Небрутальный менеджер. Хамитов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«Нового президента Башкирии считают слишком мягким. Недавно бывший президент Республики Башкортостан (РБ) Муртаза Рахимов в очередной раз подверг резкой критике нынешнего руководителя региона Рустэма Хамитова, заявив: "Сегодня команда Хамитова предпочитает не отчитываться за итоги своей работы, а постоянно искать виноватых и давать очередные обещания. По всем направлениям, которые он с таким жаром критиковал в 2010 г., улучшений нет, а вот примеров ухудшения ситуации более чем достаточно", - пишет журнал «Компания» в №43 (728).

У этого эмоционального высказывания длительная предыстория. В сущности, чтобы его объяснить, нужно вспомнить историю Башкирии за последние двадцать лет.

Население отстает

Башкортостану от советского времени достался мощный промышленный потенциал. Основу его составляют залежи нефти, вокруг которых сложился промышленный кластер, включающий в себя и добычу, и нефтепереработку, и нефтехимию. Здесь есть связанные с нефтью сервисные и машиностроительные производства, профильные учебные заведения и научные лаборатории. Имеется и немало промпредприятий других отраслей, например УМПО, крупнейший в РФ завод авиационных двигателей, а также Нефтекамский автозавод ("НефАЗ"), выпускающий автобусы и автоприцепы. В целом обрабатывающие отрасли промышленности составляют примерно 30% валового регионального продукта (ВРП), причем все предприятия более или менее работают. Так что, по российским меркам, регион скорее богатый.

Но каких-то экономических чудес республика не демонстрирует. Средний индекс прироста валового регионального продукта за тринадцать лет, с 1998 г. по 2010 г., составляет 3,9% в год, что примерно соответствует среднероссийским показателям. Но вот доходы населения в республике меньше среднероссийских. И если по размерам ВРП в 2010 г. Башкирия занимала 13-е место в стране, то по доходам на душу населения - 26-е. Нынешний президент РБ Рустэм Хамитов в своем послании так и сказал: "Главная проблема, которая стоит перед нами сейчас, - это несоответствие между экономической мощью республики и уровнем жизни наших граждан". По размеру заработной платы Башкирия отстает от среднероссийского уровня на 26%, а среди регионов Приволжского федерального округа она занимает пятое место, после Татарстана, Пермского края, Самары и Нижнего Новгорода.

И еще одна особенность местной экономики - в нее как-то вяло привлекаются инвестиции извне. Например, по итогам 2011 г. на каждого жителя РБ поступило $22 прямых иностранных инвестиций, в то время, как для Приволжья этот показатель составляет $53, а для России - $129. Как сказал заместитель министра экономического развития Башкортостана Александр Васильев, "до недавнего времени республика в силу ряда политических и экономических причин считалась "закрытым" для инвесторов субъектом РФ".

Жизнь, отданная ТЭКу

Итак, привлечению инвесторов препятствовал "ряд политических и экономических причин". Как видно, инвесторы с опаской относились к региону, где с 1990 г. по 2010 г. все решал один человек - президент РБ Муртаза Губайдуллович Рахимов. Его личность воплощала собой, пожалуй, не только Башкирию, но в особенности башкирскую нефтянку. Выпускник Уфимского нефтяного техникума, Муртаза Рахимов прошел путь от оператора до директора Уфимского нефтеперерабатывающего завода, а уже с этой должности шагнул в политику - на пост сначала депутата, а затем главы Верховного совета республики. Биография Рахимова вполне объясняет, что он, конечно, любил нефтяную промышленность и не мог с ней расстаться. Поэтому в 2003 г. местная нефтянка, до тех пор остававшаяся собственностью республики, вдруг, если верить прессе, оказалась в распоряжении семьи президента. Хотя точно этого никто не знает, формально предприятия ТЭКа попали под контроль компании "Башкирский капитал", председателем совета директоров которой был сын президента Урал Рахимов, впрочем, руководивший важнейшими компаниями ТЭКа в качестве председателя совета директоров еще до приватизации.

Вполне возможно, что президенту и его сыну было достаточно распоряжаться государственными предприятиями ТЭКа, но, в отличие от Татарстана, Башкортостан не пользовался столь полной независимостью от центра, и Москва пыталась перевести республиканские предприятия в федеральную собственность. Вероятно, именно спасая башкирский ТЭК от "Газпрома" и "Роснефти", президент и пошел на поспешную приватизацию.

