На чьи деньги глава «Русала» стал миллиардером

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

На чьи деньги глава «Русала» стал миллиардером FLB: Во взаимоотношениях братьев Черных и Дерипаски важны только «первые два миллиона»

" Что вы могли услышать на суде в Лондоне, но не услышали Как Олег Дерипаска был жертвой и как Михаил Черной принудил его стать миллиардером, а также о пользе записей на бумаге «Новая газета», № 133 от 23 ноября 2012 г. «Уходящей, а в отдельных местностях, о которых пойдет речь, уже ушедшей осенью ожидались слушания по иску Михаила Черного к Олегу Дерипаске в Высоком суде Лондона. Попкорном публика запаслась, но буффонады не случилось. Рассмотрение иска прекращено. Миллиардеры решили, что они всё же не клоуны, хватит с нас Березовского с Абрамовичем. Черной и Дерипаска заключили мир, детали которого тем же мировым соглашением договорились не афишировать. Многочисленные скелеты оставлены пылиться по шкафам. Как выразился представитель Дерипаски, «ни одна из сторон не будет давать каких-либо дополнительных комментариев по поводу данного судебного процесса или вопросов, рассматривавшихся в нем» , - пишет «Новая газета» в № 133 от 23 ноября 2012 г. Черной, напомню, требовал у Дерипаски окончательного расчета за проданную ему еще в начале нулевых долю в алюминиевом бизнесе. Дерипаска называл это вымогательством и утверждал, что тот никаким партнером ему никогда не был, а был бандитской крышей. Т.е. сам Дерипаска тогда был соответственно жертвой, работал с Черным вынужденно и миллиардером стал по принуждению, - полагает автор «Новой газеты» Алексей Тарасов. Лондонский процесс затянулся на годы и выглядел поучительной историей о том, что второе название жадности — глупость. «Дерипаска вел себя как выживший из ума скупец на бракоразводном процессе: дабы не делиться, пытался доказать, что с женой никаких дел не имел, кто эта женщина — не в курсе, и эти детки — не от него. Черной тоже демонстрировал неадекватность: уж ему ли не знать Дерипаску. Конечно, в формальной логике Дерипаске не откажешь. Так тогда было принято: минимум бумаг и максимум фирм-однодневок, всяческих «помоек» и «прачек». Право на обладание чем-либо доказывалось тогда не бумагами с печатями, а силой и нахрапом. Для отвода же ментовских глаз предусматривалась столь запутанная даже не цепь — сеть — офшоров с ничего никому не говорящими именами владельцев, что не следаки — сам черт ногу сломит. В общем, брак официально не регистрировался. Однако это не означает, что его не было. И поскольку не все свидетели впали в маразм и слабоумие, было непонятно, ни на что рассчитывает Дерипаска, ни что в этой истории вообще можно обсуждать», - полагает «Новая газета». Адвокатские приемы выдачи «черного» за «белого»? Потрясающую жадность Дерипаски, граничащую уже с безрассудством? А как еще назвать изображение им из себя жертвы рэкета? Ему предлагали, разумеется, уладить интимные дела без судов, без выноса на публичное обозрение исподнего. Нет, суд бы он, конечно, выиграл: Лондону как раз важны бумаги, а Черной всегда к ним испытывал аллергическое отторжение — это понятно, исходя из специфики его личности и деятельности. Если б, кстати, не израильская полиция, у него вообще мало что нашлось бы предъявить суду в качестве доказательств, что он не мелкий рэкетир, а старший партнер Дерипаски. Та при обыске в начале нулевых изъяла часть деловой отчетности Дерипаски об их с Черным совместном бизнесе, удостоверила своими печатями с датой изъятия и, когда расследование закончилось, вернула. Прошло почти 10 лет, и адвокаты Черного не могли нарадоваться скрупулезности полиции Израиля. Однако после выигрыша Абрамовича у Березовского в аналогичном деле стало ясно, что Черному это вряд ли поможет и перспективы в Лондонском суде у него нерадостные. «Тем не менее с Черным Дерипаска заключил мир. На моей памяти это если не первый, то один из очень немногих поступков Дерипаски — не совсем человека, — похожий на человеческий. Он мог бы победить, но откупился. Может, и Дерипаска, хоть он и не совсем человек, стареет?» - предполагает автор «Новой газеты» Алексей Тарасов. Впрочем, вряд ли; и в заключении мира, похоже, один голый расчет: ведь остатки его репутации размазывали бы не в России — в Лондоне, а он столько лет уже бьется над признанием в западных деловых кругах. Вот они бы послушали в лицах не ту героическую историю воздвижения РУСАЛа, какую предпочитает Дерипаска, а ту, что ближе к реальной, и что? Это не Россия. Дерипаска, конечно, рисковал потерять куда больше, чем он заплатил за мир с Черным, - полагает автор публикации в «Нововй газете». Детали спора опущу. В конце концов, это спор двух мужчин, тем более денежный, тем более они уже разобрались. Пусть их… Поделюсь лишь собственными впечатлениями от зафиксированного в начале 90-х. То, что видел сам, слышал сам. Ну и процитирую часть документов, сохранившихся у меня. Тем более так сложилось, что по неизвестным мне причинам в те времена больше никто из журналистов не интересовался становлением первых российских олигархов, пишет Алексей Тарасов. Наверняка многое из этого мы бы услышали на процессе от свидетелей. Итак, что мы могли бы узнать, но не узнали. Чья тумбочка? Чтобы прояснить, кто из двух мужчин прав, Лондонскому суду требовалось одно: выяснить, откуда взялись деньги, на которые альянс фирм, за которыми стояли Лев и Михаил Черные, их младший партнер Дерипаска, в 90-х скупил чуть не всю алюминиевую промышленность стран СНГ , более чем значительную долю прочих металлургических активов? Чтобы сделать рагу из кролика, нужна хотя бы кошка. Откуда деньги? Вот главный вопрос в этой истории. А не то, кто больше похож на бандита и кто с кем вынужденно дружил. Чьи это деньги, Черных или Дерипаски, из какой тумбочки, у чьих родственников заняты? Это ключ к пониманию всей истории. К тому, что это было за партнерство и чьи теперь в лесу шишки. В таких историях стоит плясать только от денег, а не от красноречия адвокатов. Вообще-то именно братья Черные стали, по факту, первыми российскими мультимиллиардерами, первыми олигархами. А не Дерипаска , - полагает «Новая газета». Сейчас он утверждает, что был к 1994 году крупнейшим частным акционером Саянского алюминиевого завода (СаАЗа). Если следовать логике бизнесмена и обращаться исключительно к документам, то единственный документ, который бы мог подтвердить это, — реестр акционеров СаАЗа того времени. Увы, он о лидерстве Дерипаски к 94-му отнюдь не свидетельствовал. Считалось, что он владел на тот момент компанией «Алюминпродукт», которой в какой-то момент действительно принадлежал крупнейший пакет акций СаАЗа. Однако прежде в списке крупнейших акционеров фигурировала другая компания с похожим названием — кипрский офшор Alpro Aluminium Products Ltd, зарегистрированный 2 октября 1992 года в Никосии для «оптовой торговли изделиями из алюминия» . В руководстве — местные адвокаты, голосующий капитал распределен между кипрскими юридическими конторами (у меня сохранилась справка Dun & Bradstreet). Финансовую информацию директор этой фирмы Kypros Chrysostomides осенью 94-го дать отказался. Этот офшор вместе с ООО «Компания «Алюминпродукт», по некоторым данным, учредили АО «РосАлюминПродукт», которое, в свою очередь, учредило АО «Алинвест» (и вот оно тоже значилось среди владельцев крупного пакета акций СаАЗа) . «Вообще с конца 1991-го и на протяжении 1992-го рождается немало фирм с похожими названиями, в которых Дерипаска, по-видимому, присутствует в качестве учредителя/соучредителя либо директора. С 1994 года в списке крупнейших акционеров СаАЗа нарастает число офшоров с пышными пустыми названиями, далее они меняются собственностью, перекрещиваются, занимаются почкованием. Но и там, в этих фирмах, документально подтвержденные следы Дерипаски отыскать не удалось. Хотя, конечно, он в них присутствовал, - полагает автор «Новой газеты». - К чему были все эти сложности?» Ну да, нормальная деловая практика. Но как быть: тут доверять устным рассказам, а не документам, а после нулевых — наоборот? С СаАЗом, самым современным и продвинутым из комбинатов СССР, работало немало иностранных трейдеров. Я разговаривал в Москве с их представителями. Все знали одно: Дерипаска скупает акции по поручению Черных. Вероятно, они все заблуждались , - предполагае газета. Факт, что Дерипаска занялся алюминием еще до знакомства с Черными. Он явился как самостоятельная единица. И факт, что совсем скоро после этого явления его уже воспринимали не иначе как «человека Михаила Черного». Доказательства тому — десятки интервью, взятые мною у участников алюминиевой войны в 1993—1995 годах. Однако, например, многие партнеры Льва Черного, да и Михаила, «своим» Дерипаску все же не считали, полагали «выскочкой». Факт, что зарплату Дерипаска у Черного не получал, так факт и то, что никто в этом консорциуме фирм и фирмочек с рук братьев не кормился, все было устроено иначе , - вспоминает автор «Новой газеты» Алексей Тарасов. Сейчас Дерипаска утверждает, что стал к 1994 году крупнейшим частным акционером СаАЗа на собственные деньги и средств на скупку акций Черной ему не предоставлял. Я прилетел в Саяногорск — наблюдать, как захватывают завод, — в июне 1994 года. На СаАЗе ходили слухи, что скоро начнут давать апрельскую зарплату. То были только слухи. Директорствовал тогда еще Геннадий Сиразутдинов. Он сказал мне, что не желает работать с Черными, и потому завод оказался на голодном пайке: «Чтобы заключить с нами контракт, инофирмы, скупив сырье, перекрывают нам кислород. А затем давят: либо вы останавливаетесь, либо мы дружим». Сиразутдинов буквально метался, не зная, что предпринять. А металлурги, дабы прокормить семьи, вставали в длинные очереди в сберкассы: там на самом видном месте висели объявления: «Зарплаты СаАЗу нет» и там платили «живые» деньги за акции, полученные прежде за ваучеры. Металлургов ждали. Я познакомился с одним из тех, кто организовывал скупку. Его, москвича в окружении саяногорских работяг, как прыщ на носу, не заметить было нельзя. Алексей Бондарчук, заместитель директора «РосАлюминПродукта». Руководил этим АО Дерипаска. Оно учредило для скупки акций и работы с ними другое АО — «Алинвест». (В нем Бондарчук, согласно регданным, значился директором, а Дерипаска вошел в совет директоров.) У него вскоре и оказался основной пакет акций СаАЗа, - рассказывает автор «Новой газеты». Как только «Алинвест» приступил к скупке — у трудящихся на руках находился почти контрольный пакет, Бондарчук объявил через «КоммерсантЪ»: поскольку завод возглавляет «не ориентированная на рыночные реформы администрация», курс акций будет падать до 7 тысяч рублей уже в этом июне. А за предшествующий год их курс упал с 28 тысяч до 11 тысяч . Ход нехитрый — подогреть панику, дабы мотивировать народ побыстрее скинуть акции. «Но вот что интересно: на тот момент «Алинвест» декларировал, что у него 10% акций СаАЗа. Причем уже давно: Дерипаска участвовал в чековых аукционах декабря 1992-го и мая 1993-го. И сто раз бы уже — раз такой спад — продал бы акции, раз ими и торговал. Но нет, он держал. Просто зачем-то держал, ничего не предпринимая. И вдруг начал скупку. Как по команде», недоумевает Алексей Тарасов. «Алинвест» заключил договор с местным отделением Сбербанка, с некоторыми другими точками, куда и потянулся оставленный без зарплат местный люд. Скупали акции и прямо на улицах, с колес: трудящиеся вставали в очередь к рекламным машинам. «Управляющая местным Сбербанком сказала мне, что за последнюю неделю акций СаАЗа купили на 80 млн рублей. Это было начало, основные деньги еще не потекли», - вспоминает журналист «Новой газеты». 30 сентября 1994 года премьер Виктор Черномырдин дал поручение (ВЧ-П-30885) проверить факты, изложенные в моих публикациях, и установить источники финансирования юрлиц, позволяющие им так эффективно участвовать в приватизации алюминиевой индустрии. Поручение не выполнено, но некоторые интригующие факты зафиксированы. Так, например, Восточно-Сибирский региональный центр службы валютно-экспортного контроля установил, что «Алинвест» открыл в саяногорском отделении Сбербанка счет, на который «в период с 23.08.94 г. по сентябрь 1994 г. было переведено из головной фирмы 18,1 млрд руб., которые доставлялись нарочными» . Много это или мало для Дерипаски — тогда вчерашнего студента, брокера на РТСБ К. Борового и соучредителя мутных фирм с похожими названиями? Документов, что Черные имели отношение к тем потокам денег, нет. Вместе с тем понятно, что таких бумаг и не могло быть. Впрочем, даже если Дерипаска нашел клад, это была одна агрессивная кампания: блокада завода и скупка у сдающихся прав на завод. « Блокировали завод структуры Черных. Скупали акции люди Дерипаски. Что это, как не «совместный бизнес» ?» - задается вопросом «Новая газета». Летом 94-го, когда осада Саяногорска шла к кульминации, Бондарчук мне подтвердил, что «Алинвест» и «Русский капитал» (эта фирма скупала акции непосредственно для братьев Черных) «ведут согласованную политику» , - вспоминает Алексей Тарасов. То же происходило и в Красноярске, куда Дерипаска тогда еще не совался, хотя его люди появлялись и тоже покупали акции. От фирм Черных прилетали самолеты, набитые черным налом. Чуть позже полетели гонцы с чемоданами, набитыми приватизационными чеками, на которые и будет легко приобретен сам КрАЗ. А потом начнут приезжать киллеры , - пишет «Новая газета». В 94-м Черные с партнерами контролировали уже две трети мощностей на алюминиевом рынке РФ и стран СНГ. В том числе и 68% акций СаАЗа. Осенью того года мне подтвердил этот факт вице-президент Trans-CIS Commodities Ltd (ТСС) Владимир Лисин (он тогда помимо того, что возглавлял совет директоров СаАЗа, отстаивал интересы партнеров и на КрАЗе, и на множестве других предприятий). Сопоставив слова Лисина с выпиской из реестра акционеров СаАЗа, можно резюмировать, что акции, купленные структурами Дерипаски, Черные считали подконтрольными их альянсу. И Дерипаска тогда совсем не протестовал, когда его записывали в компанию к Черным , - приходит к выводу автор «Новой газеты». Хорошо, когда люди умеют договариваться. Только почему-то такого рода люди сходятся лишь в том случае, если сначала договариваются деньги в их мешках. Почему Дерипаска и М. Черной не могли найти компромисс с начала нулевых, а тогда, в 94-м, договорились? Не потому ли, что деньги были из одной тумбочки, а не из двух? - полгает Алексей Тарасов И даже если не так, то что-то все же, согласитесь, неуловимо напоминает совместный бизнес. Причем не было бы Дерипаски — конгломерат партнерских фирм Черных взял бы СаАЗ, как взял он все прочие интересующие его заводы. А вот на что сподобился бы в Саяногорске Дерипаска, не будь за ним Черных, совершенно не ясно. Скорее всего, выловили бы труп в Енисее. Напомню один нюанс: в Саяногорске тогда действовало напрочь отмороженное бандформирование Владимира Татаренкова (Татарина), и он планировал последовать примеру своего патрона Анатолия Быкова и тоже войти в алюминиевый бизнес, взяв СаАЗ под контроль, - напоминает «Новая газета». В одну дуду А Сиразутдинов тогда сломался — он поначалу, напомню, отказывался работать с Черными и Дерипаской, но уже на следующий день после нашей беседы о них попросил меня стереть все кассеты с записями наших разговоров и не рассказывать об их содержании. Потом уехал за границу. Наверняка на него повлияло то, что произошло с его близкими друзьями: гендиректора КрАЗа Ивана Турушева (он жил со мной в соседнем дворе) встретили у подъезда и изувечили железными прутьями, а бывшего секретаря Красноярского горкома КПСС и одного из самых на тот момент удачливых бизнесменов, имевших крупный пакет акций КрАЗа и не желавшего с ним расставаться, Виктора Цимика, застрелили у дверей его дома, тоже в самом центре Красноярска , - вспоминает журналист. Оба эти дела не раскрыты. Хотя собственное расследование (невозможное, кстати, без помощи рядовых оперативников, которым просто не давали доводить эти дела официально) показало, что к обоим этим происшествиям Черные и наиболее близкие к ним тогда люди причастны не были. Однако пользу получили. ТСС вынудила Турушева уйти с поста гендиректора и поставила своего — Юрия Колпакова. Он сразу передал ТСС эксклюзивные права на поставки КрАЗу сырья, т.е. отдал завод под контроль Черных и их партнеров. Весь толлинг Братского алюминиевого также был распределен между фирмами Черных и их партнеров , - полагает автор «Новой газеты». Недоброжелатели Дерипаски говорили мне, что он «скрысятничал» при скупке акций. Играл на разнице в курсе, прикупив на «сэкономленные» деньги Черных пакет для себя. Разумеется, это неправда. А если и было что-то подобное, то это недоказуемо, а значит, не стоит и упоминания, - полагает Алексей Тарасов. - Упоминаю эту сплетню лишь затем, чтобы зафиксировать три вещи: а) ни у кого и сомнения не было, что вчерашний московский студент оперирует деньгами Черных; б) ни у кого и сомнения не было, что Дерипаска покупал акции для Черных; в) возможно, это и было так, иначе их бы не хотели поссорить, придумывая вот такие истории о воровстве денег. 10—11 февраля 1995 года «Алинвест» завершил скупку акций СаАЗа, собрав последние уже в Москве. Незадолго до этого, 15 ноября 1994 года, Ельцин дал очередное поручение Черномырдину (Пр-1646) поторопиться с проверкой приватизации алюминиевых гигантов и исключить до завершения проверки смену собственников и директоров. В тот же день новые собственники СаАЗа назначили его гендиректором Дерипаску. Смог бы он им стать без поддержки Черных? И кем бы он был сейчас, если б тогда его, 26 лет от роду, не запустили на эту орбиту? - задается вопросом автор «Новой газеты». На следующий день, 16-го, в центре Москвы в автоаварии погиб зампред Роскомметаллургии Юрий Колетников — человек, глубоко посвященный в алюминиевые тайны. А 17-го Черномырдин вновь предписал ускорить проверку алюминиевого комплекса (ВЧ-П6-36074). В тот же день с пометкой «Весьма срочно» из аппарата премьера ушло требование приостановить до завершения проверки принятие решений, связанных с изменением управления предприятиями алюминиевой отрасли (ВЧ-П6-36198). Не обращать внимания на президента и премьера Дерипаска тогда еще не мог себе позволить. До его статуса «зятя в квадрате» еще целых шесть лет (когда он возьмет в жены Полину Юмашеву, отец коей, Валентин, станет, в свою очередь, зятем Бориса Ельцина). Похерить бумаги из секретариатов Ельцина и Черномырдина могли только братья Черные, а точнее, именно Михаил Семенович с его обширными дружескими и деловыми связями в окружении Ельцина и среди членов правительства , - полагагет «Новая газета». Сохранил две выписки из реестра акционеров СаАЗа, от декабря 94-го и января 95-го, как наглядное свидетельство перетекания акций из одних фирм в другие — несмотря на все усилия Ельцина и Черномырдина это остановить. И еще как свидетельство согласованных действий Черных и Дерипаски: «Алинвест» (подконтрольный Дерипаске) и «Русский капитал» (подконтрольный Черным) просто исчезают из первой десятки совладельцев СаАЗа. Акции, контролировавшиеся ими, перераспределяются в офшоры; в справках о них, полученных мной от Dun & Bradstreet, ничего не говорящие фамилии юристов. Для чего они передавали акции во все новые, до того «не засвеченные» фирмы, понятно: осложнить начатую проверку, - полагает Алексей Тарасов. А для чего дробились пакеты акций и раскидывались по множеству фирм (но от имени которых на советах директоров голосовали одни и те же представители братьев Черных)? На запрос, давал ли Госкомитет по антимонопольной политике согласие на приобретение 35% и более акций или 50% голосующих акций сибирских алюминиевых и глиноземных комбинатов, зампредседателя ГКАП РФ В. Белов 20 декабря 1994 года ответил отрицательно (ВБ/6111). Так ни у одной из этих фирм и не было больше 20% акций! - пишет «Новая газета». Такие вот взаимоотношения вымогателя и жертвы, на чем настаивал Дерипаска. По-моему, больше все же напоминающие совместное ведение хозяйства, - высказывает мнение автор публикации в «Новой газете». Ну и снова к проклятому вопросу о деньгах. Кто их переводил «Алинвесту», можно предположить — тот, кому на эти деньги у пролетариата скупали акции. А откуда взялось сразу столько денег у Черных — чтобы взять весь рынок в считаные месяцы? Чтобы ответить, был ли Олег Дерипаска жертвой рэкета Михаила Черного, принуждал ли он его к сотрудничеству, лондонскому суду требовалось прояснить прежде всего, на чьи деньги в самом начале это сотрудничество осуществлялось. “Из-за примирения сторон мы не услышали, чей капитал дал старт головокружительной алюминиевой карьере Дерипаски. Мы, вероятно, могли бы, но не услышали признание британским судьей достоверным давно установленного в России факта: ее алюминиевая промышленность в начале 90-х служила гигантской прачечной для отмыва криминальных капиталов. И не услышали свидетельских показаний о том, можно ли считать, что в фундаменте РУСАЛа лежат именно те грязные деньги. И список западных, в т.ч. британских, банков, пухнувших на них. Мы могли бы узнать мотивы десятков убийств в Красноярске и Москве, - полагает Алексей Тарасов. “Мы не услышали логичного вопроса: если Черной — мафиози, как это утверждала противная сторона, то кем тогда, по сути, трудился Дерипаска в 90-х? «Шестерил» на мафию, финансировал оргпреступность, был «подельником» преступных персонажей? А потом случилось «кидалово», и Дерипаска начал водиться с правильными бизнесменами и политиками? – задается вопросом «Новая газета». Итак, о происхождении первых денег. Напомню, сам Михаил Семенович рассказывал «Новой»: «Я и мои братья стояли у истоков кооперативного движения в Узбекистане, занимались цеховым производством товаров народного потребления, одними из первых занялись бартерной торговлей с Западом. Только на бартере угля, металлов и легковых автомашин — до алюминиевого бизнеса — я с Сэмом Кислиным заработал в начале 1990-х сотни миллионов долларов» . Эти рассказы, в т.ч. собранные из разных источников сведения о кооперативно-арендном прошлом Черного, торговле шлепанцами и эпохе их недолгого партнерства с Сэмом Кислиным (Trans-Commodities), можно опустить — не тот порядок денег. Не было там сотен миллионов. А если и были, то Черной не скупец. Нужно учитывать гигантские его траты, тогда уже начинающиеся, на директоров заводов, руководителей железных дорог, чиновников — начиная с региональных администраций, заканчивая персонами в правительстве. Затем — на организацию и финансирование теннисного Кубка Кремля, затем «Большой шляпы» и т.д. На дружбу с Шамилем Тарпищевым, Олегом Сосковцом, сонмом металлургических чиновников… Полный список персон, пользовавшихся выпущенными им кредитками, мы имели шанс услышать в суде, - полагает автор «Новой газеты». Завистники в алюминиевом секторе ворчали, что у Черных наверняка есть станок для печатания денег. Действительно, финансовые аспекты деятельности альянса партнерских компаний оставляли крайне противоречивые впечатления. Они могли работать с нулевой рентабельностью и даже себе в убыток, как это было, например, в конце 1993 года, когда цена обрушилась ниже себестоимости производства на заводах Запада. Многие трейдеры предпочли тогда свернуть на время свою деятельность. А Черные гнали металл эшелонами, пишет газета. “Заработанные деньги так не тратят. С такой эффективностью деньги можно только отмывать”, - полагает «Новая газета». “Нет, говорили мне представители Черных, они это делают, чтобы не потерять рынок, чтобы печи не погасли, - вспоминает Алексей Тарасов. - Чушь: Черные все контролировали. Они для директоров стали тем Госпланом, тем чиновником периода развитого социализма, который на всем пространстве бывшего Союза вновь увязал и направил финансовые и материальные потоки, кто распределял, планировал (с КрАЗом, например, на две пятилетки вперед). Что там Госплан — Совмин Ltd.” При этом деньги-то в начале действительно отмывали. Это было известно еще в 1993—1994 годах, придется повторить, штрихами, то, что писал тогда и что с тех пор никем не опровергнуто. Вопрос об изначальной тумбочке снимают документально подтвержденные свидетельства старшего следователя по особо важным делам СК МВД РФ Сергея Глушенкова, с которым в первой половине 90-х мне приходилось неоднократно общаться. Как и со всеми основными сотрудниками его следственно-оперативной группы. Редакция располагает подтверждающими документами. Тому, что тогда нарыл Глушенков, позже мной получено множество подтверждений — как в силовых органах Красноярска и Москвы, так и в бизнес-кругах, - пишет автор «Новой газеты». “ На алюминиевых и глиноземных комбинатах Сибири легализовались миллиарды, похищенные с помощью фиктивных авизо, подложных чеков «Россия» и безвозвратных кредитов подставным фирмам , - полагает Алексей Тарасов. - Грязные деньги приходили в Сибирь как оплата за работу заводов по контрактам, заключенным ими с фирмами «Мирабель» и Trans-CIS Commodities Ltd (ТСС), руководили которыми Черные. И Красноярск, Новокузнецк, Братск, Ачинск очищали криминальные капиталы. Подробности опущу — газета не резиновая, замечу лишь: прямых доказательств того, что гангстерской эмиссией занимались непосредственно Черные, нет. Но выходит, что мошенничество в банковской системе РФ тогда осуществлялось в пользу TСС и других фирм Черных”. “Когда я впервые написал об этом, в Красноярск прилетели представители братьев, теперь очень известные в России люди. Они зачем-то потребовали провести дискуссию со мной в студии местной телекомпании. И заявили в ходе ее, что их фирмы «подставили», им просто не повезло на посредников между ними и заводами (как только мы вышли из студии и разъехались, к местным телевизионщикам нагрянули сотрудники ФСБ и изъяли кассету с записью)”, - вспоминает журналист «Новой газеты». Может, и не повезло, и подставили. Всем бы так не фартило. Как заключат договор, так обязательно с жуликами. Но те жульничали непременно в пользу Черных. “Похищенные в разное время и в разных местах деньги перегонялись непременно в Сибирь как оплата по контрактам с фирмами Черных, - полагагет автор издания. - Это как в случае с переломанными костями Ивана Турушева — помните? Убийством конкурента Феликса Львова и еще пары десятков других людей. Почему-то все шло к выгоде партнеров”. Впрочем, обходилось и без посредников-«прачек». В августе 1992 года в схеме отмыва промежуточные фирмы еще не использовались. 24 августа на счет Ачинского глиноземного комбината в местном филиале красноярского банка «Енисей» по подложному авизо, якобы поступившему из РКЦ ГУ ЦБ РФ по Свердловской области, было зачислено 758 300 020 руб. в счет погашения платежа TСС , - пишет «Новая газета». Заводы, впуская в себя «воздух», липовые авизо, выдавали Черным металл, читай: отмытые деньги. И фиктивные авизо, за что отдельное спасибо, превращали наши, законопослушных граждан, капиталы в туалетную бумагу, подстегивая инфляцию. “Или еще одна из схем. В московском банке фирме открывали счет, выдавали кредит, которым сразу же оплачивался ачинский глинозем, и тут же эта фирма исчезала. Учредительные ее документы изымали «работники Генпрокуратуры». Стоило позвонить в это ведомство, как выяснялось, что никто этой фирмой не занимался”, - делится воспоминаниями журналист Алексей Тарасов. Глушенкову не позволили довести дело до логического финала. На то была политическая воля. Да и свидетели, ключевые фигуры гибли один за другим. Впрочем, может, никакого заговора и не было: внезапные смерти бизнесменов были образом жизни в алюминиевых кругах. Когда Глушенков, казалось, вышел на финишную прямую, подобрался вплотную к Черным и их покровителям в российском руководстве, началась война в Чечне. А именно Грозный часто фигурировал промежуточным звеном в цепи, по которой похищенные деньги гнали в Сибирь. И именно по национальному банку и Минфину, где оставались следы этих финансовых афер, отбомбились в первую очередь . Хотя, казалось бы, окружение Ельцина было заинтересовано в вещдоках криминальности режима Дудаева, - полагагет «Новая газета». “Одним из кураторов той военной операции был, напомню, Олег Сосковец, тогда первый вице-премьер, «духовный отец» бесславных кремлевских генералов Коржакова и Барсукова. Почему в те дни камня на камне не осталось от грозненских филиалов московских банков, а бандформирования пострадали куда меньше? Почему, наконец, главный металлург вдруг занялся войной? Чем объясняется его исключительная активность на первых этапах войны? – задается вопросом Алексей Тарасов. - Сосковец, к слову, лично в феврале 1993 года на коллегии Роскомметаллургии одобрил и согласовал работу Красноярского и Братского алюминиевых заводов со структурами братьев Черных, первых российских олигархов . Фирмам Черных, той же ТСС, правительство России вдруг стало выделять, по сравнению с другими компаниями, не просто большие, а очень большие квоты (об усилиях Сосковца в помощь бизнесу Черных — отдельная история)”. Доказать причастность к хищениям денег ЦБ не «шестерок», а кого-либо из «тузов», в чьих интересах работал в металлургии разветвленный куст фирм, следователям не удалось. “Вот, скажем, такой элементарный вопрос: кто подписывал за Михаила Черного документы, составленные от его имени? Рука безвестного чечена? - справшивает журналист «Новой газеты». - Это похоже на дела о заказных убийствах. Можно отыскать киллера (того, кто отправлял авизо на телетайп банка с телетайпа, скажем, гостиницы), посредника, но как выйти на заказчика? Нужно не только искать, кто нажился на аферах, кто присвоил навар, но и доказывать умысел в отмывании денег. Но сегодня это уже нереально. И люди, и улики уничтожены. 