Невеликий махинатор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Век", origindate::19.03.2013, Фото: via "Век"

Невеликий махинатор

Экс-президент "Сибцема" Андрей Муравьев путается в показаниях

Алексей Ломоносов

Compromat.Ru

Андрей Муравьев

На днях Андрей Муравьев, бывший президент холдинга «Сибирский цемент», заявил о том, что акционеры выдвинули его кандидатуру в Совет директоров компании. В своем программном заявлении Муравьев обещал защищать права миноритарных акционеров, выплачивать дивиденды, увеличить прибыль, выручку и капитализацию. В общем, «землю — крестьянам, заводы — рабочим, хлеб — голодным» и далее по той же программе. В сообществе инвесторов эта новость вызвала однозначную реакцию — скепсис. Финансисты хорошо знают, чего стоят заявления Андрея Анатольевича. Уже неоднократно его не слишком умелая ложь приводила инвесторов к серьезным убыткам.

В 2004 году Андрей Муравьев выступил соучредителем компании "Сибирский цемент", в которой до 2008 года занимал пост президента и был одним из крупных акционеров. В 2007 году акции «Сибцема» включены в список «RTS Board». Финансист Муравьев задумал нехитрую схему: будучи президентом, он осуществлял оперативное управление компанией и мог легко надувать ее мнимую капитализацию, заявляя о небывалых успехах, невиданных по масштабам сделках, применяя другие механизмы, позволяющие повышать стоимость акций. Поскольку именно он контролировал процесс, Муравьеву не составляло труда вычислить пиковую стоимость акций, чтобы продать свой пакет по максимальной цене и «соскочить», оставив прочих владельцев с неисполнимыми обещаниями, долгами и хозяйственными проблемами.

Неотъемлемой частью этого плана была продажа акций «Сибирского цемента» по завышенной цене другим инвесторам. Андрей Муравьев и его нынешний партнер Борис Синегубко, работавший в то время в банке UBS, ходили по игрокам финансового рынка и не хуже Лени Голубкова рекламировали акции холдинга. Конечно, за брендом «Сибирский цемент» стоят реальные функционирующие заводы, общая производственная мощность которых составляет 5,5 млн. тонн цемента в год. Но вопрос в том, как их оценивать. Усилиями Муравьева на конец 2008 года капитализация холдинга достигла 6 млрд долларов. Для сравнения: компания «Италчементи Груп», общая производственная мощность активов которой в 10 (!) раз больше, сегодня стоит около 3 млрд долларов. К слову, из-за таких «мыльных пузырей», надутых муравьевыми зарубежных рынков, случился мировой финансовый кризис.

Забавно, но как всякий человек, которому есть, что скрывать, Андрей Муравьев периодически проговаривается. К примеру, в интервью журналу «Эксперт» Муравьев в качестве главы хедж-фонда «Парус Кэпитал» заявляет: «При этом мы следим и понимаем, куда движется корпоративная Россия. И инвестируем в соответствии с этим пониманием. Рано или поздно индексный рынок вырастет до критических размеров. Там останутся переоцененные — непонятно по каким причинам — бумаги. Пузырь начнет сдуваться, и люди потеряют большие деньги». И теперь Андрей Анатольевич предлагает людям, которые уже один раз потеряли большие деньги, поверив ему и вложившись в переоцененные акции сначала «Сибирского цемента», а затем ОАО «РТМ» (еще одна нашумевшая история, принесшая инвесторам убытков почти на полмиллиарда долларов) снова наступить на те же грабли!

Сегодня «Сибцем» стоит столько, сколько он стоит. Во-первых, сдулся «пузырь», надутый Муравьевым. Во-вторых, цементную отрасль сильно подкосил кризис. Спрос на цемент стал резко снижаться — в первую очередь, в Сибирском федеральном округе на основном рынке «Сибцема». Цены на цемент упали практически в два раза. В-третьих, после реформы «РЖД» сильно возросли цены на железнодорожные перевозки, а на западе страны ввели в строй новые цементные заводы, в результате чего возить цемент из Сибири на дальние расстояние стало невыгодно. Так что падение капитализации компании обусловлено исключительно объективными факторами, а не уходом «великого менеджера» Муравьева… Сегодня дела у компании идут хорошо — завершили корпоративный конфликт вокруг ОАО «Ангарскцемент», холдинг купил Западно-сибирский бетонный комбинат, новый карьер, 10% акций «Искитимцемента». Пусть «Сибцем» сейчас не платит дивиденды, зато модернизирует производства, и общее собрание акционеров поддерживает этот курс.

Кстати, в своем пресс-релизе Муравьев заявляет, будто его выдвинули в Совет директоров некие акционеры. На самом деле, акционер только один — «Парус Кэпитал Оппортьюнити Фанд», входящий в группу «Парус Кэпитал», партнерами которой являются сам Муравьев и вышеупомянутый Борис Синегубко. Сам себя выдвинул в Совет директоров, сам себя похвалил — так никто ж другой не похвалит... Те, кто являются держателями акций «Сибцема», хорошо знают, какое от Андрея Анатольевича компании осталось наследство.

Чего стоит одна сделка по покупке турецких активов компании «Симан Франсэ», инициатором которой выступил Андрей Муравьев. Заявление о том, что кемеровский холдинг выходит на международный уровень и покупает четыре цементных завода, сеть бетонных заводов и терминал по перевалке цемента в Турции, заставила взлететь стоимость акций компании. Хотя эта покупка была «Сибирскому цементу» не по карману, о чем президент холдинга Муравьев не мог не знать. Но главным было не благо компании и людей, которые в ней работают (а это около 6 000 человек), а спекулятивный рост акций холдинга. Вместе с тем, есть версия, что «заклание» «Сибирского цемента» было ему в определенном смысле выгодно. Предположим, «турецкая» сделка все же пошла бы дальше аванса. Тогда основным акционерам, чтобы выполнить обязательства по контракту, пришлось бы заложить свои акции банку. Цена на них поползла бы вниз. И банк на фоне угрозы дефолта наверняка был бы готов переуступить право на чужие акции. Причем по более низкой цене. Выкупив акции, Муравьев мог бы поступить с «Сибцемом» так же, как позже поступил с упоминавшимся уже ОАО «РТМ» — вывести активы, набрать кредитов и обанкротить.

Впрочем, этим планам не суждено было сбыться: выяснилось, что «турецкая» сделка не получила должного корпоративного одобрения. «Симан Франсэ» удержала выплаченный «Сибцемом» задаток 50 млн. евро. Теперь Муравьев утверждает, будто факт отсутствия должного корпоративного одобрения вызывает у него сомнения. Что ж, его сомнения — это, конечно, очень весомый аргумент. Ничего страшного, что суды трех инстанций своими решениями подтвердили, что необходимого корпоративного одобрения не было!

В «актив» Муравьеву нужно записать провальные инвестиции холдинга в цементную отрасль Казахстана. В 2007 году Муравьев гордо заявлял: «Строительство цементного завода будет способствовать дальнейшему развитию Республики Казахстан, которая уверенно идет в число 50 наиболее развитых государств мира». Неважно, что невыполнимо, зато красиво и стимулирует рост «мыльного пузыря»…

Есть и другие долги Муравьева перед «Сибирским цементом», который Андрей Анатольевич себе простил — пока лишь в душе. А потом постарается «простить» и фактически — разумеется, если войдет в Совет директоров холдинга, вновь навешав лапши на уши миноритариям. Речь идет о сумме более 150 млн. рублей, которые бывшие топ-менеджеры команды Муравьева и аффилированные с ними структуры «забыли» вернуть компании по договорам займа. По этому поводу есть вступившие в законную силу судебные решения, есть исполнительные листы. Муравьев в своем блоге заявляет, будто иски компании к его младшему партнеру и бывшему члену Совета директоров «Сибцема» Андрею Кирикову о взыскании с него 2 млн. долларов долга и процентов не обоснованы — и прилагает решения судов первой и второй инстанции. Но даже в школе на уроках правоведения учат, что есть еще кассация и надзор. На самом деле,«Сибцем» не исчерпал имеющиеся процессуальные возможности защиты своих прав (а, следовательно, и прав акционеров компании). Так что заявления Муравьева о необоснованности претензий к Кирикову преждевременны.

Имеются и уголовные дела по факту хищения средств у «Сибирского цемента». Одно из них — возбужденное в Кемеровской области — вызывает у Муравьева и его соратников особое раздражение. Об этом уголовном деле Муравьев пишет в своем блоге. Некоторые представители правоохранительных органов шутят, что неплохо бы поставить над блогом заголовок «Явка с повинной» и приобщить к материалам дела... В блоге речь идет о 30 млн. рублей, которые лица из числа бывших руководителей ОАО «ХК «Сибцем» путем «обмана и злоупотребления доверием» похитили у холдинга. Деньги «Сибирский цемент» перечислил ООО «СПИК» (учредителями были Муравьев и Кириков). Но Муравьев, будучи президентом холдинга, не мог заключить договор займа непосредственно между «Сибцемом» и своим «СПИКом». Это была бы сделка с заинтересованностью, подписание которой возможно лишь после одобрения Советом директоров. Разумеется, это не входило в планы Муравьева, поэтому договор займа был заключен между «СПИКом» и ООО «Интерторг». Деньги по просьбе гендиректора «Интерторга» перебрасывались от холдинга именно «СПИКу». В этой схеме были задействованы исключительно близкие Муравьеву люди. Договор займа со стороны холдинга подписывал человек Муравьева, работающий с ним до сих пор, а тогда — вице-президент холдинга по экономике и финансам Сергей Храпунов (на данный момент по вступившему в законную силу решению суда лично должен «Сибцему» боле 38 млн. рублей). Со стороны «Интерторга» сделку заключал генеральный директор Максим Скороходов, он же бывший директор по правовому обеспечению «Сибцема» и подчиненный Храпунова.

Надо сказать, что во времена Муравьева через «Интерторг» выводились огромные суммы (это, видимо, и есть те «технические задолженности» и «элементы сложных расчетных операций», о которых Муравьев пишет в своем блоге, но скромно умалчивает подробности). Да, новый менеджмент компании ликвидировал «Интерторг». По инициативе бывших соратников Муравьева законность ликвидации «Интерторга» проверялась в нескольких судебных заседаниях. И суд раз за разом подтверждал неправомерность претензий истцов. Права требования по договорам займа перешли от «Интерторга» к «дочке» «Сибцема» ООО «Топкинский цемент».

ООО «Интерторг» никогда не вело самостоятельной хозяйственной деятельности — через него только «перекачивались» средства, принадлежащие холдингу и его дочерним обществам. Именно поэтому так абсурдно звучит заявление Муравьева о том, что по тому самому договору займа на 30 млн. рублей «Интерторг» расплатился с «Сибцемом». Конечно, расплатился! Только это были не деньги «Интерторга», а собственные средства холдинга, закачанные на посредническую компанию через дочернее ООО «Красноярский цемент». Деньги должен холдингу именно «СПИК», который крутится, как уж на сковородке, лишь бы средства не возвращать — перерегистрировался из Кемерово в Краснодарский край, намеренно затягивает рассмотрение дела в арбитражном суде, пытаясь сначала обанкротиться, а теперь — прекратить дело о банкротстве…

Особенно занимательно в этом процессе вышло с векселями на 144 млн. рублей, которые как основание для включения в реестр кредиторов «СПИКа» предъявила оффшорная компания «Кристалтех Файненшнл ЛТД». Сначала в суд предоставили копии этих векселей, а потом — оригиналы. Причем невооруженным глазом было видно, что копии и оригиналы существенно отличаются друг от друга. После того, как в суде обозначилась перспектива проведения экспертизы этих документов, «Кристалтех Файненшнл ЛТД» быстренько отозвала свои требования (с чего бы вдруг компания решила отказаться от 144 млн. рублей, если с векселями все было в порядке?), что не помешало правоохранительным органам изъять эти документы. Было возбуждено уголовное дело, но вскоре постановление отменили по требованию прокуратуры. Тем временем непохожие друг на друга копии и оригиналы векселей из материалов уголовного дела просто исчезли! По данному факту ведется служебная проверка.

