Небоевые потери

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Небоевые потери Гибель военного обозревателя «Коммерсанта» Ивана Сафронова могла помешать выходу публикации о секретных поставках российского оружия в Сирию и Иран?

"Трагическая гибель 2 марта военного корреспондента газеты «Коммерсантъ» Ивана Сафронова потрясла всех, кто его знал. Крепкий мужик (только исполнился 51), отец семейства, отставной полковник космических войск, по версии властей, вроде как покончил жизнь самоубийством, выбросившись из лестничного окна между четвертым и пятым этажами пятиэтажки, в которой жил. Сафронов, придя домой, но не заходя в свою квартиру на 3-м этаже, поднялся на три марша лестницы и выпал из окна, которое меньше чем в 10 метрах от козырька подъезда. Об этот козырек он и ударился, скатился на тротуар, где медленно и беспомощно умирал от полученных травм, а вызванная соседями «скорая помощь» все отказывалась ехать. Очевидных оснований заканчивать жизнь самоубийством не было, тем более таким нелепым способом. Предсмертной записки нет. Зато есть подозрения, что это может быть не совсем самоубийство или вовсе не самоубийство. Сафронов был репортером, не политологом или аналитиком, не занимался политической журналистикой как таковой. Он не был политическим противником или ангажированным критиком существующей власти. Личные связи в военной среде и в военной промышленности помогали Сафронову добывать существенную информацию, и он ее честно печатал, доставляя множество самых разных неприятностей самым разным начальникам, влиятельным группировкам и силам. Сегодня в России так сложилось, что любой дотошный журналист почти неизбежно, даже против собственного желания и убеждений, просто честно выполняя свой профессиональный долг, объективно оказывается противником нынешнего режима. Например, в сентябре, октябре и декабре прошлого года три последовательных летных испытания новой баллистической межконтинентальной морской ракеты (МБР) «Булава» Р-30 закончились взрывами после пуска с борта подводного ракетного крейсера советской постройки «Дмитрий Донской» (проект 941). Как начались эти неприятности, в военном ведомстве был введен запрет на распространение любой информации о ходе испытаний «Булавы». При этом в соответствии с действующим договором о стратегических наступательных вооружениях российская сторона обязана на взаимной основе не только оповещать американцев обо всех испытательных пусках своих МБР, но также после предоставлять телеметрические данные о полете, полученные с наших станций слежения. То есть американцы все и так знали в точности о неудачных пусках, режим секретности был введен не от них, а от собственного народа, и именно Сафронов вскрыл и опубликовал неудобную правду, что привело в ярость начальство и в Минобороны, и в Кремле. Провели даже специальное расследование, и трех офицеров центрального аппарата Минобороны и ВМФ, которых подозревали в утечке информации, под разными предлогами уволили со службы. Пришлось начальникам публично оправдываться, и получалось это у них достаточно жалко и неубедительно. Начальник Генштаба генерал Юрий Балуевский заявил, что во времена СССР для полной отработки подобных ракет проводилось несколько десятков испытательных пусков и что «неполное выполнение программы одного из первых пусков ракеты нового типа нельзя считать показателем плохого качества всей системы». Первый вице-премьер Сергей Иванов заявил месяц назад в Думе: «Да, были неуспешные пуски, но это в принципе в пределах нормы. Мы же их начали в 2006-м, в 2007-м будем продолжать». Но пуски «Булавы» начались в 2004-м, летные испытания — в 2005-м. Из пяти испытательных пусков четыре закончились неудачно. Стоит отметить, что по ходу испытаний МБР Trident II D-5, которыми вооружены современные американские ядерные подлодки «Огайо», из 49 испытательных пусков неудачным был лишь один. Когда начались проблемы с «Булавой», Иванов завершал свою, по заявлению Владимира Путина, крайне успешную работу в качестве министра обороны. Готовилось его повышение в статусе с возможным дельнейшим выдвижением в премьеры или сразу в преемники, а тут — такая неприятность, надо публично неуклюже «лукавить», теряя лицо. По заявлению Иванова первый (из трех) подводный ядерный крейсер нового класса «Юрий Долгорукий», для которого предназначена «Булава», должен быть достроен в Северодвинске в этом году. Но раз ракета еще не готова, то дорогостоящий, но безоружный боевой корабль будет в ближайшие годы лишь грудой бессмысленного железа. Неприятная и незавидная ситуация для всех: для страны, для военного ведомства, лично для возможного преемника. Понятно, что испытания и доводку «Булавы» стали гнать, пытаясь срочно завершить и начать серийное производство в Воткинске уже в этом году. Теперь, благодаря прежде всего Сафронову, мы знаем, что неудачный пуск в октябре проводили, не имея заключения госкомиссии, не зная точно, почему ракета взорвалась в сентябре, а в декабре еще раз попытались запустить, не зная точно о причинах неудачи и в сентябре, и в октябре. То есть дело не только в том, что официальные лица публично «лукавили», прикрывая, по обычаю, неудачи. Речь идет о безответственных, если не сказать хуже, действиях. Испытания продолжали на авось: вдруг полетит, при этом во всех случаях пуски негодной самовзрывающейся «Булавы» проводили с борта подводной лодки «Дмитрий Донской», что впрямую угрожало гибелью и кораблю, и экипажу. Благодаря Сафронову крайне рискованную гонку с доводкой «Булавы» пришлось приостановить. Непосредственно перед гибелью Сафронов расследовал другую крайне неприятную для начальства историю и, похоже, получил подтверждение того, что готовы тайные контракты на поставку зенитных ракет С-300В, истребителей Су-30 и МиГ-29, баллистических ракет «Искандер-Э» в Сирию и Иран. По сведениям из редакции «Коммерсанта», речь могла идти о схеме с использованием Белоруссии в качестве канала поставки. К примеру, Россия поставляет в Белоруссию новые ракеты С-300ПМУ, модернизированные истребители и прочее бесплатно или по бартеру, поскольку у нас как бы союзное государство. А Минск, в свою очередь, продает на Ближний Восток за хорошие деньги из имеющихся у него советских запасов аналогичные вооружения. При этом Москва избегает обвинений и санкций со стороны Запада и США, может даже допустить принятие Совбезом ООН оружейного эмбарго против Ирана, продолжая в то же время работать через белорусов. Прелесть подобных «серых» схем не только в том, что они, по сути, бесконтрольны, они еще приносят участникам баснословные левые доходы. Производители нового вооружения, которое направляют в Белоруссию, получают плату из российского госбюджета, а практически вся экспортная выручка от конечной продажи потом втихую делится между участниками сделки. Подобная схема с использованием Белоруссии была, в частности, использована в девяностые годы при поставке истребителей МиГ-29 и другой техники режиму президента Фухимори в Перу. Коррупционный скандал до сих пор не урегулирован до конца, а Евгений Ананьев — глава в 97-м и 98-м году официального российского госпосредника, компании «Росвооружение», — до сих пор в международном розыске за отмывание денег. Продажа оружия, особенно классической техники советского периода, практически всегда генерирует огромные суммы (нередко сотни млн долл.) неучтенных наличных денег, поскольку экспортируют то, что уже было сделано и оплачено в СССР. Конкретно участвуют в разделе денег различные организации и люди, в том числе начальство с различных уровней вертикали власти — миновать эту вертикаль в данном случае невозможно. Предвкушают они свою долю, а один журналист может все испортить. В 2005-м Сафронов участвовал в раскрытии планов продать Сирии сверхточные ракеты «Искандер». После публикации Владимир Путин лично запретил сделку, публично признав то, что «наши военные готовы были продать». Естественно: поставки новых систем оружия в регион могли резко осложнить там и так взрывоопасную обстановку. Теперь заинтересованные лица вновь подготовили контракты, и вновь публикация могла испортить дело. Если неизвестно пока никаких реальных мотивов для самоубийства Ивана Сафронова, то поводов для его возможного устранения, кажется, было достаточно. Органы следствия на прошлой неделе открыли уголовное дело о доведении до самоубийства, но журналисты из «Коммерсанта» имеют основания сомневаться в том, что следствие реально проводится, что опрашиваются все возможные свидетели, отрабатываются различные версии и т.д. Принятое с ходу заключение о самоубийстве вполне устраивает власти."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации