На что тратят «налог Никиты Михалкова»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сколько денег получил за два года своей жизни Российский союз правообладателей и почему самим правообладателям досталось из них меньше половины 

C791bdfe26928c01b79729758e65ba180c4f595e 400-150x150.jpgИстория Российского союза правообладателей, созданного Никитой Михалковым, началась, по сути, задолго до того как появился сам «михалковский налог» — 1% от оборота производителей и импортеров любой техники, позволяющей копировать и воспроизводить аудио- и видеозаписи. Летом 2009 года Союз кинематографистов предложил ввести такой налог, а для его сбора создать две новые структуры — Фонд развития культуры и Фонд развития кинематографии.В таком виде предложение имело мало шансов, потому что противоречило Гражданскому кодексу (он разрешает собирать деньги только аккредитованным организациям и только в пользу правообладателей). Но Михалков сменил тактику: продолжая лоббировать введение сбора, Союз кинематографистов осенью 2009 года создал совместно с РАО (Российское авторское общество) и ВОИС (Всероссийская организация интеллектуальной собственности) новую структуру — Российский союз правообладателей (РСП, среди его учредителей было также несколько физических лиц, а Михалков стал президентом совета РСП). Ему предстояло бороться за право взимать будущий сбор.

В октябре следующего года вышло постановление правительства № 829, определившее сумму отчислений — тот самый «михалковский налог» — и общий порядок распределения средств (см. подробнее). На конкурсе за право взимать сбор РСП соревновался с Российским обществом по смежным правам (РОСП), существующим с 1997 года. РСП победил, и, хотя РОСП вначале успешно оспорило это решение, Высший арбитражный суд встал в итоге на сторону РСП. «РСП лоббировал свои интересы на высшем уровне и использовал административный ресурс», — считает представляющий РОСП юрист Руслан Мушаилов. Но на этом борьба не закончилась: весной этого года РОСП потребовало отменить регистрацию РСП, так как не все его учредители являются правообладателями. Два аналогичных иска подали местные правообладатели в Калмыкии и. Районный суд в признал регистрацию незаконной, но РСП благополучно опротестовал это решение в Верховном суде. Мушаилов говорит, что РОСП сейчас готовится к апелляции и собирается подать еще один иск — о том, что протоколы об учреждении 42 региональных представительств РСП были сфальсифицированы.

Если суд отклонит и этот иск, последним шансом РОСП в битве за «авторский налог» будет участие в следующем конкурсе на аккредитацию в 2015 году.

Таким образом, РСП, несмотря на суды, уже третий год собирает деньги с производителей и импортеров. Средств оказалось существенно меньше, чем планировалось, а правообладатели получили лишь чуть больше 40% этих средств. Как устроено взимание «налога Михалкова» и кому он помогает жить?

7058-500x438.jpg

Никита Михалков. Фото Риа Новости

Борьба за процент

РСП получил в свое распоряжение 1% оборота на рынке, объем которого оценивается в 300-600 млрд рублей, то есть порядка 3-6 млрд рублей. К концу 2010 года Союз заключил первые договоры об отчислении средств в пользу правообладателей с Canon, Sony, Casio, JVC, Fujifilm. В результате за ноябрь-декабрь 2010 года (первые месяцы работы РСП) удалось собрать всего 38 млн рублей.

Весной 2011-го договоры подписали LG, Sony Ericsson, Nikon, летом сбор обязались выплачивать импортер продукции Asus и Lenovo компания «Вектор», «Мегафон» и МТС, осенью к плательщикам присоединился «Вымпелком». В результате за 2011 год РСП получил уже 683 млн рублей.

Сейчас сбор регулярно выплачивают уже более 70 компаний, при этом на импортеров приходится более 90% выплат. Гендиректор РАО и РСП (он совмещает две должности) Сергей Федотов поделился с Forbes своим прогнозом: в этом году выручка РСП достигнет 1 млрд рублей. Как РСП удается уговорить тех, кто прежде такого налога не платил?

В 2012 году после нескольких неудачных попыток договориться с «уклонистами» РСП перешел к решительным действиям — обратился в Генпрокуратуру с просьбой принять меры. В обращении перечислялись 12 крупнейших неплательщиков, в том числе Samsung, Panasonic и Philips. Накопившуюся на тот момент задолженность компаний РСП оценил в 1,3 млрд рублей.

Генпрокуратура усмотрела в действиях неплательщиков нарушение законодательства, потребовала выплатить сбор и поручила прокурорам Москвы, Санкт-Петербурга, Московской и Калининградской областей «принять необходимые меры». И вскоре прокуроры привлекли к административной ответственности российское представительство компании Sang Fei, производителя телефонов Philips.

Но гораздо полезнее для РСП была, казалось бы, мелкая калининградская история: в этом году там по жалобе Союза было возбуждено первое уголовное дело за неуплату авторских сборов в пользу РСП. Руководство калининградской фирмы «Мрава сар», импортирующей внешние жесткие диски, обвиняется по 165-й статье УК (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). Статья предусматривает наказание от штрафа 80 000 рублей до пяти лет лишения свободы (если речь идет об особо крупном ущербе). По данным Федеральной таможенной службы, предоставляющей РСП информацию об импорте оборудования и материальных носителей, с момента введения сбора до июня этого года компания ввезла в Россию жесткие диски на сумму около 5,8 млрд рублей, соответственно, «Мрава сар» задолжала РСП почти 60 млн рублей.

После обращения в прокуратуру и двух показательных процессов Panasonic, Samsung и Philips согласились подписать договоры с РСП. В отношении других неплательщиков судебные процессы пока не ведутся, хотя общая сумма накопившейся задолженности уже превысила 4 млрд рублей.

Федотов пояснил Forbes, что его организация предпочитает вести индивидуальные переговоры с импортерами, а не принуждать их платить через суд, так как на суды уходит слишком много времени и денег. Но «многие заявляют о  готовности начать уплату средств с текущего момента и отказываются от выплат за период с октября 2010 года по настоящее время», поэтому РСП планирует «в ближайшем будущем обратиться в суд в отношении целого ряда крупных компаний-неплательщиков», — пообещал Федотов.

Правообладателям — 42%

Распределение средств представляется Федотову еще более сложной задачей, чем их сбор. Как понять, кому сколько? Для этого используется «совокупный индекс популярности», пропорционально которому правообладатели получают выплаты. Он рассчитывается Союзом на основе трех источников, объясняет Федотов: данных о продажах дисков с соответствующими произведениями, данных о воспроизведении на телевидении и радио и данных о скачивании и просмотрах видео и аудио в интернете. Аналитику организация заказывает у рейтинговых и мониторинговых компаний.

У каждого источника свой вес в общем индексе, объясняет Андрей Подгорный, директор департамента РСП по работе с правообладателями. Изначально предполагалось сделать коэффициенты для всех источников равными, но ряд правообладателей в области кино настаивал на том, чтобы вообще не учитывать нелегальные скачивания. В результате было принято компромиссное решение: нелегальные скачивания (к ним относят торренты, соцсеть «ВКонтакте») учитывать с понижающим коэффициентом. Теперь по влиянию на сводный рейтинг популярности телевидение и интернет соотносятся как 4 к 3.

Реально индекс оценивает не масштаб копирования в личных целях, а популярность контента, но деньги правообладатели получают именно по индексу, вместо предусмотренного законом «фактического использования фонограмм и аудиовизуальных произведений».

Общую сумму вознаграждения РСП делит поровну между правообладателями в области музыки и кино. На вознаграждение может рассчитывать любой правообладатель, который заключил договор с РСП, предоставил каталог своих произведений и подтвердил права на них. Таких договоров у РСП уже более 2500 с физическими лицами и более 200 с юридическими. Причем договор с крупным юрлицом, например рекорд-компанией, может включать в себя десятки тысяч объектов прав. В частности, ФГУП «Фирма Мелодия» принадлежат права более чем на 50000 музыкальных произведений.