4 трлн рублей исчезли”. Тогда, в 90-е, Черным даже удалось добиться того, чтобы с них были сняты все обвинения в причастности к авизовым аферам. Горечь и тоска в глазах детективов были непередаваемые: «Они довольно хорошо охватили Россию, они подвязали людей, от которых мы зависим. Пугают, что разгонят» . « Экспертиза 13 автографов братьев на документах (письмах, доверенностях) показала, что подписи выполнены 6 лицами, и не нашлось ни одной подлинной. Взятки гладки — и с Черных, и с тех, кто исполнял письма ”, - пишет «Новая газета». “ Владимир Лисин, тогда вице-президент ТСС, сказал мне: «В цепочке из пяти клиентов, которые работали с документами, кто-то должен был оказаться без денег. Покажите — кто. Органы не могут. Но кому-то интересно привязать фиктивные авизо к нам» , - вспоминает Алексей Тарасов. - Такой интерес, кстати, исключать нельзя. Кому-то же нужно было в то время отправлять подметные письма о грехах Черных в Генпрокуратуру, в самые высокие кабинеты правительства. Разоблачения причем поступали от имени реальных людей (например, заместителей директора КрАЗа), которые действительно могли что-то знать об изнанке событий. Однако делиться этим знанием отнюдь не собирались”. “А, например, от моего имени в начале июня 94-го в московскую мэрию на имя Юрия Лужкова пришел пакет. Там «я» приписывал Черным такие мыслимые и немыслимые злодеяния, такую информацию обещал раскрыть (начиная с того, кто заказал убийство Отари Квантришвили, и заканчивая тем, кто привозит в столицу оружие и торгует им), что никто отныне за жизнь носителя таких сведений и гроша бы не дал. Об этом мне вкратце сообщил управделами мэра, само же письмо мне почитать так и не дали. И хоть я и не подтвердил свое авторство, мэрия его не выкинула, а передала в Московское управление Федеральной службы контрразведки (ФСК). А там мне предложили выложить все о Черных, что я знаю, а мне покажут «мое» письмо. Орлы”, - вспоминает журналист «Новой газеты». Все это я к тому, что недоброжелателей у братьев Черных всегда хватало. И сплетни о них надо как минимум делить надвое. Кто, впрочем, без врагов? А еще это к тому, что братья окружили себя такой непроницаемой завесой, что даже у чекистов о них тогда был острый дефицит информации. Итак, причастность первых российских олигархов к хищениям не доказана, однако это не отменяет того факта, что в алюминиевую индустрию в начале 90-х закачивали грязные деньги. “ В 92-м, например, от фирм Черных не поступило ни одного «чистого» платежа вообще , - полагает Алексей Тарасов. - И когда «Алинвест», структура Дерипаски, скупала для Черных у саянских работяг алюминиевые акции, какие там были деньги? Не подванивало?» Этапы большого пути В ноябре 1994-го Дерипаска становится гендиректором СаАЗа, а Михаил Черной получает израильское гражданство и уезжает навсегда . «Давление нарастало, и к концу 94-го решил: благоразумней не заезжать сюда, чтобы дать партнерам спокойно вести бизнес в России, СНГ» , — сказал он, находясь в ЮАР, «Известиям». Прошло два беспокойных года. За это время Черной передает Дерипаске и Искандеру Махмудову оперативное управление всеми делами в России и в тех странах, куда въезд ему закрыли . 17 февраля 97-го, журнал «Эксперт», интервью Дерипаски: «…С одной стороны, чиновники говорят: «нам нужны инвестиции», а с другой — «Черные, Рубин — нехорошие ребята, и их денег здесь не нужно». Ну хорошо, они уйдут, вместо них кто-то другой придет? Или кто-то даст денег бесплатно? Или государство найдет средства?» Это к вопросу о том, как М. Черной угнетал Дерипаску, заставляя платить дань, - отмечает «Новая газета». И это к тому, что уже в то время Дерипаска начинает воевать со Львом Черным. Михаил идет против брата, занимая сторону Дерипаски . «Третья важнейшая веха в его карьере: где бы он был, если б братья остались вместе? Где б он был, если б Черные в 94-м не поддержали его кандидатуру на выборах директора СаАЗа? Где б он был, если б не прикрыли от Татарина и вообще дали влиться вчерашнему студенту-физику в узкий и закрытый круг алюминиевых дельцов? – спрашивает автор “Новой газетыАлексей Тарасов. Для самого же М. Черного расставание с братом означало крах его дел. Потому что сам он, конечно, никакой не бизнесмен, в отличие от Льва Семеновича, финансового гения (злые языки называли его «воровским минфином»). Михаил же Семенович — «человек, который решает проблемы». Это бизнес на рукопожатиях и знакомствах с нужными людьми. Ну а Дерипаска выходит на новый виток. “Если судить по количеству его денег и поглощенных заводов. Однако и тогда, в 97-м, и в последующие годы происходит все то же самое, что и в 2012-м, в самом Дерипаске ничего не меняется, - пишет «Новая газета». - Сейчас он переписывает свое прошлое, поливая тех, кому обязан, сколь бы недостойными его они ни выглядели (но М. Черной-то хоть из себя деву Марию не строит), а в 97-м Дерипаска начал выбирать «правильный» круг общения. Одинаково достойные мужчин занятия. В 97-м Валентин Юмашев, будущий тесть и зять, становится главой администрации Ельцина. Дерипаска начинает дружить с Абрамовичем, «кошельком семьи» президента, с Чубайсом (это ненадолго). Крепнет: уже не только переведя всю торговлю Льва Черного на свои офшоры, но и инициировав эмиссию акций, тем самым размывает пакет нежелательного соучредителя . Подобно Абрамовичу, забывшему о взрастившем его Березовском, Дерипаска полагает, что ему тоже необходимо переписать бэкграунд. К нулевым он уже явно тяготится М. Черным. Ведь он «дружит» теперь с «правильными» бизнесменами. А в 2001 году на хакасской заимке Дерипаски гостит уже сам Путин”. Адвокаты Дерипаски теперь вот рассказывали в Лондоне, как Путин победил оргпреступность и помог Дерипаске избавиться от «крыши». Мы узнаем от Дерипаски поразительные вещи о нашем общем прошлом. Да и настоящем. Всё к худшему Со страной происходят какие-то уж очень смешные (ну или страшные) вещи. “ Самой могущественной на территории России и всего бывшего СССР несколько лет была компания, в России даже не аккредитованная (платежи за нее производили другие, налоги соответственно не платились), — Trans-CIS Commodities Ltd. Это чисто торговая часть (составляющая) группы финансовых партнеров. Ее могущество обеспечили фальшивые авизо , - пишет «Новая газета». - От имени этой фирмы-фантома совершались многомиллиардные торговые сделки. Она выпустила в жизнь несколько экземпляров из «золотой сотни», правящих сейчас на огромных территориях и консультирующих Путина по бизнес-вопросам. ТСС была зарегистрирована в Монте-Карло”. Поэт сказал в прошлом веке о Лазурном Береге: «О, Ривьера, голубой рай проходимцев и чокнутых…», а согласно сухой справке Dun & Bradstreet, Trans-CIS Commodities — это торговое название публичной компании с ограниченной ответственностью Landal (Sam). 1979-й — год начала ее деятельности, в 1990 году она была зарегистрирована в Торговой палате Moнако. Штат сотрудников — 1 человек, президент — некий Guy Dujardin, адрес офиса — 1315 Boulevard des Moulins, Monte-Carlo, Monaco 98000. Судя по контрактам, заключенным с сибирскими заводами, до 1994 года у нее был другой адрес в Монте-Карло — 6 Avenuedes Citronniers . На запрос весной 1995 года несколько зарубежных источников поведали, что ТСС «больше не занимается коммерческой деятельностью». Хотя контракты заключались еще долго, и, в частности, на бланках ТСС и от ее имени рассылались письма. Не удивлюсь, если она работает и сегодня, - предполагает Алексей Тарасов. “Заводы, когда-то покоренные ею, теперь в руках Дерипаски. Но для них и в городах при них мало что поменялось от смены владельцев, так и работают за «корку хлеба» — по толлинговым схемам, внедренным братьями Черными. Налоги оптимизированы до неприличия. В алюминиевых городах нечем дышать. Михаил Черной на оплаченных им теннисных турнирах сидел с Ельциным на соседних трибунах, подойти не осмеливался. Дерипаска с Путиным в неплохих личных отношениях. Ельцин на заводы Черных не приезжал — разруливать в ручном режиме их проблемы. Путин к крепостным Дерипаски ездит, разруливает. И не помню, чтобы Черные несли бред про необходимость «китайского вектора» нашей политики. Дерипаска поет об этом уже несколько лет. Если что в общем и меняется, то явно не к лучшему”, - пишет «Новая газета». Впрочем, в этой истории все остальные события, документы, подписи — после 1994—1995 годов — обсуждать можно, но особого смысла это лишено. Дело всегда только в цене первых миллионов. Российские капиталисты не оригинальны. Последующие деньги уже липнут к первым, сами. “И тут есть дополнительный нюанс: к выборам Ельцина в 1996-м пространство этой истории было зачищено от нежелательных людей и документов — насколько тогда это было возможно”, - полагагет автор «Новой газеты». “Суд между Березовским и Абрамовичем мог бы показаться детским садом по сравнению с процессом «Черной против Дерипаски»: и по списку вызываемых свидетелей, и по намечавшимся, но не прозвучавшим откровениям. Нелицеприятные подробности прошлого многих бизнесменов и госдеятелей могли бы послужить основой для многих уголовных дел, если б российскую правоохранительную систему интересовали не только враги Кремля вроде ЮКОСа, Магнитского, но и его друзья, - полагает «Новая газета». - Хотя, конечно, сроки давности по многим эпизодам уже истекли. А подрывать устои сегодняшней вертикали из-за того, что болтают в Лондоне, кто ж позволит”. Между тем, надо полагать, один четкий сигнал из Лондона Кремль должен принять. В 90-х не оставлять бумаг, не оставлять следов на бумагах было зачастую условием физического выживания, сейчас это — условие процветания. Но для тех, кто «крышует», это рано или поздно заканчивается. Плачевно”. Алексей Тарасов, «Новая газета», № 133 от 23 ноября 2012 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации