Неблагонадежные деятели искусств исчезли из эфира

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Неблагонадежные деятели искусств исчезли из эфира

Цензура на канале "Культура" под руководством Татьяны Пауховой достигла почти сусловского размаха

© The New Times, origindate::07.12.2009, «Культура» в большом долгу, Фото: "РГ"

Евгений Левкович

Compromat.Ru

Татьяна Паухова

Уже вторую неделю в телевизионных кругах тема для обсуждения номер один — смена руководства на «Культуре»: вместо Татьяны Пауховой, просидевшей в кресле главного редактора без малого 11 лет и ушедшей на повышение, главой телеканала стал бывший заместитель гендиректора ВГТРК Сергей Шумаков. Перемен могло не быть еще лет двадцать, если бы не чудовищные результаты, показанные «Культурой» в последнее время: проект, который по замыслу госчиновников должен был чуть ли не спасти нацию от нравственного вырождения, перестал интересовать даже профессионалов — театральных режиссеров, музыкантов, художников, галеристов и т.д. По данным компании TNS, в ноябре среднесуточная доля «Культуры» достигла невероятно низкой для федерального канала цифры — 1,3%. В топ-100 программ телевидения нет ни одной производства «Культуры». Что привело к такому плачевному результату и стоит ли ждать революции от нового руководства — выяснял The New Times.

Парадокс: о Пауховой сотрудники канала до сих пор говорят шепотом, озираясь по сторонам, хотя на работе ее давно уже никто не видел. «В этом месяце начальницы не было ни разу», — так за две недели до смены руководства сотрудник службы охраны ответил на вопрос корреспондента The New Times о том, во сколько приезжает в офис главный редактор. «Обычное дело: машина ее стоит, водитель на месте, но сама Татьяна Олеговна не появляется. Она «руководит» каналом из дома».

Работа не волк...

Такой способ руководства Паухова практиковала не первый год. В 2006-м (но итогам этого года Союз журналистов отметил Татьяну Олеговну наградой «Золотое перо России») она даже уехала на три месяца на Кубу, к подруге, и «главредила» оттуда. Многие сотрудники канала вообще никогда не видели своего начальника в лицо, хотя без нее ни одно решение на «Культуре» не принималось. Писательница Татьяна Толстая, которая вместе с Дуней Смирновой вела на «Культуре» «Школу злословии», рассказывает, что в какой-то момент со стороны руководства к их программе появились претензии — мол, рейтинги низкие. «Мы пытались встретиться с Пауховой, которую до этого не видели ни разу. Объяснить ей, что без рекламы и популяризации канала рейтинги высокими не могут быть ни у кого, предложить какие-то свои идеи на этот счет. В конце концов, задать свои вопросы. Почему самые хорошие фильмы на «Культуре» ставят в то время, когда нормальные люди уже глубоко спят? Почему так много занудных программ — просто сплошной мертвяк? Я еще могу понять, когда умное кино не ставят в прайм-тайм на других каналах, но на «Культуре»-то почему? И почему такой низкий уровень перевода? Например, в фильме об Эдит Пиаф строчку из ее известной песни «Я портовая девочка» умудрились перевести как «Я девочка дверей». Но встреча так и не состоялась. За два года Паухова не нашла для нас ни минуты свободного времени. Видимо, считала ниже своего достоинства разговаривать с нами. Ну а потом нам с Дуней предложили уйти на НТВ, что мы и сделали».

Немудрено, что при таком подходе в этом сезоне канал «Культура» представил ровно один (!) новый проект — еженедельную музыкальную программу «Абсолютный слух». Зато уже восемь лет подряд идет в повторах программа «Живое дерево ремесел» — о вышивке, гончарном деле, лаковой миниатюре и кружевном плетении. В восьмой раз показывают цикл передач «Мировые сокровища культуры». На этом фоне символично выглядит письмо из Республики Марий Эл от телезрителя Олега Морозюка (сообщения подобного рода невозможно найти на интернет-форуме телеканала, по словам сотрудников, они безжалостно удаляются модератором): «Показанный на прошлой неделе на канале «Культура» документально-ностальгический сериал «Ни дня без строчки. Трава забвения», построенный на старых любительских съемках, запечатлевших известных прозаиков и поэтов 60-х, был хорош еще и тем, что не принадлежал к числу повторов, чье присутствие на телеканале порой немного утомляет. Каково же, вероятно, было удивление зрителей, когда в четверг вечером в очередной серии они вдруг увидели... те же самые кадры, что и накануне. Это по чьему-то грубому недосмотру в эфир вместо четвертой серии фильма вновь попала третья — и на экране снова появились лица Новеллы Матвеевой, Самуила Маршака, Валентина Катаева... Понятно, что это был брак технических служб, но все же думается, что этот почти анекдотический случай должен заставить задуматься руководителей канала над пересмотром всей своей «повторной» политики».

Не стоит считать, что подобные вещи происходят на «Культуре» от того, что туда не идут работать профессионалы. Идут. Но по словам одного из сотрудников, они «устали подавать на рассмотрение руководства новые проекты и идеи, которые пропадают в «черной дыре» кабинетов начальства. «Еще не посмотрели» — стандартный ответ, который слышат все «креативщики». Другое расхожее мнение: на канале мало платят, вот никому ничего и не нужно. Все-таки рекламы на нем нет, кормится он за счет госбюджета. На самом деле платят на «Культуре» вполне прилично. По сведениям The New Times, средняя зарплата обычного корреспондента новостей при небольшой занятости — около 40 тыс. рублей. Это больше, чем на Первом канале.

Посторонним вход воспрещен

Сотрудники «Культуры» в один голос (правда, на условиях анонимности из-за страха быть уволенными) говорят, что главной причиной развала телеканала и оттока аудитории стала неслыханная по своей абсурдности цензура, введенная «сверху» (Паухова отчитывалась лично перед начальником ВГТРК Олегом Добродеевым, а тот, как известно, отчитывается перед Кремлем). На канале не было никаких редколлегий или других органов «совета», все решения спускались через заместителей главного редактора руководителям программ и должны были выполняться в приказном порядке. По сравнению с тем, что творится на «Культуре», даже ее «большой брат» — канал «Россия» может считать себя апологетом свободы слова. «Любой, самый малый намек на скандал служит поводом для запрета программы или сюжета, — рассказал The New Times один из редакторов новостей. — Поэтому об актуальном и животрепещущем в культуре зритель уже привык узнавать на других «кнопках»: будь это схватка министра Соколова с Третьяковкой или воровство картин из Эрмитажа. При этом высказывания президента РФ «Новости культуры» цитируют с завидным постоянством».

Уже давно, еще во время событий в Таллине вокруг «Бронзового солдата», студии музыкальных программ временно запретили показывать Арво Пярта, эстонского композитора с мировым именем. Теперь, когда одну из своих симфоний он посвятил Михаилу Ходорковскому, дорога на «Культуру» для него закрыта окончательно. Два года назад был подвергнут существенным сокращениям документальный фильм режиссера Валерия Балаяна о диссиденте и литераторе Льве Копелеве — потому что офицер Красной армии Копелев был отправлен в ГУЛАГ в 1945 году за протесты против насилия над мирным немецким населением. Ироническое кабаре «Гомоза» исчезло из эфира, после того как Игорь Иртеньев и Вадим Жук прочитали в нем стихотворение с фразой «на петербуржцев наезжает юбилей» — она показалось руководству двусмысленной. Из программы Николая Александрова «Порядок слов» вырезали писателя Захара Прилепина — «неблагонадежного лимоновца».

«Вообще руководство через своих замов инспектирует абсолютно все передачи на предмет присутствия в них неблагонадежных фамилий, — утверждает источник с канала.— По этой причине с «Культуры» ушла «Школа злословия». Юрий Богомолов, киновед, телепродюсер и, собственно, человек, придумавший «Школу», рассказывает, что «сперва руководство «Культуры» с аппетитом ухватилось за программу. Но позже начали ставить условия: например, в гостях у Толстой и Смирновой не должно быть никаких политических фигур». Огромные проблемы с приглашением гостей были и у Андрея Максимова, программы которого «Ночной полет» сейчас в эфире тоже нет. «Удивительно, но параллельно «Полету» я раз в месяц делал на канале «Россия» политическую программу «Дежурный по стране», — рассказывает он. — Так вот, насчет нее со мной никто из руководства не общался, мы могли пригласить туда кого угодно. По поводу же «Ночного полета», выходившего в эфир ежедневно, со мной говорили каждый раз. В итоге с «Культуры» меня выгнали. Очень обидно, что программа закрылась, а главное, я до сих пор не могу понять, почему это произошло. Главный редактор не дал мне никаких разъяснений».

Впрочем, иногда Паухова все-таки объяснялась. Когда однажды ее спросили, почему нельзя пригласить в эфир Владимира Сорокина, Татьяна Олеговна, по словам очевидцев, ответила: «Он роняет планку канала». Что это за планка такая — она не расшифровала, но указывала на нее впоследствии постоянно. «Уронил планку» Валерий Сюткин — и из эфира исчезла его программа «И снова шлягер». Михаил Козаков тоже «уронил», причем на праздновании десятилетнего юбилея «Культуры». Пришлось вырезать и его, сказав народному артисту, что на всех камерах «брак по видео». Изначально Козакову не дали прочитать со сцены басню Крылова «Пестрые овцы» (там среди действующих лиц фигурирует медведь, который, как известно, символ «Единой России»). Он рассердился, но все-таки пошел на компромисс, остановившись на юмористических стихах Пушкина. И все равно вырезали. Может, из-за того, что в рассказанном промелькнуло слово «жопа», а может, потому, что Козаков закончил свое выступление фразой: «Пушкин очень ценил слово «независимость». «Я, мягко говоря, неприятно удивлен», — только и смог вымолвить интеллигентный Михал Михалыч после этой истории. Зато джазовые вечера с участием Ларисы Долиной «роняли планку канала» лишь до тех пор, пока певица не стала членом Совета по культуре и искусству при президенте России. Теперь эфир «Культуры» — к ее услугам.

В последние два года цензура и вовсе достигла почти сусловского размаха. Один из главных ведущих телеканала, можно сказать, его «лицо» (The New Times клятвенно пообещал не называть его фамилию) сообщил нам, что «сотрудникам неофициально запрещены все контакты с прессой. Любой, даже маломальский комментарий должен быть заверен у одного из заместителей Пауховой. За все время моей работы он ни одну мою реплику не утвердил, поэтому я просто решил ни с кем из журналистов не разговаривать. Отказываюсь от любых интервью. Так проще». При этом руководство «Культуры» стало позволять себе цензурировать не только собственных сотрудников, но и классиков мирового кинематографа. Так, из фильма итальянского режиссера Этторе Сколы «Отвратительные, грязные, злые» (1976 г.) были вырезаны все эротические сцены. На предмет политкорректности заранее просматривали даже каждую новую серию мультфильма «Удивительные приключения Хомы» и познавательного документального сериала о животных «Диалоги обезьян» — а вдруг в них появится какой-нибудь «плохой медведь»?

Хуже не будет

Говорят, что решение сменить Паухову, несмотря на то что она верно и исступленно служила «партии», принял лично глава ВГТРК Олег Добродеев. Далось оно ему нелегко, но ничего не делать было уже просто нельзя. При этом Татьяну Олеговну он вовсе не уволил, а даже повысил: теперь она в качестве заместителя гендиректора ВГТРК будет заниматься созданием международной версии «Культуры». Добродеев лично воздал даме должное: «Под руководством Татьяны Пауховой канал «Культура» занял свою, абсолютно уникальную нишу на российском телевидении, — заявил он прессе. — Этот канал — национальное достояние». Тут не придерешься: ниша, судя по количеству аудитории, действительно уникальная, а уж определение «национальное достояние» и вовсе неоспоримо — «Культура» существует на деньги налогоплательщиков.

Так или иначе, с 19 ноября к своим обязанностям приступил новый главред Сергей Шумаков. Что известно о нем? Ему 58 лет. Окончил киноведческий факультет ВГИКа. Работал главным редактором киноредакции «Останкино», на ОРТ был продюсером художественных, развлекательных и просветительских программ, затем — главным продюсером телекомпании НТВ. С 2003 года — заместитель генерального директора ВГТРК. У него огромный производственный опыт. Он продюсер самых успешных телесериалов последнего времени: «Идиот», «В круге первом», «Ликвидация», а также нашумевшего «полного метра»: «Остров», «Бумажный солдат», «Тарас Бульба». При его активном участии на экраны вышел документальный фильм Олега Дормана о Лилианне Лунгиной «Подстрочник». Послужной список, заслуживающий уважения. Но можно ли вообще ждать в сегодняшних реалиях коренных изменений? Мнения на «Культуре» разделились. Одни говорят, что при действующей политической системе и бывший главред Паухова в общем-то «ни в чем не виновата» — наоборот, все 11 лет она искусно «держала», а не «роняла планку», одновременно не подставляя и не раздражая высокое кремлевское начальство. И поставь сейчас на место Пауховой хоть Леонида Парфенова — эффекта не будет. Другие, наоборот, считают приход Шумакова знаковым и сопровождают его репликой «Наконец-то!» «Хорошо уже то, что Шумаков появляется на работе каждый день, проводит совещания, встречается с нами, советуется, активно входит в курс дела, — рассказал The New Times один из ведущих «Культуры». — Правда, пока никаких кардинальных решений он не принимал (на сегодняшний день известно, что своим первым замом новый главред назначил Виталия Вульфа. — The New Times). Впрочем, никто не в обиде. Все прекрасно понимают, что досталось ему в наследство и какие завалы предстоит разгребать. Ведь смешно сказать: «Культура» — единственный канал на телевидении, который вообще не занимался собственным продвижением и раскруткой. Причем не из-за какой-то там лени—это была прямая установка предыдущего руководства! Что бы ни было дальше, хуже уже не будет. Просто некуда».