С тех пор Урал Рахимов стал считаться официальным миллионером: в 2011 г. Forbes в рейтинге богатейших россиян поместил его на 191-е место с капиталом в $500 млн. Если сравнивать ситуацию с соседним Татарстаном, то там тоже важнейшие предприятия нефтепереработки и нефтехимии перешли в корпорацию "ТАИФ", связываемую с сыновьями президента, но вот основа нефтедобычи - компания "Татнефть" - осталась государственной, в то время, как в Башкирии "Башнефть" (на ее долю приходится примерно 2% российской нефти) тоже ушла под "Башкирский капитал", а после 2006 г. Урал Рахимов даже стал ее генеральным директором.

Кроме того, Уралу Рахимову приписывали контроль над такими активами, как Ново-Уфимский нефтеперерабатывающий завод, "Уфанефтехим", Уфимский нефтеперерабатывающий завод, "Уфаоргситез" и "Башкирнефтепродукт".

Покой нам только снится

Правда, такая, казалось бы, всем в России доступная радость, как спокойное пользование приватизированной собственностью, оказалась недоступной для семьи Рахимовых. Видимо, и впрямь были виноваты интриги "Газпрома" и "Роснефти". Сразу после приватизации поднялся шум, приехали проверяющие, аудитор Счетной палаты Владислав Игнатов по поводу приватизации заявил, что "это самый беспрецедентный случай хищения активов из федеральной собственности в истории нефтеперерабатывающих компаний России".

Именно с приватизацией многие политологи связывают тот факт, что в 2003 г. на президентских выборах против Муртазы Рахимова выступил банкир Сергей Веремеенко - партнер Сергея Пугачева по Межпромбанку, закончивший Уфимский нефтяной институт, как Урал и Муртаза Рахимовы (последний, впрочем, заочно). Правда, перед самыми выборами Веремеенко отказался от борьбы, и, по слухам, за это Рахимов пообещал "Газпрому" компанию "Салаваторгсинтез", но тендер по ее продаже был отменен.

Тучи продолжали сгущаться, заводились уголовные дела, разговоры про то, что семья Рахимовых украла народный ТЭК, становились все громче, и в итоге в 2005 г. Муртаза Рахимов публично потребовал от сына аннулировать итоги приватизации и вернуть государству акции башкирского нефтекомплекса. Акции Урал Рахимов, конечно, не вернул, но доплатил в бюджет 13 млрд руб., а для этого ему пришлось продать блокпакеты контролируемых предприятий, но не "Газпрому" с "Роснефтью", а частному олигарху - главе АФК "Система" Владимиру Евтушенкову. Продажа, как выяснилось, была с дальним прицелом.

Спешная эвакуация

Слухи о скорой отставке Рахимова начали ходить в 2008 г. Тогда агентства медиамониторинга зафиксировали рост числа негативных упоминаний фамилии Рахимова в федеральных СМИ. Именно поэтому предприятия башкирского ТЭКа передали в управление "Системе", причем всем было ясно, что затем последует окончательная продажа. Как отмечал депутат Госдумы от Башкирии Мурат Киекбаев, в политических кулуарах республики с подачи верхов уже растрезвонили, что, отдав ТЭК федеральному олигарху, Рахимов смог решить важные политические вопросы - добиться назначения в республиканское МВД своего человека, гарантировать свое пребывание "у руля" до 2011 г. и удаление "враждебных элементов" из федеральных органов власти. Под "враждебными элементами" понимался прежде всего Радий Хабиров - в прошлом глава администрации Муртазы Рахимова, уволенный башкирским президентом и ставший высокопоставленным чиновником в администрации президента РФ. Но, как показали дальнейшие события, все эти условия выполнены не были. Радий Хабиров до сих пор работает в президентской администрации, а отставка Муртазы Рахимова состоялась не в 2011 г., а в 2010 г.

Правда, за год до этого контрольные пакеты акций башкирского ТЭКа были окончательно проданы "Системе" примерно за $2 млрд. Кстати, именно в такую сумму эксперты компании "Атон" оценивали местный ТЭК на момент его приватизации, хотя Счетная палата утверждала, что речь идет только о $118 млн.
После отставки отца Урал Рахимов сложил с себя мандат депутата республиканского Курултая, продал дом в Уфе и, по слухам, покинул страну. Что же касается тех $2 млрд, заплаченных "Системой" за акции башкирских предприятий, то они в итоге оказались на счету благотворительного фонда "Урал", руководителем которого стал экс-президент Муртаза Рахимов. Во главе этой крупнейшей на постсоветском пространстве благотворительной организации Муртаза Рахимов распоряжается бюджетом в 4-5 млрд руб. в год и остается в республике большим человеком.

Новый главный энергетик

Преемника Муртазе Рахимову подыскивали долго, около двух лет. По-видимому, искали лояльного и квалифицированного федерального чиновника башкирского происхождения, знающего республику, но не имеющего прочных клановых связей, а таких имелось немного. В результате выбор пал на Рустэма Хамитова, начинавшего в Уфе инженером, дослужившегося до руководителя республиканского МЧС, а затем занимавшего на федеральной службе самые разные должности, связанные с энергетикой и природопользованием.

Он трудился и в федеральном МЧС, и в налоговой службе (занимался налогообложением энергетики), и в аппарате полпреда по Приволжскому округу, руководил Федеральным агентством водных ресурсов, а предложение возглавить РБ застало его на посту зампреда правления "Русгидро". При этом Хамитова можно было считать потомственным башкирским интеллигентом: его отец был деканом факультета в Уфимском сельхозинституте, а сам Рустэм Закиевич, как и его папа, имеет степень доктора технических наук.

Чиновнику-инженеру достался регион, двадцать лет управлявшийся одним кланом, непрозрачный для инвесторов, с раздутой бюджетной сферой, где все назначения происходили исключительно через родственные связи, а главы городов и районов сидели несменяемо по два десятка лет. Наследие Рахимова было неоднозначным. "Если сравнивать с РФ в целом, то Муртаза Рахимов был не самым плохим руководителем региона, хотя ошибок имелось больше, чем достижений. К ошибкам и недоработкам стоит отнести потерю республикой практически всех крупных предприятий, перекосы в национальной политике, клановость во власти, застой практически во всех областях, плохие отношения с федеральным центром", - заявил "Ко" Сергей Гладких, директор МУП "Архитектурно-планировочное бюро" при Главархитектуре Уфы.

Любопытно, что одним из первых распоряжений нового президента стал запрет чиновникам отдыхать в санаториях за госсчет.

Вообще, нужно было менять кадры. Местные пресса и общественность, с одной стороны, требовали от Хамитова избавляться от рахимовских бюрократов, а с другой - протестовали против приглашения "варягов" из других регионов. На этом фоне самым интересным назначением стало выдвижение банкира Владимира Балабанова, в прошлом вице-президента банка "Уралсиб" и председателя правления Русь-банка, сначала на пост министра экономического развития РБ, а затем и на должность руководителя президентской администрации. Но Балабанов - уроженец Уфы, в прошлом он возглавлял совет директоров местного банка, был и финансовым директором компании "Салаватстекло". Таких кадров, имевших "московский" масштаб и местные корни, не хватало. В итоге началась кадровая чехарда. Только руководителя администрации президента меняли трижды. "В районах у нас царили местные князьки, но с многолетним опытом работы, - пояснил замглавы администрации президента Башкирии Аббас Галлямов. - Не всегда на смену им приходили квалифицированные люди, иногда мы ошибались".

Предшественник и преемник

Кадровая чехарда стала поводом для критики Хамитова со стороны Муртазы Рахимова, заявившего в интервью: "Рывок сегодня невозможен, пока в республике неразбериха с кадрами, программами развития, нет понимания, что нашим производственникам необходимо. Разрушить систему управления, уволить грамотных специалистов, постоянно находиться со всеми в конфронтации - чтобы всего этого достичь, как показала практика, времени много не надо. А вот объединить всех, кто умело работать может, найти действенные подходы к людям, начать созидать - это задача очень сложная, и далеко не каждый с ней может справиться".

Вообще, отношения Рахимова и Хамитова стали складываться не самым лучшим образом. Рахимова сначала назначили советником нового президента, но затем уволили с этой должности. Региональная пресса рассказывала о странных и комичных деталях конфликта: якобы Рахимову запретили мыться в бане при президентской резиденции, якобы коня Рахимова изгнали из президентской конюшни. Впрочем, были и более достоверные подробности: рахимовского премьер-министра Раиля Сарбаева попытались привлечь к суду по явно надуманному поводу - растрата госсредств, выразившаяся в однодневной поездке в Вену. Муртазе Рахимову пришлось даже выступать в суде, дабы доказать, что он действительно посылал премьера в командировку.

Со своей стороны Счетная палата начала обнаруживать в Башкирии нарушения, относящиеся ко времени правления Рахимова: к настоящему времени выявлено нарушений суммарно на 22,7 млрд руб., из которых почти половина приходится на нарушения при проведении строительных работ и организации системы госзакупок. Но пока что свободе Муртазы Рахимова ничто не угрожает.

Самый обыкновенный регион

На посту президента Рустэм Хамитов, в сущности, пытается сделать Башкирию похожей на другие регионы России. При нем Башкортостан наконец-то включился в конкуренцию за внешних инвесторов. Пойдя по стопам многих других субъектов РФ, Рустэм Хамитов в первые же месяцы своего правления учредил Корпорацию развития. По инициативе президента в республике был принят комплекс законов о льготах для инвесторов и инвестполитике. Начался процесс презентации экономического потенциала на федеральном и международном уровнях. "Я гарантирую справедливое отношение к инвесторам, предпринимателям, которые будут работать в нашей республике", - заявил Хамитов.

"Если раньше все замыкалось на фигуре президента Рахимова, потому что все важнейшие решения принимались им единолично, то сейчас, конечно, стало привольнее, - сказал "Ко" башкортостанский журналист и блогер Игорь Коновалов. - Представители оппозиции Рахимову воспрянули, многим нашли место в рядах новой власти, и их бурная активная деятельность сошла на нет или, по крайней мере, исчезла из фокуса внимания общественности. В регион стали активнее заходить крупные игроки, скажем, снята блокада на открытие филиалов московских и особенно татарстанских банков. Власть теперь готова делиться куском пирога ради инвестиций, не подминая все под себя".

"В ранее закрытую от "варягов" Республику Башкортостан стали приходить частные инвесторы, более того, ряд проектов, которые не могли быть реализованы при Рахимове, завершены, - отметил Аскар Фазлыев, начальник информационно-аналитического управления администрации Уфы. - Так, после нескольких лет заморозки был наконец-то запущен торговый комплекс "Мега", включающий в себя гипермаркет IKEA. Вообще, в розничной торговле произошел прорыв блокады для федеральных и международных игроков. То же самое и в банковской сфере: территория, на которой господствовали "Уралсиб" и Сбербанк, стала доступна десяткам банковских структур, в том числе международных. В Уфу приходят десять гостиничных операторов мирового и федерального уровня".

Башкирия добровольно вошла в число десяти регионов страны, где в пилотном порядке будет внедрен стандарт деятельности органов исполнительной власти по улучшению инвестиционного климата, разработанный Агентством стратегических инициатив (АСИ).

Планы правительства - привлечь в регион $1,5 млрд иностранных инвестиций за два года.

Как и всякий руководитель нефтяного региона, Рустэм Хамитов рассуждает о диверсификации экономики. Для этого власти РБ составили перечень из сорока приоритетных инвестпроектов. Впрочем, неизвестно, удастся ли их реализовать, уж слишком грандиозные планы - все проекты в сумме требуют более 300 млрд руб. Инвестиций. В частности, новый президент говорит, что "нужны прорывы в агропромышленном комплексе", и мечтает построить предприятие по производству биополимеров из местного зерна. Кроме того, в Уфе создается центр прецизионного машиностроения. Впрочем, и с диверсификацией не все гладко: Муртаза Рахимов обвинил новые власти в том, что они прекратили "отверточную" сборку американских комбайнов на "НефАЗе". В правительстве Хамитова посчитали, что комбайны получились слишком дорогие.

Не ценят!

Но в сфере экономики достижения Рустэма Хамитова пока еще не оценили ни эксперты, ни население. "Политика в области экономики и бизнеса стала более открытой и современной. Однако при декларации нового курса на многих местах работу продолжают старые кадры старыми методами", - констатирует Сергей Гладких.

"В экономической жизни Башкирии каких-то реально ощутимых изменений не произошло, так как приватизация основных активов республики уже была произведена при предыдущем президенте РБ Муртазе Рахимове, - заявила "Ко" корреспондент сайта "Открытая Уфа" Екатерина Некрасова. - Уровень жизни населения при Рустэме Хамитове остался практически без изменений. Главные перемены произошли в области внутренней политики и общественной жизни. Общество стало более открытым - в частности, открытое обсуждение получили проблемы, замалчиваемые при режиме Рахимова, такие как отток русского населения из республики".

По данным опросов ВЦИОМ, к достижениям региональных властей по преимуществу относят решение транспортных проблем и позитивные изменения в социальной сфере, в вину руководству РБ чаще всего ставят низкий уровень жизни населения и высокий уровень безработицы. "Нужно переориентировать республику с переработки полезных ископаемых и химпроизводства на более экологичные ниши производства. Развивать малый и средний бизнес на селе. Повышать зарплаты, чтобы люди не были вынуждены работать вахтовиками на Севере ради достойной зарплаты. Привлекать иностранные инвестиции, строить современные наукоемкие производства. По всем направлениям идет работа, нельзя не отметить, но пока с промышленностью, честно скажем, получается не очень. Ни одного кластера у нас так и не создали", - говорит Игорь Коновалов.

"Главное изменение в экономике и бизнесе - разрушение монополии отдельных кланов. Бизнес, как и общество в целом, становится сложнее и многоукладнее, фавориты вчерашнего дня уступают дорогу новым авторам или тем, кто вчера был в опале, - считает Аскар Фазлыев. - Так, бизнесмен и многолетний лидер башкирской оппозиции и татарской общественности Рамиль Имамагзамович Бигнов получил зеленый коридор при реализации проекта нового металлургического производства "Белсталь" в Белорецком районе".

Между тем у башкирских властей появился новый враг и критик - местный медиамагнат Альберт Мухамедьяров, под контролем которого находятся телеканал "Рен ТВ Уфа", региональное приложение газеты "Коммерсантъ", радиостанции "Европа плюс", "Хит FM", "Ретро FM", "Первое популярное", "Шансон", "Милицейская волна", газеты "Евразия" и "Бонус". С ним постоянно связаны все новые скандалы, недавно он потребовал возбудить уголовное дело против премьер-министра Азамата Илимбетова за нецелевое использование бюджетных средств.

Слишком мягкий президент?

Известный в Башкортостане общественник Айрат Дильмухаметов, получивший в свое время тюремный срок за критическую книгу о Муртазе Рахимове, замечательно сказал, что Хамитов "не обладает тем брутальным имиджем, как Муртаза Рахимов. Хамитов - так называемый "эффективный менеджер".

Любопытно, что многие ставят в укор Рустэму Хамитову разрушение "властной вертикали" внутри республики. Попросту без лидера с "брутальным имиджем" падает дисциплина. Сам Муртаза Рахимов публично возмущался: "Исчезла личная ответственность первых лиц республики и глав районов за результат. Это же не укладывается в голове, что теперь обычным делом стало в период посевной и уборочной страды всем им спокойно уходить в отпуск. Поэтому не случайно, что уже второй год идет деградация системы агропроизводства".

Сергей Гладких к промахам нового президента также относит "недостаточный контроль над нижележащими уровнями власти".

"Он слишком мягкий, - рассуждает по поводу Рустэма Хамитова Игорь Коновалов. - Его никто не боится, на него никто не оглядывается, его окрики имеют краткосрочное воздействие. Воровать стали более нагло, без оглядки на Бабая, как раньше, так говорят мне друзья и знакомые из госструктур и бизнеса. Главный вопрос к Хамитову: столько отставных министров по подозрению в коррупции, столько обманутых дольщиков - а посадки где?"

"Рустэм Хамитов, не имея сплоченной команды, так и не сумел преодолеть прорахимовскую "фронду", - резюмирует Екатерина Некрасова. - Он порой излишне эмоционален и не всегда последователен в своей политике, что дает повод для развития башкирских радикал-националистических группировок".

Федеральный центр со своей стороны явно пытается поддержать нового главу республики, презентовав ему характерный для нынешней эпохи "подарок": обещание провести в Уфе в 2015 г. саммит ШОС и встречу лидеров стран БРИКС. К 2015 г. в Уфе построят пятизвездочные гостиницы, новые трассы, развязки и мосты, современные бизнес-центры и даже метробус. Это может помочь Хамитову выиграть президентские выборы, которые состоятся в 2015 г., сразу же после саммитов».

23 октября в публикации “Тихий президент Башкирского ханства” Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «президент Башкирии отправил вчера в отставку правительство республики, возложив на самого себя обязанности премьер-министра. За этим событием стоит нечто большее, чем заявления пресс-службы об оптимизации госаппарата: по сути, оно подводит итог двухлетней борьбы Хамитова с легендарным первым президентом республики Муртазой Рахимовым. И, видимо, Хамитов Бабая (так ласково и неласково прозвали башкиры Рахимова) одолел.

Ведь сосредоточение в своих руках полномочий президента и премьера республики – то, чего Хамитов добивался с первых дней своего назначения. Назначенному в 2010 году бывшему менеджеру «Русгидро» пришлось взять себе в советники Муртазу Рахимова, который возглавлял республику с 1993 года, однако тот не стесняясь заявлял направо и налево, что ему решать, кто станет премьером, вольготно пользовался баней на территории президентской резиденции, и, кроме того, в его руках было сосредоточено управление фондом «Урал», в котором оказались $2 млрд от приватизации башкирского ТЭКа.

Хамитов долго тянул с назначением премьера, говоря, что, может, и есть смысл вовсе отказаться от такой модели управления. Но тогда замкнуть все принимаемые решения на себя новому президенту не удалось. Со всех сторон его клевали башкирские националисты – ведь пост премьера по традиции должен занимать «правильный» башкир. «Правильный» – это значит зауральский, без татарских или русских примесей. Хамитов уступил, тем более что его недруги, в числе которых оказался и высокопоставленный чиновник Кремля Радий Хабиров, то и дело попрекали его появившейся в прессе информацией о том, что Хамитов, мол, татарин и почти все его назначенцы – татары.

Однако постепенно, шаг за шагом Хамитов отвоевывал Башкирию: сначала советником перестал быть Рахимов, которому потом закрыли доступ в президентскую баню, затем Счетная палата грянула с проверкой схемы приватизации башкирского ТЭКа (впрочем, ни к чему серьезному это не привело), а после начал отовсюду отжимать фонд «Урал».

Президент открыто запретил бюджетным учреждениям принимать деньги фонда в ответ на то, что Рахимов не допустил к управлению «Уралом» людей Хамитова. В какой-то момент под угрозой из-за «борьбы с прошлым» оказалось даже финансирование спортивной гордости Башкирии – ХК «Салават Юлаев»… Но Хамитов неуклонно отстаивал свою самостоятельность: то и дело менял людей в правительстве и администрации, но самое главное – начал чистку руководства Всемирного курултая башкир – центра башкирского национализма (а именно башкирским национализмом и угрозой сепаратизма Рахимов долгое время шантажировал Кремль). Наиболее активные сторонники Рахимова, Артур Идельбаев и Айрат Дильмухаметов, были арестованы: один по подозрению в получении взятки и избиения журналистов, другой – по подозрению в экстремизме и возбуждении ненависти.

В майском интервью Reuters Хамитов подверг критике «Башнефть» за угрозу социального взрыва из-за увольнений после перехода предприятия под контроль АФК «Система» в 2009 году, руководство которой было в хороших отношениях с Рахимовым. Возможно, это лишь совпадение, но после этой критики Рахимов не был переназначен в новый состав членов директоров «Башнефти». Из местного руководства партий были убраны (или готовятся к замене) те, кто был связан с недругами Хамитова. И вот наконец Хамитов пришел к тому, о чем мечтал с самого начала, – упразднить должность премьер-министра. Ведь хотя он формально представляет его кандидатуру на утверждение местному Госсобранию, и тот рано или поздно начинает принимать самостоятельные решения. Не всегда они безошибочные, а отвечать за них – президенту, объясняет такое «самоуправство» чиновник его администрации.

Кремлю стоило бы повнимательнее присмотреться к этой победе. Постепенно Хамитов и сам может стать все менее подконтрольным бабаем. Если он все-таки пойдет на выборы (несмотря на то что он летом еще уверял, что в преклонном возрасте уже едва ли готов к этому), то сможет позволить себе менее осторожную критику федеральной власти, нежели ту, что позволил себе все тем же летом на экономическом форуме в Сибае. Как и Рахимов, Хамитов может обеспечить хороший результат партии власти (вместе с Татарстаном Башкирия дала на думских выборах единороссам 11%), у него, если верить опросу ВЦИОМ, запредельный рейтинг: 60%. Кроме того, Хамитов держит тихую оборону: Башкирия – один из последних регионов (по соседству этим еще может похвастаться Татарстан), где местное законодательство не приведено в соответствие с федеральным и где местный парламент называется Госсоветом, а должность руководителя республики звучит еще более гордо – президент», - писал Slon.Ru."