В РСП рассказали, что выплата вознаграждений правообладателям происходит ежеквартально, однако деньги получают лишь те, кто «заработал» на скачиваниях за год не менее 1400 рублей. Наибольший объем выплат приходится на музыкальных и киномейджоров. «Для одной очень крупной компании мы сейчас готовим выплату по кино на полмиллиона долларов», — говоритФедотов, отказываясь называть получателя платежа.

Заместитель директора «Фирмы Мелодия» Карина Абрамян отмечает, что выплаты от РСП за два года «заметно выросли». «Для нас получение вознаграждения за публичное исполнение и частное копирование фонограмм является достаточно существенным источником дохода, хотя и не основным», — говорит Абрамян, отказываясь назвать полученную от РСП сумму. Успешным считает сотрудничество с РСП и гендиректор «С.Б.А. / Гала Рекордз» Александр Блинов. Но тоже, как и все опрошенные Forbes правообладатели, не сообщает конкретных сумм.

По словам Федотова, в сфере музыки большая часть вознаграждений приходится на юрлиц (музыкальные издательства и рекорд-компании), а в сфере кино доля выплат физическим лицам существенно выше, и некоторые режиссеры и сценаристы получают сотни тысяч рублей. Среди получателей значатся Кристина Орбакайте, Эльдар Рязанов, Сергей Шнуров, Сергей Безруков, Земфира Рамазанова, Андрей Макаревич, Юрий Визбор (наследники), Сергей Маковецкий, Михаил Задорнов и многие другие, в том числе сам Михалков. Всего же, по данным РСП, за период 2010-2012 годов вознаграждение получили обладатели авторских и смежных прав более чем на 45 000 фонограмм и видеозаписей.

К выплатам вознаграждений правообладателям Союз приступил в 2011-м году; 38 млн рублей, заработанные в 2010-м, не распределялись. Согласно отчету организации, из собранных 683 млн рублей правообладателям досталось всего 290 млн. Еще 179 млн рублей остались невыплаченными за произведения, для которых пока не удалось установить правообладателей или есть проблемы с определением их реквизитов. На что же идут оставшиеся у организации Михалкова деньги?

Расходные статьи: суды и благотворительность

15% собранных денег РСП удерживает на покрытие собственных расходов. Если в 2010-м году организация потратила на них около 5 млн рублей, в 2011-м эта сумма выросла в 20 раз, до 102 млн. Как рассказали в организации, 6-8% этих денег ушли на разработку и поддержку программного обеспечения, 5-7% расходов составляют затраты на проведение исследований  и получение статистических данных и более 10% уходят на судебные издержки. Остальное — зарплата штату из 50 человек, аренда помещения, отчисления в бюджет и прочее.

Кроме того, РСП получил право до 20% сбора направлять в созданные организацией специальные фонды, финансирующие программы и проекты в сфере культуры и искусства. В 2011 году на это потратили 113 млн рублей, то есть более четверти заработанных правообладателями денег. По словам Федотова, деньги в основном идут на программы помощи ветеранам культуры и искусства, выделяются гранты, поддерживаются международный фестиваль камерного исполнительства «Серебряная лира» и несколько менее известных фестивалей. Но об объеме финансирования конкретных программ и проектов Федотов говорить отказался, сообщив только, что в зависимости от масштаба и значимости проекта суммы финансирования колеблются от десятков тысяч до миллионов рублей.

Проверить эти цифры практически невозможно. Организация обязана ежегодно публиковать свою отчетность в общероссийском средстве массовой информации, но в предоставленном Forbes РСП журнале «Копирайт и музыка» опубликован только список получателей без сумм вознаграждения. Ежегодный финансовый отчет есть в Министерстве культуры, контролирующем РСП органе. Но в этом отчете указаны лишь сгруппированные показатели: «собрано», «распределено физ. лицам», «направлено в специальные фонды» и т. д., а детализация движения средств отсутствует. Таким образом, документ не позволяет проанализировать реальную работу Союза. Сотрудники юридического департамента Минкульта объяснили, что такая форма отчета предусмотрена аккредитацией. А для дополнительного контроля Минкульт обязан раз в три года проводить плановые проверки РСП с участием Генпрокуратуры: проверять РСП будут в следующем году.

Оригинал материала: "Forbes"