На что живут министры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© [1], testdate::Jan 26 2006

Члены правительства раскрыли доходы

Борис Грозовский, Александра Петрачкова, Алексей Рожков, Игорь Цуканов, Елена Мазнева

Министр транспорта Игорь Левитин получил в 2004 г. в 80 раз больше премьера Михаила Фрадкова. Один из самых бедных в правительстве — министр финансов Алексей Кудрин. Больше всего квартир у министра связи Леонида Реймана, а земли — у министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу. Такие данные содержатся в документах, которые предоставил “Ведомостям” Белый дом.

[page_18103.htm#1|Официальные декларации высших чиновников] показывают, что в российском правительстве наблюдается большое имущественное неравенство. Средний ежемесячный доход премьера, вице-премьеров и министров в 2004 г. составил $51 562 (для пересчета использован средний курс доллара за 2004 г.). Но при этом 13 условно бедных получали в среднем $3675 в месяц, а пять условно богатых — в десятки и даже сотни раз больше. Интересно, что премьер в эту пятерку не входит: официальный среднемесячный доход Михаила Фрадкова — $5043.

Больше всех получил в 2004 г. глава Минтранса Игорь Левитин — $4,85 млн, т. е. в среднем по $404 455 в месяц. Его помощник Светлана Крыштановская объяснила, что эта сумма получается из зарплаты министра, доходов от вкладов в банках и от ценных бумаг, а также “от реализации принадлежавших Левитину акций (долей) предприятий, произведенной в связи с его поступлением на госслужбу”. Конкретизировать структуру доходов министра она отказалась. До марта 2004 г. Левитин работал замгендиректора “Северсталь-транса”, но сотрудник компании утверждает, что министр никогда не владел ее акциями.

На втором месте по доходам — министр природных ресурсов Юрий Трутнев. Его среднемесячный доход составил $317 198. Каждый год министр получает деньги за акции группы компаний “Экс”, которые Трутнев продал в рассрочку, став госслужащим, пояснил представитель Минприроды Ринат Гизатулин. В 2004 г. Трутнев получил за бумаги “Экса” $3,5 млн (92% годового дохода). Группа занимается, в частности, торговлей (владеет сетью супермаркетов “Семья”, ее оборот в 2004 г. — $105 млн), транспортом и строительством.

Третий — глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов. Он получал в 2004 г. $119 572 в месяц. В ответ на просьбу “Ведомостей” раскрыть структуру доходов министра замдиректора департамента по связям с общественностью Минздравсоцразвития Елена Волохова пообещала “предоставить дополнительную информацию в рамках действующего законодательства РФ”, т. е. отправить почтой через неделю после получения обращения. Столько времени ждать “Ведомости” не могли: по закону о СМИ редакция должна опубликовать полученные от правительства данные в течение недели. Чуть больше половины своего годового заработка министр мог получить в качестве дивидендов по акциям “Ингосстраха”: по свидетельству источников, близких к компании и ее акционерам, 18% “Ингосстраха” до июля прошлого года принадлежали структурам Зурабова. В 2004 г. “Ингосстрах” выплатил 125 млн руб. дивидендов за 2003 г. Кроме того, Зурабов основал и до 1998 г. возглавлял страховую компанию “Макс”, которую участники рынка все еще связывают с именем министра. За 2003 г. “Макс” порадовал акционеров дивидендами в 212 млн руб.

Не захотел разговаривать с “Ведомостями” о своих доходах и министр информационных технологий и связи Леонид Рейман, который занимает по доходам в 2004 г. четвертое место — $26 925 в месяц. “Как следует из вашего обращения, все сведения, предоставляемые для размещения в СМИ <...> вами были получены”, — лаконично ответила пресс-служба министерства.

Впрочем, часть денег Рейману могла принести сдача в аренду недвижимости: в его собственности четыре квартиры по 195-284 кв. м. В 2004 г. аренда квартиры такой площади в Москве стоила $1500-15 000 в месяц в зависимости от расположения, числа комнат, качества ремонта и мебели, а в Санкт-Петербурге — в 1,5-2 раза дешевле, подсчитывает сотрудник управления аренды “Миэль-недвижимости”.

Пятым в списке лидеров стал министр образования и науки Андрей Фурсенко — $12 203 в месяц. Это случайность, поясняет представитель министерства. Просто в 2004 г. Фурсенко переехал из Санкт-Петербурга в Москву и продал свою квартиру в Северной столице, внеся 2,6 млн руб. в Управление делами президента за московскую квартиру с правом ее приватизации.

Самым низкодоходным министром оказался глава Минрегионразвития Владимир Яковлев — $1689 в месяц. Дело в том, что министром он стал только в сентябре 2004 г., а дополнительных доходов от акций или процентов по вкладам в банках у него не было, объясняет помощник министра Ирина Теркина. Немногим богаче Яковлева Сергей Иванов, работавший в 2004 г. министром обороны, и министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. Дело в том, что зарплата этих чиновников, как и главы МВД, привязана к военной шкале окладов, которая сильно отстает от гражданской. А единственным министром, получившим свой основной доход от государства, но оказавшимся тем не менее богаче Фрадкова, стал глава МИДа Сергей Лавров. Он проводит за пределами страны примерно половину дней в году, а командировочные за рубежом даже у рядовых госслужащих составляют порядка $60 в день, объясняет экс-сотрудник МИДа.

Больше всего квартир в личной собственности у Реймана, их совокупная площадь составляет 994,2 кв. м. Крупнейшим землевладельцем оказался Сергей Шойгу (1,27 га). Второе место делят Рейман и Зурабов: у них по 0,95 га. А вот у Кудрина, Чайки и Яковлева вообще нет ни земли, ни дома, ни квартиры, даже гаража нет. Из интересных объектов недвижимости стоит отметить баню Шойгу площадью 130 кв. м и два гаражных машиноместа Реймана площадью 50 кв. м.

Экс-министр юстиции Павел Крашенинников объяснил “Ведомостям”, что ничего противозаконного в том, что члены правительства получают доходы от банковских вкладов и ценных бумаг, нет. По его словам, чиновники не имеют права заниматься бизнесом и должны передавать в доверительное управление принадлежащие им пакеты акций и доли в компаниях: “Смысл запрета в том, чтобы чиновник не занимался предпринимательством, получать доход от своей собственности не возбраняется”. Санкций за невыполнение этой нормы в законодательстве нет, говорит Крашенинников, но в административном порядке наказать может президент или премьер.

Эксперты уверены, что официальные зарплаты членов российского правительства не конкурентоспособны на рынке труда и не адекватны их работе. Ежемесячные зарплаты в $3000-4000 — это уровень замдиректора направления в бэк-офисе крупной компании, говорит гендиректор хедхантингового агентства Ward Howell Cергей Воробьев. “Ответственность министра не меньше, чем у руководителя крупной корпорации, — он принимает капиталоемкие решения ценой в миллиарды долларов, но по зарплате чиновник ощутимо проигрывает”, — отмечает экономист ФБК Игорь Николаев. Зарплаты высшим чиновникам нужно заметно повысить, считает ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: “Иначе государство не может рассчитывать на абсолютную лояльность работника”. Не оплачивая адекватно труд бюрократов, государство толкает их к поиску побочных заработков, добавляет Кузьминов. Он считает, что министрам следовало бы платить $15 000-25 000.

За рубежом министры получают и больше — например, сингапурский премьер в 2000 г. заработал $1,1 млн, а министры — от $655 530 до $819 124. Руководивший Сингапуром в 1959-1990 гг. Ли Куан Ю в октябре 2005 г. рассказывал “Ведомостям”, что зарплаты министров ежегодно рассчитываются по данным о доходах 10% самых богатых людей страны и могут повышаться или понижаться вместе с ними: “Если наши чиновники не входят в число самых высокооплачиваемых людей, то зачем они правительству?”

***
Converted 20676.jpg

Converted 20677.jpg

Converted 20678.jpg

***

этого материала
© [2], [[testdate2::origindate::26.01.2006]]

Доходная история

Без малого полгода назад газета “Ведомости” обратилась в администрацию президента с запросом предоставить информацию о доходах и имуществе членов правительства. Редакция хотела осуществить законное право читателей знать, сколько зарабатывают российские министры, какие у них квартиры, дачи и т. д. Мы не предполагали, что процесс получения этих сведений окажется едва ли не интереснее, чем сам результат (его можно найти на стр. А5). А вышло так, что “Ведомости” оказались первопроходцами и начали эксперимент, показавший, сколько времени и сил уходит на то, чтобы получить от власти положенное по закону. Но обо всем по порядку.

Закон о СМИ дает редакции право получать любую информацию о деятельности госорганов, в том числе о доходах и имуществе должностных лиц. Срок — неделя. Правда, порядок предоставления информации уточнен указом президента № 484 от 1997 г., который отводит на ответ уже две недели. Ну две так две. 15 августа 2005 г. мы отправили запрос на имя Владимира Путина, 22 августа удостоверились в том, что администрация президента его получила, и стали ждать. Ни 29 августа (срок по закону о СМИ), ни 5 сентября (по указу) ответа не было. Прошел месяц.

Но, как выяснили юристы “Ведомостей” в администрации, дело не стояло на месте: запрос передан в управление по кадровым вопросам и госнаградам и по нему назначен исполнитель. Когда с ним удалось связаться, он первым делом с укоризной спросил: “Это кто ж вас надоумил на такое?” Дальше работа закипела. Исполнитель, по долгу службы усомнившись в существовании газеты “Ведомости” (которую, между прочим, не трудно найти даже на Старой площади), запросил у редакции устав, свидетельство о регистрации СМИ и прочие совершенно необходимые для делопроизводства документы. И гостеприимно пригласил нашего юриста “попить чайку”. Документы мы предоставили, а в ходе чаепития ответили на вопросы об отсутствии печати газеты (которой быть не может) и отношениях “Ведомостей” с иностранными учредителями. Запрос пошел. Юрист из департамента правового обеспечения управления по кадровым вопросам и госнаградам составил положительное заключение и даже почти извинился за задержку: “Для нас это впервые”. “Ведомостям” объяснили, что документы готовят для доклада Путину, который и должен принять решение по запросу. И вот наконец решение принято (правда, кем — не сказали) — передать запрос “Ведомостей” в правительство. Первого ноября запрос дошел, снова назначен исполнитель. Прошел месяц.

Ну не совсем месяц. 22 ноября, потеряв надежду, “Ведомости” направили дополнение к запросу и решили готовить статью о победе госмашины над правом на информацию. Подействовало, но нас попросили подождать еще три недели — надо привести в порядок данные из ФНС и предупредить всех фигурантов нашего запроса. А 1 декабря директор департамента управделами правительства письменно сообщил, что информацию дадут в декабре. Наступил новый, 2006 год.

Когда 19 января фельдъегерь доставил заветный пакет в “Ведомости”, это показалось нам настоящим чудом. Впрочем, на волокиту даже обижаться в России не принято (тем более что данные мы получили). Самое интересное, что наш запрос, если правду сказал чиновник, для доклада Путину готовили. Не слишком ли далеко зашла вертикаль власти, если президенту приходится беспокоиться по таким поводам?

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", [[testdate2::origindate::26.01.2006]]

264 оклада в год

Может получить российский чиновник

Наталья Неймышева, Борис Грозовский

Converted 20679.jpg

Чтобы узнать, сколько получает президент, министр или его заместитель, необязательно добиваться от них деклараций о доходах. При большом желании и упорстве зарплату чиновников можно рассчитать самостоятельно. Для этого достаточно проанализировать несколько указов президента, что и сделали по просьбе “Ведомостей” эксперты компании ФБК.

Главная особенность зарплат чиновников в том, что смехотворно низкий оклад компенсируется ежемесячными гарантированными бонусами, которые могут увеличивать основной заработок в 10 раз. Например, максимальный оклад заместителя министра составляет 4895 руб. (см. таблицу). При этом каждый месяц он вне зависимости от результата труда получает по указу президента “денежное поощрение” в 10,5 оклада (51 399 руб.). Аналогичный гарантированный бонус министров составляет 3,9 оклада, и еще один оклад им причитается раз в квартал. Кроме того, есть еще множество разнообразных надбавок: за выслугу лет, за особые условия госслужбы, за работу со сведениями, составляющими государственную тайну и проч. Есть и другие “дополнительные выплаты”, например премии по результатам работы и за выполнение особо важных и сложных заданий (их размер законодательно не ограничен). В итоге замминистра получает в среднем 110 500 руб. Другими словами, 22 должностных оклада в месяц, или 264 — в год.

В разделении зарплат чиновников на составляющие изначально было рациональное зерно, объясняет руководитель проекта “Административная реформа” в Центре стратегических разработок Владимир Южаков. Задумка реформаторов заключалась в том, чтобы привязать зарплаты министров и прочих госслужащих к результатам работы. Но критерии, по которым можно было бы оценить эти результаты, до сих пор не выработаны. “Так что пока денежные поощрения можно было бы и не выплачивать”, — добавляет Южаков. “Структура заработка чиновников противоречит теоретической экономике труда. Такого нет ни в одной стране мира”, — соглашается с ним эксперт по госуправлению Павел Кудюкин. Ведь поощрение превышает оклад в несколько раз, но при этом выплачивается всем и всегда, не зависит от результата труда и не стимулирует более качественную работу.

Попутно сложная система расчета зарплаты чиновников позволяет решать важную государственную задачу. Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов напоминает, что зарплаты чиновников привязаны к денежному довольствию военных. Чтобы, повышая зарплаты 350 000 федеральных чиновников, не увеличивать автоматически содержание 1,5 млн военных, пришлось вывести основной заработок госслужащих за рамки оклада, говорит Кузьминов. В апреле 2004 г. президент Владимир Путин своим указом резко повысил зарплаты чиновников (министров — в 4,9 раза, заместителей министра, начальников департаментов и отделов — в 5-12 раз). При этом оклады выросли максимум в 1,5 раза, а остальное чиновники получили именно за счет “денежного поощрения”. А довольствие военнослужащих увеличилось гораздо позднее и значительно меньше. Кудюкин добавляет, что сложная структура заработка позволяет чиновникам “жонглировать цифрами”: “Когда нужно доказать, что заработки невысоки, чиновники называют сумму основного оклада, а когда обратный тезис — общую сумму”.

Руководитель департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев обращает внимание на то, что система вознаграждения чиновников в России и раньше была запутанной. Еще в 2002 г. федеральный госслужащий получал в среднем $200-400 в месяц, т. е. примерно столько же, сколько курьер в коммерческой организации. Тогда чиновники прибегали к разнообразным уловкам: например, просили расписать в свой адрес какой-нибудь секретный документ, чтобы получить надбавку за секретность. Распространенным способом повышения зарплаты было назначение сотрудника заместителем министра (с соответствующим увеличением содержания). В итоге заместителей стало до неприличия много (17 — в Минэкономразвития, 15 — в Минпромнауки, 14 — в МИДе, 13 — в Минтрансе, по 12 — в МПС и Минфине). Изобретением федеральных чиновников успешно пользовались и губернаторы: у бывшего главы Нижегородской области Ивана Склярова было 24 заместителя, вспоминает Николаев.

Впрочем, не все эксперты считают схему оплаты труда чиновников такой уж запутанной. “В коммерческих компаниях бывает еще хуже”, — утверждает руководитель направления “Управление эффективностью” компании “Экопси Консалтинг” Роман Иванов. По его словам, сотрудники некоторых фирм помимо зарплаты получают по три бонуса — от непосредственного руководителя, от руководителя подразделения и от гендиректора, и при этом правила расчета премий никак не регламентированы. По сути, труд чиновника мало чем отличается от деятельности менеджера и разработать критерии его оценки не так уж сложно, говорит Иванов. В начале года можно было бы формулировать приоритетные задачи, а потом — следить за их выполнением. “Например, размер премий вполне может зависеть от своевременности выпуска подзаконных актов или внесения каких-то документов в Госдуму”, — рассуждает эксперт. Руководитель думского комитета по регламенту Олег Ковалев напоминает, что на днях депутаты как раз обсуждали вопрос о том, чтобы лишать премий тех министров, которые вовремя не присылают в Госдуму заключения на законопроекты. При этом Ковалев признает, что бонусы депутатов тоже не зависят от результатов труда: “Мы с согласия Минфина выплачиваем всем одинаковые премии за счет экономии по фонду оплаты труда, по командировкам и проч. Помимо оклада в 18 000 руб. получается примерно по 30 000 руб. в месяц”.