На полигоне, между воронками

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Труд" ("Деловой вторник"), origindate::02.09.2003

На полигоне, между воронками...

Руководители Союза правых сил имели личную возможность проверить либеральные экономические идеи. Что же из этого получилось?

Сергей Гришин

Converted 14930.jpg
Анатолий Чубайс всегда убедителен, пока не вдумаешься в его тезисы

Необъявленная пока еще официально предвыборная гонка на самом деле уже идет вовсю. Тут вам и массированная телевизионная реклама партий всех родов и мастей, выставляющая напоказ любовь к родным лесам и полям, и театрально разыгранный "форум" политических сил в Манеже, и рекламные щиты с красочными сантехниками, демонстрирующими вантузы...

Партии, про многие из которых недавно никто и не слышал, бросились сообщать о себе избирателям до того, как Центризбирком начнет контролировать израсходованные на рекламные акции бюджеты. Но вот вопрос: соответствует ли нарисованная "картинка" той реальности, за которую нас агитируют. Быть или казаться - дилемма, актуальность которой многократно возрастает именно в предвыборную страду.

Недавно мне попалось на глаза интервью с председателем Алтайского регионального отделения Союза правых сил Михаилом Вдовенко. Не секрет, что традиционная ориентация аграрных регионов России - левая, а значит, тем, кто называет себя "правыми", приходится искать нетрадиционные ходы. Например, вписывать в региональный партийный список на выборы в Госдуму имена всех видных алтайских бизнесменов. На вопрос корреспондента, правильно ли считать, что СПС - это партия бизнеса, Михаил Вдовенко что-то расплывчато ответил о пользе деятельных людей, но от прямого ответа ушел.

Хотя о тесных связях СПС и российского бизнеса, как среднего, так и более чем крупного, известно давно. Ни для кого не секрет, что СПС с момента своего существования "подпитывался" средствами из РАО ЕЭС, возглавляемого сопредседателем партии Анатолием Чубайсом, - тоже не новость.

СПС, как принято нынче говорить, активно позиционирует себя в качестве политической силы, проводящей в жизнь интересы бизнеса и деловых элит, стремится понравиться избирателю в качестве сообщества успешных менеджеров и управленцев, внесших свою лепту в переустройство посткоммунистической России и дееспособных до сих пор. Так ли это на самом деле? Или это просто миф? Своеобразный крючок для того, чтобы заставить малых и средних предпринимателей России (а счет им уже идет на миллионы) в декабре отдать свои голоса за "правое дело", якобы стоящее на страже их интересов в российских властных структурах?

Правда, для того, чтобы получить право говорить от лица бизнеса и в его защиту, нужно прежде всего понимать, о чем идет речь, и самим добиться чего-то на ниве управления и менеджмента. Давайте разберемся, есть ли это понимание у эспээсовских лидеров и каков был их личный вклад в экономическое развитие страны за последние лет десять.

В декабре 1991 года любимец первого президента России Борис Немцов был назначен главой администрации Нижегородской области, а областной Совет тут же переименовал его в губернаторы. Все тогда еще было в новинку, и Ельцин предложил "обкатать" задумывавшиеся реформы в Нижнем, для чего Немцову была предоставлена абсолютная власть и полная свобода действий. Первый же его шаг можно описать ставшей впоследствии крылатой фразой "хотели как лучше, а получилось как всегда": в области якобы для упрощения бумажных процедур был введен заявительный порядок регистрации для предприятий частного сектора. Процедура, призванная ускорить процесс, запомнилась нижегородским предпринимателям надолго. Во-первых, при заявительной регистрации предприятие могло открыть счет только в одном городском банке (напрямую зависимом от городской администрации), при этом все остальные банки предпочитали с ним не связываться, опасаясь погрешностей при оформлении документов. А, во-вторых, упрощенная схема ведения бухгалтерского учета неизменно вызывала массу претензий у федеральной налоговой инспекции, не связанной тесными узами ни с городом, ни с областью.

В сентябре 1992-го Немцов провел в Нижнем Новгороде "Месячник свободной торговли". В течение месяца были отменены идущие в городской бюджет проценты от налогов на прибыль и сокращены вдвое проценты того же налога, идущие в областной бюджет. Так как решение о проведении месячника было принято за несколько дней до его объявления, о льготах предпринимателям стало известно слишком поздно, и поэтому свобода торговли не отразилась ни на количестве товаров, ни на товарообороте, ни на ценах. Зато потери бюджета по результатам месячника от недопоступления налогов составили, по разным оценкам, от 20 до 100 миллионов рублей. Немцов рассчитывал, что под идею проведения месячника Гайдаром будут выделены 2 миллиарда дешевых кредитов и будут даны льготы по налогу на прибыль, отчисляемому в федеральный бюджет, но эти наивные с экономической точки зрения надежды не оправдались. Зато с пропагандистской точки зрения эксперимент с "месячником" оказался успешен: Немцов снискал всероссийскую репутацию покровителя бизнеса и частного предпринимательства.

Был и еще один эпизод из "чудачеств" Бориса Ефимовича в качестве нижегородского губернатора: весной 1992 года в период острой нехватки наличных денег он провел первый в России областной заем в виде "потребительских билетов", которые в народе окрестили "немцовками", на 10 миллиардов рублей. Ситуация с наличностью тогда быстро исправилась благодаря выпуску в обращение пятитысячных купюр, а вот "немцовки" не удалось даже использовать в качестве талонов на бензин: качество краски оказалось столь низким, что билеты приходили в негодность уже после нескольких переходов из рук в руки. Процентов по облигациям, как их впоследствии распорядился называть губернатор, горожане ждут до сих пор.

Однако имидж управленца и реформатора способствовал быстрому карьерному росту Немцова, заблиставшему в российском правительстве. Сейчас уже мало кто помнит, что он более полугода выполнял функции вице-премьера и министра топлива и энергетики в 1997 году. Что, впрочем, неудивительно... Был отправлен в отставку вместе с правительством Черномырдина. Следующий поход Немцова во власть был еще короче: в течение 4 месяцев 1998 года в качестве вице-премьера правительства Кириенко Борис Немцов убеждал, что скорее рухнет Великая Китайская стена, чем курс доллара в России. Через неделю после августовского дефолта и глубочайшего экономического кризиса, в очередной раз обесценившего сбережения россиян, Немцов с чувством выполненного долга отправился в очередную отставку. Это только самые яркие опыты присутствия Бориса Ефимовича в исполнительной власти, но, похоже, и этого ему оказалось достаточно для того, чтобы сосредоточиться на политике, где, считается, достаточно лишь громко рассуждать.

Альфред Рейнгольдович Кох, ныне - глава предвыборного штаба Союза правых сил, также занимал вице-премьерскую должность. Правда, еще до этого он здорово прославился на ниве российской приватизации и проведения залоговых аукционов - в качестве главы Мингосимущества России. Тесные связи госчиновника с крупнейшими финансово-промышленными группировками уже и тогда не были секретом. Однако привлечь Коха к ответственности за распродажу крупных пакетов ведущих российских предприятий (25% холдинга "Связьинвест", 38% акций РАО "Норильский никель", 51% акций нефтяной компании "Сиданко" и так далее...), от которой госказна получила смехотворные по сравнению с их реальной стоимостью суммы, правоохранительные органы пока так и не смогли. Говорю "пока", потому что как раз в конце прошлой недели в Генпрокуратуру поступил депутатский запрос о возобновлении дела против Коха, "продавившего" продажу акций "Норильского никеля" в 1995 году по смешной цене. Примерно этим же периодом датируются массированные распродажи контрольных пакетов акций предприятий военно-промышленного комплекса: МАПО "МиГ", "ОКБ Сухой", "ОКБ им. Яковлева", "Авиакомплекса им. Ильюшина", "ОКБ им. Антонова" зарубежным, преимущественно американским и английским, и немецким компаниям. Так, например, германская фирма "Сименс" приобрела более 20 проц. Калужского турбинного завода, производящего уникальное оборудование для атомных подводных лодок. Точнее всего о периоде разворовывания советского оборонного комплекса под патронажем Альфреда Коха сказано в аналитической записке Службы внешней разведки (СВР), опубликованной в "Новой газете": "Приватизация предприятий ВПК привела к массовой утечке новейших технологий, уникальных научно-технических достижений практически даром на Запад. В целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредило для их обработки специальную программу".

Здесь уже попахивает не просто расхищением госсобственности. Впрочем, нынешний кандидат в высший законодательный орган России - Государственную Думу - неоднократно во всеуслышание заявлял, что он не любит "эту страну" и презирает все русское, считая, что у России нет иного будущего, кроме как в качестве сырьевого придатка Запада - в одном ряду с третьеразрядными "банановыми республиками". После подобных публичных заявлений о собственной репутации уже и в самом деле можно не беспокоиться, поэтому на своих рассказах о том периоде приватизационного беспредела, торжественно озаглавленных "Распродажа Российской Империи", Кох и группа его соавторов (Анатолий Чубайс, Максим Бойко, Петр Мостовой) еще и заработали недурные гонорары ("Дело писателей" образца 1997 года).

Имя третьего номера в предвыборном партийном списке СПС Анатолия Чубайса уже давно стало нарицательным. Правые подают его как образец современного менеджера, для которого не существует невыполнимых задач. Но для миллионов россиян это имя всегда останется символом краха, обвала, кризиса. История ваучерной приватизации, заложившей основу стремительного разрушения мощной экономической машины, доставшейся в наследство от Советского Союза. В результате сто миллионов россиян были оставлены с носом. Это и обвал рубля в 1993 году, и все тот же дефолт 1998 года. Это и совсем свежий пример - история с телеканалом ТВС, отданного Анатолию Борисовичу под гарантии консолидации финансовых ресурсов российской бизнес-элиты и доведенного до банкротства меньше чем за год.

Очередной фронт, на который был "брошен" Чубайс, - электроэнергетика. Под прикрытием проводящейся уже несколько лет реформы отрасли с крайне спорной целью и невнятными очертаниями мы имеем возможность наблюдать веерные отключения электричества по всей стране, запугивание и шантаж предприятий ценами на электричество, галопирующий рост тарифов для граждан. И на этом фоне самоуверенные заявления. "Я издал специальный приказ, - успокоил недавно Чубайс взволнованную общественность после скандального сбоя в работе американской электроэнергетики, - по обеспечению энергетической безопасности". Значит, нам можно теперь спать спокойно...

Умение использовать любой повод для собственного пиара - неоспоримое достоинство сопредседателя СПС Анатолия Чубайса. Так, на фоне недавнего пуска Бурейской ГЭС - реально очень важного узла дальневосточной энергосистемы, Чубайс выглядел гигантом, изыскавшим финансирование на достройку станции, оставив за скобками то, что бюджет строительства складывался из инвестиционной составляющей, заложенной в текущие энерготарифы, по которым каждый месяц платим в том числе и мы с вами. Именно поэтому так окаменело лицо Чубайса, когда президент, прилетевший на открытие ГЭС, поставил точку на всех разговорах о заслугах отдельных личностей: "Бурейскую ГЭС строила вся страна".

Важный акцент, особенно на фоне информационной кампании по раскрутке роли Чубайса в пуске ГЭС и других судьбоносных свершениях. Впрочем, едва ли лекарство под названием "раскрутка" поможет правым на выборах. Репутация - сложная штука: наживается годами, а подрывается в один момент.