На что пошли $100 млн Игоря Шувалова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как выяснили «Ведомости», фирма первого вице-премьера Игоря Шувалова и его жены владела более чем 10 000 кв. м офисных площадей в гостинице «Москва». До них собственником был офшор, возможно связанный с Сулейманом Керимовым, а сейчас собственник — управляющий Шуваловых. 

Началось с того, что Федеральная антимонопольная служба сообщила в среду: она разрешает ООО «КСП капитал управление активами» купить 100% ООО «Деловой центр». Внимание «Ведомостей» привлек адрес, по которому зарегистрирован «Деловой центр», — Охотный Ряд, 2; тут располагается многофункциональный центр «Гостиница Москва». 

По данным ЕГРП, «Деловому центру» принадлежит 10 257 кв. м на этажах с 5-го по 10-й (не считая машино-мест). На сайте «Москвы» указано, что здесь располагаются офисы, площадь которых даже немного больше — 11 100 кв. м. «Учитывая уникальность местоположения объекта», директор отдела офисных помещений CBRE Елена Денисова оценивает 1 кв. м в $10 000-12 000. То есть «Деловой центр» стоит не меньше $100 млн. 

По данным СПАРК, в августе прошлого года владельцем «Делового центра» стало ООО «Открытые активы», которое, в свою очередь, принадлежит первому вице-премьеру Шувалову и его супруге Ольге (у них по 49%). Как Шуваловы оказались владельцами офисов поблизости от Кремля? Кто покупатель На этот вопрос «Ведомостям» ответил Сергей Котляренко — председатель совета директоров «КСП капитал»: в эту группу компаний входит новый владелец офисов «Делового центра», указанный в сообщении антимонопольной службы, а КСП так и расшифровывается: Котляренко Сергей Павлович. Бизнесмен объяснил, что управляет активами семьи Шуваловых и принял решение о покупке «Делового центра» компанией «Открытые активы», но потом понял, что актив не совсем соответствует стратегии, выбранной для инвестиций Шувалова. «Деловой центр» вернулся прежнему владельцу. А затем компания, принадлежащая Котляренко, приобрела «Деловой центр» для последующей его упаковки в паевой инвестиционный фонд и предложения нескольким портфельным инвесторам паев этого фонда. Кто продавец Когда первый вице-премьер, пусть даже временно, становится владельцем актива на $100 млн, вопрос, кто продавец, приобретает дополнительную актуальность. Котляренко назвать продавца отказался. В СПАРК предыдущим владельцем значится кипрская Garipas Holdings. Кипрский реестр показывает, что раньше ее директором был Сергей Калугин, который долгое время работал на бизнесмена Сулеймана Керимова — в компаниях «Национальные кабельные сети» и «Национальные телекоммуникации». Garipas называлась в качестве владельца телеканалов, входивших в «Национальные телекоммуникации». Калугин сейчас президент «Ростелекома», он сказал «Ведомостям», что за давностью лет не помнит, кому принадлежала Garipas. 

Керимов — один из владельцев компании «Декмос», которой принадлежит гостиница «Москва» (его партнеры по проекту -Аркадий Ротенберг и Микаил Шишханов). Решение о продаже «Делового центра» принимала «Декмос», сообщила «Ведомостям» Татьяна Башмакова — бывший гендиректор «Нафта Ко» (управляет активами Керимова). Управляющий Шувалова Котляренко рассказал «Ведомостям», что знаком с Шуваловым еще с тех пор, как тот занимался юридической деятельностью. Котляренко был студентом, когда пришел в юридическую фирму, где Шувалов работал директором. Затем Шувалов пригласил его на работу в администрацию президента РФ. В 2004 г. Котляренко оставил госслужбу и занялся собственным юридическим бизнесом. После перерыва в общении в ноябре 2007 г. Шувалов попросил его заняться делами своей семьи — Котляренко участвовал в управлении офшорными фирмами супруги Шувалова. 