Прокуратура — правда, уже не краснодарская, а кемеровская — дважды пыталась отменить и постановление о возбуждении уголовного дела по хищению у «Сибцема» 30 млн. рублей. Однако правоохранительные органы отстаивали свою позицию. К той же нормальной переписке органов следствия и надзора можно отнести вынесенное правоохранителями постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Муравьева А.А. Сегодня — обвиняемый, завтра — свидетель, послезавтра — снова обвиняемый, на той неделе — осужденный. Это очевидно даже тем, кто знаком со следствием исключительно по телесериалам. Кстати, в блоге Муравьева размещены требование об устранении выявленных нарушений уголовно-процессуального закона от origindate::26.11.12 за подписью заместителя прокурора Кемеровской области В.В. Сыроватко и требование об устранении выявленных нарушений уголовно-процессуального закона от origindate::15.01.13 за подписью прокурора Кемеровской области П.В. Бухтоярова. Судя по штемпелям, эти документы были получены не из правоохранительных органов, а непосредственно из прокуратуры. Точнее, даже не «получены», а «вынесены», так как А.А. Муравьев, будучи свидетелем по делу, просто не мог быть с ними ознакомлен! Уж не потому ли прокуратура так часто принимает сторону Муравьева, что там у него имеется свой человек? Более того, получается, что гражданин Муравьев не только получает информацию о ходе расследования касающегося его дела от каких-то лиц, но и разглашает тайны следствия через глобальную сеть, тем самым препятствуя объективному и всестороннему расследованию!

При этом Муравьев отнюдь не торопится размещать в сети собственные обращения в суды, заявления о нарушении прав и пр., которые он угрожает подать в отношении холдинга и его должностных лиц. Пусть общественность увидит эти документы и самостоятельно оценит надуманность изложенных там требований и смехотворность аргументов.

Впрочем, у Андрея Анатольевича много других дел: нужно и блог вести, и инвесторов искать для своего хедж-фонда (почему-то никто не хочет давать деньги), и расхлебывать ситуацию вокруг группы компаний «РТМ», которая в этом тексте уже упоминалась. «РТМ» — некогда успешный российский девелопер, который под руководством Муравьева, Кирикова и Храпунова превратился в банкрота. В результате применения мошеннических схем деньги, которые банки выдавали «РТМу» под залог недвижимости, осели в карманах бывших топов «Сибцема». «Российская газета» оценила ущерб, который «РТМ» нанесла своим деловым партнерам, в полмиллиарда долларов США. В числе кредиторов, которым не возвращены займы, — «Альфа Банк», «Юниаструм Банк», банк «Союз», «ИНГ Банк Евразия», C.R.R. B.V. и многие другие. И каждый из этих кредиторов, если возьмется за дело всерьез, сможет создать г-ну Муравьеву большие проблемы...

Закончим цитатой из блога Муравьева (он же «явка с повинной»): «Забывают они только об одном — за всем этим в итоге стоит репутация «Сибирского цемента», плюсов которой их вирши не добавляют». Если бы Андрея Анатольевича так уж волновала репутация «Сибцема», то он не распространял бы собственные «вирши» по отработанной, но очень уж неуклюжей схеме.

В июне прошлого года через международную коммерческую службу распространения пресс-релизов PR Newswire разошлось сообщение от лица неизвестной до этого структуры RUXX Index, в котором утверждалось, что компания «Италчементи Груп» обратилась к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой «защитить» ее от «коррумпированного» «Сибцема». Однако вскоре от «Италчементи Груп» последовало опровержение и выражение готовности защищать свою репутацию в суде от подобных инсинуаций. Причастность г-на Муравьева к этой информационной атаке не доказана, однако последующие события наводят на определенные мысли.

В последних числах февраля текущего года было объявлено о выдвижении Муравьева в совет директоров» «Сибцема». Как говорилось в сообщении, одиозный предприниматель «стал акционером компании» и хочет «изменить ситуацию к лучшему» с выплатой дивидендов держателям бумаг холдинга. Данные тезисы сопровождались комментарием «аналитика» все того же RUXX Index Майкла Томпсона о том, какие блага холдингу несет возвращение экс-президента. И, наконец, та же информация была снова распространена RUXX Index через PR Newswire.

RUXX Index, если верить информации на сайте, базируется в Нью-Йорке. И не очень понятно, почему эта структура проявляет активность лишь в связи с Андреем Муравьевым и даже платит за распространение информации о нем либо его оппонентах. Если, конечно, не предположить, что сам Муравьев ее к этому и подвигает. Такая трогательная забота о репутации «Сибирского цемента» плохо согласуется с приведенной нами цитатой из блога Андрея Анатольевича.

Выходит, дела экс-президента «Сибцема» действительно не хороши, если единственный эксперт, у которого Муравьев смог добиться похвалы — никому не известный аналитик RUXX Index Майкл Томпсон, а единственный акционер, который выдвинул его в Совет директоров, — компания, которую он возглавляет… Как в известном анекдоте про девочку, к которой привязывали мясо, чтобы с ней собаки играли.