На скамье подсудимых - 22 милиционера

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

На скамье подсудимых - 22 милиционера Необходим пересмотр структуры собственной безопасности МВД

"Как уже сообщала "НГ", на Ставрополье начался громкий судебный процесс над торговцами оружием, которые не один год скрытно действовали при ГУВД края. На скамье подсудимых - 22 сотрудника милиции, среди которых и работники аппарата краевой милиции. Уголовное дело о незаконной торговле оружием против ставропольских милиционеров было возбуждено в ноябре прошлого года. Преступники в погонах были взяты с поличным, когда пытались продать крупную партию пистолетов. Следствием установлено, что для хранения похищенного оружия они использовали расположенные непосредственно на территории ГУВД складские помещения, куда доставлялись изъятые у преступников гранатометы, пулеметы, пистолеты, автоматы, гранаты и другие боеприпасы, подлежащие уничтожению. В день ареста было изъято 15 гранатометов, 576 единиц различного огнестрельного оружия, 378 гранат, более 40 тыс. боевых патронов, около 10 кг взрывчатых веществ. Среди подсудимых - бывший начальник склада вооружения краевого ГУВД младший лейтенант Попов, проработавший в органах около 20 лет. При обыске на рабочем месте и в квартире у него были обнаружены боеприпасы, десятки пистолетов и ножей.

Сотрудники ставропольской милиции активно торговали оружием на протяжении пяти лет. Операция по их задержанию шла почти год и сопровождалась беспрецедентной секретностью. Все ее детали до конца знали только три человека - следователь по особо важным делам краевой прокуратуры Андрей Гуськов, начальник отдела УБОПа по Северному Кавказу Иван Галигузов и прокурор края Роберт Адельханян, хотя в задержании преступников были задействованы около 70 человек. Секретность операции объяснялась тем, что продажей оружия бандитам занимались профессионалы, задержать которых с поличным было крайне сложно. Они никогда не передавали оружие из рук в руки и не получали деньги напрямую. Торговцы в погонах, получив оплату, лишь через третьих лиц сообщали места тайников, из которых следовало забрать оружие. 
Чтобы втереться в доверие к преступникам, оперативникам из УБОПа пришлось обучиться гримерскому искусству и долгое время изображать из себя крутых братков. Это выходило настолько умело, что даже коллеги при встрече не узнавали их. Подставным удалось войти в доверие к торговцам, и те пошли на продажу очередной крупной партии оружия не по прежней схеме, через тайники, а из рук в руки. В ходе передачи товара продавцов удалось задержать. 
Оружие, которым торговали милиционеры, изымалось не только у обычных преступников, но и с боем захватывалось в Чечне федеральными войсками или сотрудниками милиции, не раз рисковавшими при этом жизнью. Только в прошлом году ставропольские милиционеры изъяли в Чечне около 4 тыс. единиц оружия. Вместо уничтожения оружие нередко возвращалось в криминальные структуры. Следствием установлено, что стволы разошлись по многим российским регионам, включая и Чечню. 
Процедура уничтожения детально расписана в приказе МВД от 1986 года - оружие должно быть вывезено в литейный цех завода "Красный металлист". Там в присутствии начальника цеха и целой комиссии из ГУВД номера оружия должны громко зачитываться и отмечаться в описи, после чего стволы на глазах у комиссии должны расплавляться вместе с остальным металлоломом. Но на деле получалось, что вся процедура проходила в кабинете. При этом на завод на переплавку везли только то, что не пользовалось спросом на рынке. Остальное шло в оборот. Спасенным от уничтожения стволам старались придать полную "чистоту". После отправки по инстанциям всех нужных бумаг номера "уничтоженного" оружия и его технические характеристики из базы данных МВД изымались. Акты на списание "уничтоженного" оружия подписывались комиссией в составе весьма высокопоставленных милицейских офицеров. Естественно, приобретать такое оружие для бандитов было намного удобнее, чем на оружейных заводах. Подсудимые приторговывали не только оружием, но и взрывчаткой, а также боеприпасами, причем в большом объеме. Так, при обыске в одном из тайников было изъято 25 тыс. патронов к автомату Калашникова. 
По данным прокуратуры, торговля оружием началась в 1995 году. С того времени начальники ГУВД Ставрополья менялись один за другим - Шепилов, Мамонтов, Волкодав. Любопытно, что за месяц перед задержанием преступников комиссия МВД РФ, проверявшая ГУВД края, отметила удовлетворительную работу по учету и уничтожению изъятого оружия. По словам нынешнего начальника краевого ГУВД генерал-лейтенанта Александра Сапрунова, который был назначен на эту должность в марте этого года, выводы должна сделать не только милиция Ставрополья, но и все субъекты РФ - там, где такой же механизм изъятия и хранения оружия, к сожалению, существовал. В беседе с корреспондентом "НГ" Сапрунов подчеркнул, что сегодня милиция с особой тщательностью следит за "чистотой" своих рядов. Созданное около четырех лет назад Управление собственной безопасности при ГУВД, говорит генерал, не выполняло эти функции на 100 процентов. По мнению Сапрунова, это в некоторой степени зависело и от частой смены руководства ГУВД. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации