На чужой каравай рот охотней разевается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::14.11.2006

На чужой каравай рот охотней разевается

В Перми пытаются прибрать к рукам успешную строительную компанию "Мостоотряд 123"

Ольга Игнатова

Руководитель Комиссии по мониторингу и противодействию недружественным поглощениям предприятий Комитета ТПП России по безопасности предпринимательской деятельности Геннадий Гудков в сентябре этого года признал, что на сегодня эффективно работают только две структуры по борьбе с захватами и сменой руководства в чьих-то интересах – это Управление экономической безопасности при Правительстве Москвы и созданная около года назад Межведомственная комиссия при Правительстве Санкт-Петербурга. В остальных регионах все заявленные органы экономической безопасности в большинстве своем существует только на бумаге.

В 2005 году правоохранительными органами официально расследовалось 346 случаев сомнительного поглощения, хотя в 2004 году их было только 171. Однако неофициальные цифры должны быть намного серьезнее.

По словам председателя комитета Госдумы по собственности Виктора Плескачевского, с 2002 по 2006 год более 7 тыс. российских компаний сменило своих владельцев или администрацию. Рейдеры содействовали смене хозяев НТВ, ТВ-6, ЮКОСа, Вегетты , Архангельского ЦБК, АНТК им. Туполева, Олымского сахарного завода, Универмагов Московский и Новоарбатский, а также множества неизвестных компаний.

Сплошь и рядом при захватах речь идет об исправно работающих предприятиях, платящих налоги, работающих в белой экономике, с хорошей заработной платой - именно такие предприятия интересуют рейдеров любого цвета. Чехарда власти и хозяев, как явление представляет серьезную опасность для государства и для людей, которые работают на захватываемых предприятиях. В случае захвата - многие работники становятся безработными, производственный сектор разваливается и долго потом восстанавливает понесенные убытки. А если это к тому же градообразующее предприятие в субъекте Федерации или городе, то положение усугубляется кратно, нанося вред всем нам, россиянам.

Это имел ввиду министр Герман Греф, когда сказал, что рейдеры, ставшие миллиардерами на незаконном отъеме собственности, должны находиться в местах не столь отдаленных. И президент Путин, когда сказал, что рейдеры серьезно дестабилизируют российский бизнес и инвестиционный климат...

В Перми недавно был уволен генеральный директор Мостоотряда 123 Александр Фельдман, известный российский мостостроитель. Как пишет „Ъ“, Фельдман уволен с формулировкой за нанесение ущерба компании при осуществлении своих полномочий. Размеры ущерба „Ъ“ никто сказать не смог. В «Уралмостострое» ситуацию не комментировали, а отреагировали своеобразно и странно.

По сообщению пермской газеты "Business-Class" - члены Совета директоров ЗАО «Уралмостострой» направили письмо-жалобу губернатору Пермского края Олегу Чиркунову. В письме уралмостостроевцы жалуются на г-на Фельдмана, которого они уволили за развал работы и злоупотребления в должности начальника, причинившие ущерб предприятию и пермскому краю. В частности, в письме приводится информация, что созданные Фельдманом фирмы с пермской пропиской, нужны были тому только для хищений денег и металлоконструкций. В письме члены совета директоров ЗАО «Уралмостострой» выражают надежду, что правоохранительные органы окажут действенную помощь в оценке принятых г-ном Фельдманом решений и накажут как следует.

Странность же заключается в том, что радетели интересов пермского региона между тем у себя в родном екатеринбуржье патриотами не являются. Мало того, при обрушении моста созданного "Уралмостостроем" в центре Екатеринбурга в сентябре этого года, вдруг выяснилось, что местным чиновникам совершенно неизвестно кто и откуда управляет ЗАО "Уралмостострой". Корреспонденты екатеринбургского "URA.RU" рассказали, что в течение суток после аварии искали руководство пресловутого ЗАО, но так и не нашли. Губернские власти пообещали работникам СМИ выяснять, кто же реально управляет челябинским мостостроительным холдингом (все-таки его филиал тот же екатеринбургский 72-й мостоотряд за 3 млрд. бюджетных рублей строит мост-мечту самого Эдуарда Росселя через реку Тура).

Александр Фельдман принял Мостоотряд 123 после смерти своего старшего соратника Юрия Липаткина в 1999 году нормальным, но не процветающим предприятием без права юридического лица. Пока Мостоотряд 123, не являлся самостоятельным юридическим лицом - не было возможности оптимизировать управление предприятия при быстром нынешнем росте объемов работ и оперативно привлекать кредитные средства на быстрорастущий оборот. Старая советская схема управления, царящая в ЗАО "Уралмостострой", при которой все полномочия «замыкались» на руководителе головной организации, «связывала мостоотрядовцам руки», как, впрочем, и всем другим главам региональных подразделений. И тогда Фельдманом была применена схема хозрасчетного субподряда - была создана группа фирм «Уралмост», прописанная в Перми, которая работала на «Мостоотряд 123» - через нее осуществлялись необходимые быстрые займы и оперативное управление специализированными звеньями. Такой механизм управления бизнесом известен и в силу успешности применяется очень давно. Благодаря новым методам работы мостоотряд вошел в десятку крупнейших в России. По объему работ он опередил все другие подразделения ЗАО "Уралмостострой", в Мостоотряде 123 (до увольнения Фельдмана) была самая высокая средняя зарплата и самая высокая эффективность использования трудовых ресурсов, при производительности труда вдвое выше, чем в среднем по ЗАО "Уралмостострой". Причем все обязательства и перед ЗАО "Уралмостострой" и перед пермским регионом мостоотрядом исправно и своевременно выполнялись.

По словам самого Александра Фельдмана, работа «Мостоотряда 123» обеспечивала взятые на себя обязательства по кредитам: оборот предприятия составлял 1 млрд. руб (треть всех объемов производства «Уралмостстрой»), при этом сумма кредитов не превышала 300 млн.руб. Что интересно - до определенного момента динамика развития «Мостоотряда 123» устраивала руководство головной компании и Фельдман до поры до времени получал одни только благодарности.

- Однако в октябре прошлого года между мной и гендиректором «Уралмостстроя» Михаилом Щукиным случился конфликт, причиной которого формально явились созданные «Мостоотрядом» специализированные структуры, прописанные в Перми, а на самом деле большое желание Михаила Щукина любыми путями «съесть меня», чтобы получить в итоге свою выгоду, - рассказывает Александр Фельдман, - Поэтому далее последовало мое увольнение с поста гендиректора и против меня возбудили уголовное дело. И хотя дело возбуждено более месяца тому назад, меня пока ни разу не вызывали на допрос. Если учесть, что все документы давно изъяты и тотально проверены, это означает, что ничего криминального в них пока так и не нашли.

-- Я пока остаюсь достаточно крупным акционером и членом Совета директоров, законно избранным собранием акционеров», - заявил Фельдман корреспонденту газеты «Коммерсант» .

Сам он на сегодняшний день выдвигает две версии причин «наезда» - либо это дискредитация его как предпринимателя, что вряд ли кому нынче нужно да и трудновыполнимо, либо это типично рейдерское стремление посредством шантажа и искусственно созданного уголовного дела оказать на него давление и потребовать передачи имеющихся у него 13% акций «Уралмостстроя» в какие-либо другие руки.

Вопрос только в том, чтобы выяснить чьи же это такие "натруженные" руки в очередной раз пытаются прибрать налаженное производство.

Пермь

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif