в лицо. Другое дело — те, кто их вооружает, будь то в Афганистане или в Африке, на Ближнем Востоке или в Чечне. Свои лица эти люди лишний раз не демонстрируют. Благополучие в их профессии не предполагает публичности.

Мы попытались выйти на тех из них, чьи имена регулярно упоминаются в сводках Интерпола или в утечках спецслужб. Тем более что это — нынешние или недавние наши соотечественники. Оставили, к примеру, визитную карточку журналиста «Совершенно секретно» по московскому адресу, где, как нам достоверно известно, регулярно появлялся один из наших героев — Виктор Бут. Попросили связаться с газетой. Не позвонил. Правда, по данным нашего источника, в настоящий момент из-за усилившегося интереса со стороны международных правоохранительных органов к его персоне этот скандально известный предприниматель подался в более теплые края. Однако и там, вероятно, есть телефон...

Минин из 341-го номера

Ранним утром 5 августа 2000 года в полицейский участок Чиниселло-Бальзаме, ничем не примечательного пригорода Милана, явилась проститутка с жалобой на клиента, не пожелавшего платить за услуги. Ведомые пострадавшей стражи порядка отправились в отель Europa, где в номере 341 их взорам предстал совершенно голый господин в обществе четырех обнаженных дам. Дамы оказались профессионалками и находились при исполнении, причем одна из них была итальянка, другая — русская, третья — албанка, а четвертая — уроженка Кении.

Беглый осмотр помещения принес неплохие результаты. Конфисковано 58 граммов кокаина, 150 тысяч долларов наличных денег и еще на полмиллиона алмазов, а также портфель с документами. Любвеобильным, но прижимистым клиентом оказался Леонид Минин, за деятельностью которого давно наблюдали разведки нескольких стран.

Г-ну Минину закрыт въезд в страны шенгенской зоны и в некоторые другие. Поэтому, прибыв по делам в нужную страну, он зачастую был вынужден ночевать на борту собственного самолета, чтобы не проходить паспортный контроль. Впрочем, у него, как утверждают, много псевдонимов и паспортов. Помимо израильского — немецкий, российский, боливийский и греческий.

Еще не зная, кто оказался у них в руках, полицейские арестовали постояльца номера 341 по обвинению в хранении наркотиков. Адвокаты арестованного тотчас заявили, что их клиент — простой торговец древесиной. Это чистая правда. Выходец из Украины и гражданин Израиля Леонид Ефимович Минин в недавнем прошлом — владелец зарегистрированной в швейцарском кантоне Цуг компании Exotic Tropical Timber Enterprise, занимающейся разработкой и экспортом экзотических видов древесины из Либерии.

Дело принял к производству глава отдела миланской полиции по борьбе с организованной преступностью Сальваторе ла Барбера. Изучив бумаги из зеленого портфеля — без малого полторы тысячи документов на четырех языках (английском, русском, голландском и французском), — он оценил их по достоинству.

Леонид Минин принадлежи к новой генерации частных тор говцев оружием, появившихся H.I мировом рынке после распада Советского Союза. В начале 90-х годов страны Восточного блока избавлялись от арсеналов «холодной войны», которым не видели применения, Но в «третьем мире» спрос на оружие оставался высоким. Опустевшую нишу заполнили частные предприниматели. В итальянское узилище ненароком угодил один из крупнейших воротил «черного» оружейного рынка.

...13 марта 1999 года в аэропорт столицы Буркина-Фасо Уагадугу прибыл крупный груз оружия: в декларации значились 715 ящиков стрелкового оружия и боеприпасов к нему, противотанковые орудия, ракеты «земля—воздух», гранатометы РПГ и боеприпасы к ним. Поставка была осуществлена по контракту, подписанному от имени министерства обороны Буркина-Фасо зарегистрированной в Гибралтаре компанией и украинским производителем указанных вооружений. У поставщика, украинской государственной компании «Укрспецэкспорт», имелась официальная экспортная лицензия, выданная правительством Украины. Сертификат конечного пользователя был подписан подполковником Жильбером Дидере, начальником личной охраны президента Буркина-Фасо. В Уагадугу груз доставил самолет британской компании, зафрахтованный украинским перевозчиком.

В столице Буркина-Фасо оружие не задержалось. С испанского острова Ибица прилетел реактивный ВАС-111, зарегистрированный на Каймановых островах компанией, имеющей юридический адрес в Швейцарии. До конца месяца он совершил по меньшей мере восемь перелетов из Уагадугу в Монровию и обратно, пока не перевез весь товар, после чего вернулся & Испанию.

Самолет этот специалистам хорошо известен. В свое время он принадлежал американскому баскетбольному клубу Seattle Supersonics, а затем стал собственностью Леонида Минина, который входил в круг ближайших деловых партнеров либерийского диктатора Чарльза Тэйлора. ВАС-111 одно время был президентским самолетом. Параллельно он использовался в целях нарушения оружейного эмбарго против Либерии; оттуда оружие переправлялось отрядам Объединенного революционного фронта (ОРФ) Сьерра-Леоне. Зафиксирован, в частности, его перелет с грузом оружия на борту из столицы Нигера Ниамей в Монровию всего за несколько дней до печально знаменитой операции No Living Thing («Ничего живого») в январе 1999 года, когда отряды ОРФ превратили Фритаун в кровавую баню.

Из Монровии к границе Сьерра-Леоне оружие доставлялось на грузовиках, принадлежащих двум другим членам «ближнего круга» Тэйлора — голландцу с малайзийским гражданством Гусу ван Каувенховену и израильтянину Симону Розенблюму, жителю Абиджана (Кот д'Ивуар) и обладателю либерийского 'дипломатического паспорта. Обе компании разрабатывают редкую древесину, прокладывают дороги в джунглях. По счастливому совпадению дороги эти подходят как раз к самой границе Сьерра-Леоне.

В процессе переправки оружия участвует множество людей, подставных и реальных фирм, зачастую не подозревающих о существовании друг друга. Но связующим звеном источники называют ливанского бизнесмена Талала эль-Ндина. В его офисе в Монровии и происходит окончательный расчет с продавцами, покупателями, перевозчиками и посредниками. Покупка оружия на «черном рынке» — чрезвычайно дорогое удовольствие. Заказчик должен оплатить не только стоимость товара, услуги и накладные расходы, но и взятки чиновникам и высоким должностным лицам, обеспечивающим легальное прикрытие в виде регистрации самолетов в своих национальных регистрах воздушных судов, выдачи дипломатических паспортов, освобождения от таможенного досмотра и оформления сертификатов конечного пользователя.

Сложная схема — а эта еще не самая запутанная — необходима, дабы замести следы. И до поры до времени это удавалось. Фрагменты информации было трудно свести воедино. Помог, как это часто бывает, случай — тот самый, в отеле Europa. За две недели до происшествия Леонид Минин крупно заработал, доставив 113 тонн автоматов АК-47, гранатометов РПГ, минометов, боеприпасов и военного снаряжения из Киева в Абиджан — и вот на радостях расслабился.

Документы в зеленом портфеле оказались настоящим кладезем информации для следователей. То был полный бизнес-архив торговца редкой древесиной. Тогда-то и сложились вместе разрозненные кусочки «паззла». Среди перлов этой коллекции — сертификат конечного пользователя, подписанный в мае 2000 года лично тогдашним президентом Кот д'Ивуара генералом Робертом Геа. В порядке подготовки к назначенным на сентябрь всеобщим выборам, в благоприятном для себя исходе которых он сильно (и, как оказалось, справедливо) сомневался, генерал заказал ту самую партию оружия и амуниции, удачную доставку которой справлял в итальянском отеле Леонид Минин. Заказ выполнила украинская государственная компания «Спецтехноэкспорт».

Среди прочих обнаружились и бумаги о поставках в конце 1997 — начале 1998 года украинского оружия в Пешавар, откуда их грузовиками доставляли конечному пользователю — «Талибану». Во время войны на Балканах Минин и его сообщники занимались, в нарушение эмбарго ООН, поставками оружия в Хорватию. Но самым значительным открытием стала информация о том, что либерийский лесозаготовитель уже готовился к операциям с ракетами: Минин с компаньонами рассматривали возможность продажи Китаю межконтинентальных баллистических ракет СС-18.

Поскольку в публикациях, повествующих об аресте Минина, постоянно упоминается украинское оружие и украинские компании, Киев счел нужным ответить опровержением: «Что касается нашего государства, то Украина неоднократно опровергала обвинения в незаконных поставках отечественных вооружений в «горячие точки», предоставляя соответствующие и должным образом оформленные сертификаты о конечном пользователе в Комитет по санкциям ООН. Например, в 1999 г. подобные обвинения были признаны необоснованными в прецеденте, когда официально поставленная правительству одной из африканских стран Партия оружия была без ведома Украины реэкспортирована».

Именно эту партию оружия перевез самолет, принадлежащий члену международного преступного синдиката Леониду Минину, которого масс-медиа окрестили «главой украинской мафии в Европе».

И ты, Бут!

После возобновления в конце 1998 года боевых действий в Анголе председатель Комитета СБ ООН по ангольским санкциям канадский посол Роберт Фаулер поставил перед Советом Безопасности вопрос о неэффективности режима санкций против повстанческой армии Национального союза за полную независимость Анголы — проще говоря, УНИТА — под предводительством Жонаса Савимби. Совет поручил изучить вопрос группе экспертов во главе с бывшим послом Швеции в Анголе Андерсом Мёлландером. 10 марта 2000 года доклад Фаулера был представлен Совету Безопасности. (Впоследствии доклад группы экспертов был дополнен докладами наблюдателей за санкциями в отношении УНИТА от 18 апреля и 12 октября 2001 года, содержащими детальную информацию о международной сети оружейных дилеров.)

Основной страной-поставщиком оружия для УНИТА его авторы называют Болгарию. Среди тех, кто оказывал помощь Савимби после того, как в мае 1997 года был свергнут его самый верный союзник диктатор Заира Мобуту Сесе Секо, фигурируют главы двух государств — президент Того Гнассингбе Эйядема и президент Буркина-Фасо Блез Компаоре. Оба названы главными покровителями Савимби, активно способствующими нелегальной торговле алмазами и получающими с этого оборота свой процент. Более или менее открыто алмазно-оружейные дельцы совершали сделки в столице Руанды Кигали и столице Кот д' Ивуара Абиджане.

Вопрос стоял весьма серьезно. Под сомнение было поставлено, в частности, грядущее членство Болгарии в НАТО. София обвинялась не только в незаконных оружейных поставках, но и в подготовке офицеров УНИТА, которые по документам значились конголезцами (заирцами) и в 1996 году учились в Болгарии обращению с ракетно-зенитными комплексами САМ-6 и БМП-2. Отвечая на запрос группы, София подтвердила, что в болгарской военно-воздушной академии «прошли подготовку в качестве командиров расчетов зенитно-ракетных комплексов 40 заирских военных специалистов». Эксперты группы, однако, подчеркивают, что перепутать заирцев с ангольцами затруднительно: первые говорят по-французски, вторые — по-португальски.

Обширное место в докладе Фаулера уделено нашему соотечественнику Виктору Буту.

Именно Бут зафрахтовал в 1995 году самолет татарской авиакомпании «Аэростан» для доставки партии автоматов ' АК-47 и другой военной амуниции общим весом 30 тонн в Кабул, в распоряжение правительства Бурхануддина Раббани, чьи силы в то время отчаянно сопротивлялись наступлению «Талибана». Рейс, однако, завершился принудительной посадкой в Кандагаре, захваченном талибами. В ходе продолжавшихся больше года переговоров об освобождении экипажа и самолета Виктор Бут превратился из друга Ахмада Шаха Масуда в поставщика муллы Омара. После этого экипаж самолета совершил побег из Кандагара на своей собственной машине в Шарджу, где располагалась штаб-квартира компании Бута.

Кандагарский инцидент привлек к персоне Бута внимание западных разведок, прежде всего американской. В январе 2000 года высокое должностное лицо, британский министр по делам Африки Питер Хейн, впервые публично обвинило Бута в незаконных поставках оружия отрядам УНИТА.

По данным южноафриканских властей, Виктор Бут — резидент Объединенных Арабских Эмиратов; при этом он имеет по меньшей мере пять паспортов, два из которых российские и один украинский. Детище Бута, компания Air Cess была зарегистрирована в 1996 году в Монровии и 1 декабря того же года открыла офис в аэропорту Остенде (Бельгия), который стал ее операционной базой. Однако уже 31 июля 1997 года Air Cess закрыла бельгийскую контору и перевела свой авиапарк в Шарджу (ОАЭ). Наблюдатели связывают этот маневр с началом расследования бельгийскими властями обвинений в адрес Бута.

20 августа 1997 года была образована компания Air Cess Swaziland. Ее возглавил Виктор Бут. Некоторые его самолеты, зарегистрированные в Либерии, были переведены в Свазиленд. Несмотря на свазилендскую регистрацию, в действительности операции осуществлялись из аэропорта Питерсбург на северо-востоке ЮАР. Вскоре Air Cess Swaziland вошла в консорциум с местными компаниями. На свет появилось совместное предприятие Air Pass, соучредителями которого выступили Air Cess и южноафриканская Norse Air Charter («Норси Эйр Чартер»). По словам Дейрдри Уорд (Deirdre Ward), владелицы Norse Air Charter и исполнительного директора Air Pass, «у Бута не было лицензии, а у нас была, однако нам не хватало самолетов. Мы свели его с нашими клиентами, главным образом горнодобывающими компаниями. Он был очень умен и представителен. Возможно, он делал что-то дурное в других местах, но каждый рейс, отправлявшийся отсюда, проверялся службой иммиграции, таможней, пограничной полицией, обычной полицией и собакой по имени Рекс. Рейсами, которые контролировала я, никогда ничего противозаконного не перевозилось».

Предприятие процветало. Частым гостем в офисе Air Pass был ливанец Имад Кабир (он же Эмад Бакри), которого эксперты ООН называют главным посредником УНИТА при закупках оружия и военного Снаряжения в период между 1995 и 1999 годом. Бут, случалось, приносил в контору в пластиковом мешке и запирал в сейф по полмиллиона долларов сразу. В 1998 году Виктор Бут был гостем на бракосочетании короля Свазиленда Мсвати III (король — многоженец и время от времени вступает в новый брак, не расторгая старых). Русский предприниматель преподнес молодоженам старинный серебряный подсвечник за пять тысяч долларов.

Щедрый подарок, однако, не застраховал его от неприятностей. Правоохранительные органы ЮАР заинтересовались компанией Бута и в итоге пришли к выводу, что Air Pass нарушила национальное законодательство о гражданской авиации 146 раз. Южноафриканские власти поставили в известность об этом правительство Свазиленда, которое в ответ исключило из своего регистра воздушных судов 43 самолета Air Cess/Air Pass. В том же, 1998 году Бут зарегистрировал еще две компании — в Экваториальной Гвинее и Центрально-Африканской Республике. Самолеты, исключенные из свазилендского регистра, были зарегистрированы в этих двух странах. Операционной базой оставалась Шарджа. В Алма-Ате тем временем была учреждена компания грузовых авиаперевозок IRBIS. Она не имела собственных летательных аппаратов и фрахтовала исключительно самолеты Air Cess. В марте 2000 года трибунал Банги (столица ЦАР) приговорил Бута к двум годам тюремного заключения за то, что принадлежащий ему Ил-62 совершил полет в Габон с опознавательными знаками государственной центральноафриканской компании на фюзеляже.

Наряду с южноафриканцем бельгийского происхождения Жаком «Кики» Лемэром и Йоханнесом Парфирио Паррейрой, гражданином то ли ЮАР, то ли Намибии, эксперты ООН называют Виктора Бута важнейшим поставщиком оружия и военного снаряжения для УНИТА в середине 90-х годов. Посредником в сделках, совершавшихся чаще всего в Уагадугу или Кигали, почти всегда выступал Имад Кабир. К концу десятилетия компания Бута доминировала в этом секторе «черного рынка».

Один из самых осведомленных специалистов по незаконному обороту оружия, консультант Группы экспертов ООН бельгиец Йохан Пелеман давно следит за деятельностью Бута. Он рассказывает, что впервые услышал о Викторе Буте в 1996 году: «Тогда мы отслеживали пути поставок оружия группировкам руандийских хуту после геноцида в Руанде, унесшего свыше миллиона жизней в 1994 году. Два года спустя, в 1996-м, хуту хлынули в Конго, и мы пытались выяснить, кто их вооружает. В Остенде нам удалось найти достаточно свидетельств, дающих основания утверждать, что Бут был замешан в поставках оружия войскам хуту в Конго. Но проблема в том, что самолеты, которыми оперировал Виктор Бут, не были зарегистрированы в Бельгии — они только базировались там, а по документам проходили как либерийские. Они вылетали из Остенде пустыми, оружием загружались в Болгарии и Румынии и далее летели с грузом в Руанду. Поскольку бельгийское законодательство не позволяет возбуждать дела против иностранных фирм, чьи самолеты курсируют между другими государствами, то Буту было невозможно предъявить обвинений».

По словам Пелемана, когда Виктор Бут начинал работать в Бельгии, у него было всего один самолет, два других он арендовал. Уже через три-четыре года Бут оперировал флотом в 50—60 машин. Вместе с Леонидом Мининым он снабжал партизан Сьерра-Леоне и режим Чарльза Тэйлора в Либерии. Оружие поступало из Средней Азии, Белоруссии, Румынии, Молдавии и Словакии.

Чем расплачивались диктаторы?

Лидер ангольских повстанцев, ныне покойный Жонас Савимби, как и его сьерра-леонские коллеги, расплачивался за оружие алмазами. Алмаз будто специально создан для нелегального бизнеса: он маленький, легкий, прочный и очень дорогой. Никакие самые совершенные технические устройства его не «видят». Его можно спрятать где угодно.

Тема «кровавых алмазов» долгое время была уделом независимых правозащитных организаций. В конце концов стало ясно, что, не решив эту проблему, нельзя рассчитывать на прекращение ожесточенных африканских конфликтов, давно утративших какое бы то ни было идеологическое или хотя бы межплеменное содержание. Из средства финансирования войны алмазы превратились в ее цель; как мятежники, так и правительства стремятся в первую очередь захватить алмазоносные районы. Установив свой контроль над алмазными приисками, можно вести переговоры о сохранении status quo — в обмен на алмазы к тебе рекой течет все необходимое. И прежде всего оружие. Есть спрос — есть предложение.

Типичный маршрут пилотируемого российским экипажем грузового Ил-76 начинался в болгарском порту Бур гас. Четырехмоторный «Ильюшин» имеет полезную нагрузку 52 тонны — этого достаточно для транспортировки танка Т-62. В подложных документах на груз значились, к примеру, запасные части для автомобилей или тракторов. В полетном плане в качестве конечного пункта указывалась столица Замбии Лусака. После дозаправки в Уганде самолет брал курс на Замбию с таким расчетом, чтобы войти в замбийское воздушное пространство ночью. (Дозаправка требовалась на обратный путь — Савимби экономил горючее. Как гласит доклад Группы экспертов, чаще всего пунктами дозаправки были Либревиль, тоголезские порты и Кигали.) Здесь самолет менял курс и разворачивался на запад, оставаясь невидимым для американских спутников. Над Анголой начинался самый сложный отрезок полета. Посадку на подконтрольной УНИТА территории приходилось совершать тоже ночью на временной взлетно-посадочной полосе. Полоса, не нанесенная ни на какие карты, готовилась просто: после расчистки бульдозером ее заливали водой. Высохшая на солнце грязь выполняла роль твердого покрытия. Полосу делали как можно короче и уже. Кустарник по обеим сторонам подстригали ровно настолько, чтобы его не касались крылья «Ильюшина». Из космоса подстриженный кустарник ничем не отличается от дикого обычной высоты. Достигнув указанных координат, самолет подавал радиосигнал, после чего встречавшие зажигали посадочные огни. Камни, предназначенные в уплату за танк, были к моменту посадки заблаговременно проверены представителем поставщика — он находился на территории УНИТА постоянно. После повторной проверки на борту танк выгружался, и самолет поднимался в воздух еще до рассвета.

Группа экспертов ООН обратила внимание на попытки Бута открыть гранильную фабрику в Кигали. Если бы ему это удалось, алмазы поступали бы на свободный рынок Антверпена уже в обработанном, не поддающемся идентификации виде.

И, конечно, Рабинович

После 11 сентября досье Бута пополнилось новыми подробностями. В январе 2002 года появилась информация о том, что Бут принимает живейшее участие в операциях эмиратской авиакомпании Hying Dolphin, совершающей дважды в неделю регулярные грузовые рейсы из Шарджи в Кандагар. Глава компании, бывший посол ОАЭ в Вашингтоне шейх Абдулла бин Зайед бин-Сакр ан-Найян, по нашим источникам, - деловой партнер Виктора Бута. Когда в ноябре 2000 года санкции ООН остановили деятельность Ariana, Flying Dolphin по неясным до сих пор причинам получил от ООН разрешение на полеты и продолжал летать в Афганистан вплоть до запрета в январе 2001 года. Посол афганского правительства в изгнании в ООН, в свою очередь, заявил, что в рамках этой схемы из Эмиратов в Кандагар доставляется химическое оружие — «цианиды и другие токсичные вещества», закупленные в Германии, Чехии и на Украине. «Талибану» эти химикалии не нужны, — утверждал посол. — Получатель этого груза — бен Ладен и его люди». Тот факт, что «Аль-Кайда» экспериментировала с нервно-паралитическими и другими отравляющими веществами, сегодня подтвержден документально благодаря видеозаписи, оказавшейся в распоряжении телекомпании CNN.

Вопрос о каналах снабжения «Талибана» не раз поднимался в мировой печати. В январе 2002 года немецкий еженедельник Der Spiegel сообщил о крупной поставке «Талибану» танков Т-55 и Т-62. Поставщиком был якобы израильский бизнесмен, выходец с Украины Вадим Рабинович, действовавший при поддержке пакистанской разведки, а в Кабул танки общим числом 150—200 машин доставлялись самолетами Бута через Шарджу. Рабинович в интервью «Украинской правде» эти сведения опроверг. По его словам, ему вечно приписывают чужие грехи и на Украине есть политические силы, стремящиеся превратить его в козла отпущения. «Если что-то пропало на Украине, украдено или исчезло — виноват Рабинович. Если на Украине нет воды, это дело рук Рабиновича».

«Он вернулся на экраны наших радаров»

Вернемся, однако, к нашему соотечественнику Виктору Буту. По оценке независимых экспертов, на операциях с «Талибаном» и «Аль-Кайдой» он заработал не менее 50 миллионов долларов. После первых же сообщений в западной прессе о его афганских связях Бут спешно покинул Эмираты и переселился в Россию. 8 февраля бельгийская полиция провела обыски в домах его партнеров и сотрудников. Среди прочего обнаружились документы, подтверждающие ангольские поставки, и пропуска на аэродром Баграм близ Кабула. Арестовано было семь человек, из них под стражей остаются трое, в том числе кениец (вернее, индиец с кенийским гражданством) Сандживан Рупра — деловой партнер Бута и владелец алмазных приисков в Либерии. Рупра активно сотрудничает со следствием. За несколько месяцев до ареста он, судя по некоторым данным, уже зарабатывал себе очки, тайно снабжая американские спецслужбы информацией об осуществляемых Бутом незаконных поставках.

Американцы расследуют операции Бута два года. Коллеги из «Вашингтон пост» располагают информацией, что в конце 2000 года администрация Клинтона обратилась к правительству ОАЭ «на весьма высоком уровне» с просьбой положить конец деятельности Бута. Должностные лица ОАЭ ответили, что у них нет доказательств криминальной активности Бута. Когда же в Белый дом пришел Буш, дело Бута стало привлекать меньше внимания. После 11 сентября, по выражению высокопоставленного представителя уже новой администрации, «он внезапно вернулся на экраны наших радаров».

Спустя неделю после ареста Рупры бельгийские власти заочно предъявили Виктору Буту обвинение в отмывании криминальных доходов и 18 февраля издали международный ордер на его арест. 28 февраля в прямом эфире «Эха Москвы» Бут опроверг все до единого обвинения и заявил,что совершенно свободно и спокойно проживает в Москве; что касается зарубежного бизнеса, то он его свернул по причинам, не имеющим отношения к «травле» честного русского бизнесмена. Примерно через полчаса после начала интервью на ленте «Интерфакса» появилось заявление представителя национального бюро Интерпола в Москве Игоря Цирюльникова, который сказал: «На сегодняшний день можно с уверенностью утверждать, что Бута на территории России нет». Спустя несколько дней г-н Цирюльников прокомментировал сам себя: ордер из Бельгииде пока не получен, а как только — так сразу: все документы будут переданы в Генпрокуратуру и спецслужбы для проверки. Если же обвинения признают обоснованными, последуют, мол, соответствующие шаги.

Как видно, бельгийские материалы до сих пор в Москву не поступили. А может, признаны неубедительными. Виктор Бут не только не задержан, но и свой бизнес с «Аль-Кайдой», по данным наших источников, не свернул. Европейские спецслужбы, например, дали недавно утечку информации о доставке несколькими партиями груза золота из пакистанского порта Карачи морем в Иран. В Иране в настоящее время окопались члены высшего руководства «Аль-Кайды» Мафуз Валид и Саиф аль-Адель. Конечным пунктом была суданская столица Хартум. На этом последнем отрезке в операции участвовали самолеты Виктора Бута. Судан фигурирует в его послужном списке начиная с марта 1999 года, когда лондонская Observer сообщила со ссылкой на британского пилота, работавшего в компании Бута, о регулярных нарушениях Бутом оружейного эмбарго ООН против этой страны. В докладе ООН от октября 2001 года Хартум фигурирует в качестве постоянного транзитного порта при перелетах самолетов Air-Cess из Шард-жи в Того в 1997 году. Напомним: Усама бен Ладен жил в Хартуме с 1991 по 1996 год и инвестировал в экономику Судана.

Сам Виктор Бут все обвинения отрицает. В одном из немногих своих публичных выступлений на радиостанции «Эхо Москвы» он утверждал, что «конкретных фактов против него нет и не может быть». Правда, после этого затаился еще более тщательно.

Виктор Анатольевич все-таки кривит душой. Будучи высоким профессионалом, он прекрасно осведомлен о методах мониторинга режима санкций. Об этом говорит хотя бы сложная, запутанная схема маскировки истинных маршрутов, содержимого грузовых контейнеров, информации об отправителе и получателе. Известны случаи, когда самолеты Бута летали под ложными опознавательными знаками. Существует достаточно подробный список авиапарка Бута и аффилированных с ним компаний — таких, как киргизская Phoenix и российская GATS (Gulf Aviation Technology & Services). В первом случае операционная база компании — Шарджа, а самолеты значатся в регистрах Ирана, Болгарии, Либерии и Сан-Томе, операционная база второй — Малабо, Экваториальная Гвинея, а страны регистрации самолетов — Либерия, Болгария и Афганистан. Известны бортовые номера машин, их модели и прочие идентификационные признаки. Самолеты эти не раз замечены на территориях, контролируемых незаконными формированиями. Происхождение оружия, которым воевали повстанцы, установлено по серийным номерам. Поэтому Виктор Бут примерно представляет себе, какие обвинения и доказательства в их подтверждение ему могут быть предъявлены...

***

Портрет клиента в африканском интерьере

Converted 13585.jpg

Отставной капрал Фоде Санко (на фото) создал самое жестокое в истории Африки повстанческое движение — Объединенный революционный фронт Сьерра-Леоне. А до зубов вооружил повстанцев Леонид Минин

Гражданская война в Сьерра-Леоне, маленькой западноафриканской стране, для которой богатые недра стали источником беды, началась в 1991 году, когда уволенный из армии капрал Фоде Санко организовал Объединенный революционный фронт. ОРФ вступил в вооруженную борьбу с авторитарным режимом и вскоре снискал печальную известность своей дикой даже по африканским меркам жестокостью. В 1995 году правившая военная хунта Сьерра-Леоне подписала контракт с южноафриканской компанией Executive Outcomes (EO), предоставляющей персонал и услуги военного характера и часто выступающей в качестве частного охранного агентства на африканских нефтяных, золотых и алмазных месторождениях. Пять сотен наемников, в большинстве своем ветераны вооруженных сил ЮАР, выбили отряды ОРФ из важнейших алмазоносных районов и уничтожили некоторые их базы в джунглях.. После этого концессию на разработку алмазов получила компания Branch Energy, тесно связанная с ЕО, отряды которой остались обеспечивать безопасность на самых богатых копях Коно. Победа позволила провести в марте 1996 года выборы и привести к власти гражданское правительство во главе с президентом Теджаном Каббой. Последний подписал мир с ОРФ и в 1997 году разорвал контакт с Executive Outcomes. Менее чем четыре месяца спустя солдаты, недовольные своим жалованьем, свергли Каббу и пригласили ОРФ разделить с ними власть. В стране начался зверский террор, который продолжался девять месяцев. Свергнутый Кабба, в свою очередь, обратился к внешним силам. В феврале 1998 года в Сьерра-Леоне под флагом миротворцев войти нигерийские войска. Вскоре нигерийские офицеры поставили добычу алмазов под свой контроль. Правда, для подневольных рабочих приисков это ничего не изменило. Тем временем Революционный фронт сумел перевооружиться. Из Восточной Европы устремились самолеты с грузом оружия. Чаще всего они имели конечным пунктом столицу Буркина-Фасо Уагадугу или либерийский международный аэропорт Робертсфшд.

В Сьерра-Леоне бесчинствовали все — и правительственные войска, и корпус миротворцев, и племенное ополчение, чье традиционное оружие — мачете, копья и древние мистические воинские ритуалы. Но войско ОРФ превзошло своей беспощадной брутальностью все исторические образцы, в том числе зондеркоманды СС. Массовые изнасилования, пытки, казни, грабежи и каннибализм —рутинная практика. Но их «визитная карточка» — планомерная ампутация кистей обеих рук мирным жителям захваченных территорий. В 1996 году в ответ на призыв президента Каббы к соотечественникам «взяться за руки» ради национального согласия мясники ОРФ начали отрубать своим жертвам конечности и оставлять обрубки на ступенях президентского дворца, дабы внушить ужас всем, кто «осмеет внять призыву президента.

Война в Сьерра-Леоне убила 75 тысяч человек и оставила калеками с культями вместо кистей рук 20 тысяч, в том числе детей.. 80 процентов пятимиллионного населения страны обращено в беженцев. В настоящее время в Сьерра-Леоне присутствует крупнейший и самый дорогостоящий в истории ООН контингент «голубых касок» — 17 500 военнослужащих из 31 страны. В прошлом году бюджет миротворцев составил 612 миллионов долларов.

Минин-глава украинской мафии в Европе?

Converted 13586.jpg Леонид Ефимович Минин (до смены фамилии перед выездом за границу — Блувштейн) родился в Одессе, в: 1972 году эмигрировал в ФРГ, затем переехал в Израиль и получил гражданство этой страны. Длительное время жил в Италии, организовывая контрабандный транзит антиквариата, валюты, наркотиков, драгоценных металлов, бриллиантов и оружия. За противозаконную деятельность Минину был закрыт въезд в некоторые страны Европы, а в 1999 г. аналогичное решение приняла и Служба безопасности Украины в соответствии со ст. 25 Закона Украины «О правовом статусе иностранцев».

Данные об этом дельце, использующем документы на несколько вымышленных имен, есть в полиции многих стран и свидетельствуют о его преступной деятельности, что подтверждено в феврале 2001 г. в итальянском суде. Имеются на него материалы и в Службе безопасности Украины.

Кто вы, мистер Бут?

Converted 13587.jpg Уроженец Душанбе и офицер ВВС в отставке, Виктор Бут имеет репутацию крупнейшего в мире нелегального торговца оружием. Следы коммерческой деятельности Бута обнаружены во всех без исключения конфликтных зонах Африки. По мнению специалистов, Виктор Бут владеет крупнейшим в мире частным парком грузовых самолетов.

Ему 35 лет. В 1991 году он окончил Военный институт иностранных языков в Москве. В начале 90-х годов служил переводчиком в силах по поддержанию мира в Анголе. По слухам, бегло говорит на шести языках.

Сам Бут утверждает, что родился в Ашхабаде. Возможно, именно такое место рождения значится в паспорте, по которому он живет сейчас в России. Однако в зарубежных источниках факсимильно опубликована первая страница загранпаспорта 44 № 3570350, выданного 4 февраля 1998 года и действительного по 4 февраля 2003 года, где сказано, чта гражданин России Бут Виктор Анатольевич родился 13 января 1967 года в «Dushanbe, USSR». В одном из докладов ООН упоминается также российский паспорт Бута 29 Nо 0006765, срок действия которого к моменту публикации доклада (апрель 2001 г.) истек. Наблюдатели ООН обвиняют Бута в снабжении оружием антиправительственных группировок Анголы, Сьерра-Леоне и режима Чарльза Тэйлора в Либерии. Бут и аффилированные с ним компании ведут или вели в недавнем прошлом операции в Камеруне, Центрально-Африканской Республике, Демократической Республике Конго (бывший Заир, бывшее Бельгийское Конго), Экваториальной Гвинее, Кении, Ливии, Республике Конго (Браззавиль), Руанде, ЮАР, Судане, Свазиленде, Лесото и Уганде. До недавнего времени проживал в Москве.

Опальный Рабинович

Converted 13588.jpg 49-летний Вадим Рабинович занимает особое место среди тех бизнесменов, кому «злая молва» приписывает участие в контрабанде советского оружия в горячие точки за пределами СНГ. Вполне респектабельная фигура, филантроп и президент Всеукраинского еврейского конгресса, кавалер золотого ордена Николая Чудотворца «За преумножение добра на Земле». Официально интересы Рабиновича распространяются прежде всего на медиа-бизнес — ему принадлежит ряд украинских газет, издательств, радиоканалов. Он стал широко известен за пределами Украины два года назад, когда поползли слухи о его планах покупки НТВ, фактически утерянного к тому времени Гусинским, но еще не подпавшего полностью под контроль «Газпрома». Однако внутри Украины Рабинович давно имеет славу «местного Березовского». Деловые и политические интересы тесно связывали его с рядом влиятельных украинских политиков, прежде всего с правой рукой президента Кучмы, крупным предпринимателем Александром Волковым. В последнее время, однако, дела Рабиновича идут из рук вон плохо. Но вовсе не из-за того, что он попался на продаже 200 танков «Талибану». На это обвинение как раз украинские власти устами бывшего министра обороны, ныне президента ассоциации авиационной промышленности Валерия Шмарова ответили, что это-де «домысел». Мол, «система государственной службы экспортного контроля в Украине настолько сложна и многоступенчата, что исключает возможность переправить из Украины незамеченным танк или иную бронетехнику». Возможно, Рабинович просто попал в политическую опалу и ведет, подобно своему российскому прототипу, эмигрантский образ жизни.