В прошлом году Шуваловы решили перевести активы в Россию. «Когда Шувалов и его супруга поняли, что будет принят федеральный закон о запрете для госслужащих иметь определенные активы за рубежом, — рассказывает пресс-секретарь первого вице-премьера Александр Мачевский, — они выдали ордер адвокатам на перевод всех финансовых активов в разрешенные законом Российской Федерации активы. Они выдали генеральную доверенность на то, чтобы в России учредить юрлица, необходимые для такого перевода. По этой доверенности наши адвокаты создали два юрлица — “Открытые активы” и “Сова недвижимость”. Они повторили ту же структуру, которая была у Шуваловых за рубежом. Первая структура — что-то вроде инвестфонда, владеет активами. Вторая — всей семейной недвижимостью». По СПАРК, в обеих компаниях у Шувалова и его жены по 49%. 

Обеими компаниями управляет Котляренко. Он подчеркивает, что компании изначально создавались на базе доверительного управления и в реестре отражено, что ими управляет его «КСП капитал». «Шувалов далеко не единственный клиент группы моих компаний. У управляющей компании порядка десяти только значимых клиентов, у юридической фирмы их количество существенно больше. Согласно договору доверительного управления Шувалов и его супруга не могут вмешиваться в оперативное управление и не имеют представления о том, какие именно бумаги куплены на их средства. Кроме того, их средства не инвестируются в предприятия, которые могут как-то быть связаны с его административным ресурсом, а только в те активы, которые исключают возможность влияния», — говорит Котляренко. Насколько это законно Но нет ли нарушения закона в том, что Шувалов, будучи госслужащим, выступил учредителем коммерческих компаний? 

«В России невозможно учредить юридическое лицо, не подписав учредительные документы, — объясняет Мачевский. — Поэтому единственное, что Шуваловы сделали, — подписали документы о создании юрлиц. Но в уставных документах этих юрлиц с первого дня было записано, что они действуют по процедуре доверительного управления и вернуть управление себе учредители могут только по определенной процедуре и только если это будет соответствовать закону. Таким образом, с момента учреждения этих юрлиц у Шуваловых не было права управлять и распоряжаться этими активами. Этим занималась «КСП капитал». По словам Мачевского, о результатах работы «Открытых активов», которые созданы, чтобы зарабатывать прибыль, Шуваловы могут получить информацию раз в год, в декабре, — и, соответственно, принять решение о распределении дивидендов. «Сова недвижимость» не нацелена на извлечение прибыли, поэтому там режим более либеральный. 

Котляренко тоже считает, что все законно: «Конституционный суд не считает деятельность акционеров предпринимательской. Запрет госслужащему осуществлять предпринимательскую деятельность не означает запрет учреждения им хозяйственных обществ при условии немедленной передачи долей участия в таком обществе в доверительное управление». 

Мнения юристов на этот счет разделились. 

Госслужащие не могут быть учредителями коммерческой компании, считают адвокат Генри Резник и адвокат «Хренов и партнеры» Дмитрий Лобачев. «Насколько я понимаю сегодняшнюю антикоррупционную концепцию, регистрируя коммерческую фирму, чиновник становится участником, это накладывает на него отпечаток заинтересованности», — полагает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. 

Отдельно вопрос создания госслужащими юрлиц в законодательстве не прописан, рассуждает партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Порфирьев. С одной стороны, госслужащему разрешено заниматься только научной, творческой и образовательной деятельностью, если она оплачивается, но с другой — факт учреждения — это «не оплачиваемая деятельность». Еще проблема: в статье 10 закона о противодействии коррупции есть прямое указание госслужащим передавать активы в доверительное управление, а в статье 12.3 этого же закона — передавать их только при конфликте интересов или его угрозе. По мнению Порфирьева, если договор о доверительном управлении был подписан сразу после регистрации предприятия, то нарушения нет.

Роман Шлейнов, Максим Товкайло, Антон Филатов

  Оригинал «Ведомости»[1]