На пермские больницы никакого здоровья не хватит

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Вице-премьер правительства Пермского края Ольга Ковтун

Региональный Минздрав: уволить сразу 30 главных врачей медучреждений


К масштабной кадровой ротации в здравоохранении приступило Министерство здравоохранения Пермского края. Так, в начале октября свои должности в один момент потеряли сразу 30 руководителей, возглавляющих учреждения здравоохранения. Большая часть из них ушла в никуда вследствие «оптимизации», а 13 – на основании окончания действия контрактов, которые были заключены с врачами год назад. По сообщениям региональных СМИ, о своем увольнении врачи узнали постфактум: пять часов стояли в очереди к клерку, который вручал им трудовые книжки.


Что послужило толчком для принятия Минздравом края такого решения? Ведь, судя по рапортам пермской краевой власти в адрес власти федеральной, в Пермском крае все в порядке с медицинской помощью населению: реформа здравоохранения успешно идет, доступность медицинской помощи растет вместе с зарплатами медиков, краевой бюджет имеет социальную направленность. Причины такого масштабного увольнения врачей взбудораженной общественности объяснила вице-премьер правительства Пермского края Ольга Ковтун, бывший проректор по научной работе Свердловского медуниверситета, назначенная на должность в Прикамье в феврале этого года. По ее словам, решение было принято в связи с реорганизацией учреждений отрасли и завершением контрактов у ряда специалистов. «В июле прошлого года было 194 организации здравоохранения, а на 1 октября – уже 164. Процесс еще не завершен. Мы еще будем свидетелями кадровых перестановок и слияний учреждений», – предупредила госпожа Ковтун. Освободившиеся должности главврачей краевые власти планируют закрыть по итогам конкурсных процедур, которые уже объявлены и должны состояться в течение двух месяцев. Попробовать свои силы, как заверила чиновница, могут и теперь уже бывшие главврачи.


Но точки зрения рядовых больных и пермской общественности, все это – пустые слова, медицинская помощь населению находится в катастрофическом положении. Свидетельство тому – скандал следует за скандалом. Так, произошедшим увольнениям предшествовало широкое обсуждение случая гибели 12-летней девочки после того, как ее несколько часов возили в карете скорой помощи между медучреждениями. Резонанс вызвало отсутствие вакцины против укуса змеи во втором по численности городе в Пермском крае – Березники. Выяснилось это после того, как пострадал ребенок.


Состоявшийся в пермском здравоохранении кадровый блицкриг вновь вызвал негодование общественности, даже несмотря на все заверения властей о том, что сложившаяся ситуация никак не скажется на качестве услуг, оказываемых пациентам. Несмотря на формальную законность увольнений, решение о кадровой ротации было принято кулуарно, без широкого обсуждения с профессиональным сообществом. В списке уволенных оказались имена врачей-менеджеров, находящихся на хорошем счету. В их защиту выступили не только трудовые коллективы, но и представители общественности. К примеру, доктор Ольга Токмакова возглавляла пермскую городскую детскую больницу № 13, которая открывает рейтинг детских лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) Пермского края и обслуживает два района краевой столицы численностью почти в четверть миллиона человек. Все 366 человек трудового коллектива встали на защиту своего руководителя. Судя по СМИ, к этому протесту примкнули пациенты, уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина, руководство регионального отделения ОНФ, депутаты краевого Заксобрания. Все они осудили министра здравоохранения края Ольгу Ковтун за аморальность сложившейся ситуации. Очередной резонансный случай заставил пристально посмотреть на ситуацию в региональном здравоохранении. Каковы результаты реформирования отрасли в Пермском крае? По мнению многих глав муниципалитетов, передача медучреждений на краевой уровень «убивает первое звено медицинской помощи населению: из окон Минздрава не видно, сколько километров от сел до ЦРБ». ФАПы массово закрыты, а возрождаются только там, где есть нефть: ЛУКОЙЛ за счет части своей налоговой льготы восстанавливает их в соответствии с соглашением.


Яркий пример – ситуация в Коми-Пермяцком округе. В поселке Гайны (райцентр, 180 км до центра округа – Кудымкара, 400 км – до Перми) закрыт роддом, ближайший – только в Кудымкаре. В результате появились случаи родов прямо в дороге, которая фактически на сегодня является непроходимой. После этого не удивительно, что в этом году федерация впервые за долгое время причислила Пермский край к регионам с суммарным коэффициентом рождаемости ниже среднго по РФ. Вокруг Гайн ситуация еще хуже: в селе Усть-Черная (120 км от Гайн), где живет 1200 человек (а по данным краевого Минздрава «только» 970 человек), закрыт круглосуточный стационар, а функции скорой помощи выполняют медсестры дневного стационара, если, конечно, хватает сил и квалификации. А как добраться до этого стационара из населенных пунктов, находящихся в 40–50 км от Усть-Черной, где нет даже намека на медицинскую помощь? Врачи Коми округа говорят, что еще недавно окружная больница в Кудымкаре немного не дотягивала до краевой, а сегодня, вследствие «оптимизации» и создания «медицинского холдинга», то есть объединения окружной больницы с городской кудымкарской поликлиникой, время ожидания на бесплатное обследование МРТ составляет 3–4 месяца, при этом само обследование возможно только в Перми, как и УЗИ-обследование беременных женщин. Недовольство пациентов выплескивается на врачей, которых и так немного. Укомплектованность в Коми округе составляет чуть более 50% от необходимой. В сельских территориях округа «узких» специалистов нет вообще. Зарплата врачей в бывшей городской поликлинике Кудымкара вследствие «оптимизации» стала меньше на 8 тыс. руб. В итоге рушатся надежды жителей округа. Они уповали на улучшение ситуации главным образом в здравоохранении после объединения с Пермской областью.


Впрочем, такая же ситуация и в других сельских, прежде всего северных районах Пермского края. Эксперты регионального отделения Народного фронта говорят, что медучреждения Чердыни, Ныроба находятся в крайне плачевном состоянии, а до краевого Минздрава не достучаться. На фоне закрытия роддомов в крае на окраине Перми высится огромный перинатальный центр, где недавно закрыли гинекологическое отделение. Заметим, что врачи-акушеры-гинекологи говорят: «Жесткие медицинские требования запрещают работу роддома, если в нем нет гинекологического отделения. Но краевой Минздрав утверждает, что этот центр – часть краевой больницы, а в ней такое отделение есть». Правда, до него через транспортные пробки – несколько километров.


Эксперты, представители общественности и пациенты говорят, что и горожане сталкиваются с проблемой доступности медицинской помощи. Попасть по направлению лечащего врача на консультацию в краевую поликлинику можно не менее чем через два месяца после назначения. Более того, проблема попасть к обычному участковому врачу тоже есть в любой поликлинике миллионной Перми. К примеру, в Кировском районе Перми – Закамске – в поликлинике № 12 на 43 участка всего 14 участковых терапевтов. Факты налицо: в 1990 году в Пермском крае, когда врач принимал пациента в поликлинике в день обращения, была 371 амбулаторно-поликлиническая организация; в 2012 году – 272, а в 2013-м уже 245, и число больниц неумолимо сокращается, а доступность медицинской помощи суживается, как шагреневая кожа. И это в регионе, где в следующем году будет отмечаться столетие высшего медицинского образования, где есть медицинский вуз в статусе университета и немало научных медицинских школ!


Что касается майских указов, то пермские врачи уже даже не возмущаются, сил хватает только на иронию: «Где бы увидеть пермского врача, который получает в 2015 году по 42 425 руб. в месяц?!» Это данные с сайта пермского Минздрава. На самом деле специалист высшей категории со стажем 30 лет в поликлинике детской краевой больницы получает 8 тыс. руб. плюс премия от ФОМС максимум 7 тыс. руб. Пермский нейрохирург высшей категории в специализированном региональном сосудистом центре получает 11–18 тыс. руб. Остальное по зарплате – средняя температура по больнице.


Врачи ПГДБ № 13 говорят, что в 2014 году больница получила на лекарства 70 млн руб., а на весь 2015-й у них на эту статью 50 млн руб. и они «должны готовиться к тому, что будет еще меньше». До сих пор такая «оптимизация» пермским чиновникам вполне удавалась. Неугодных главврачей, которые сопротивляются «оптимизации по-пермски», можно выгнать с работы без объяснения причин, а пациенты вообще не в счет.


По сообщениям пермских СМИ, в бюджете здравоохранения Пермского края на 2015 год зияла дыра в 147 млн руб. Краевая власть заявила: поскольку рост зарплат врачей шел как бы слишком быстро, то в 2015 году ее повышения не произойдет. В то же время расходы на зарплату высших чиновников этого региона выросли не на проценты, а в полтора раза. Последующий федеральный тренд – сокращение в 2015 году этих зарплат на 10 № жизнь пермских чиновников отнюдь не ухудшил. А зарплаты работников аппарата краевой администрации увеличены на 50 млн руб. Только этого было бы достаточно, чтобы на треть сократить дефицит бюджета пермских больниц. Очевидно, что проблема пермского здравоохранения не в главных врачах, а в тех, кто ими руководит в пермском правительстве.

Ссылки

Источник публикации