Неверный путь Дагестана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Рамазан Абдулатипов не замечает клановость и коррупцию в республике


Оригинал этого материала © "Наша версия", 18.04.2014, Фото: via "Наша версия"

Неверный путь Павел Тайков
E09dd9e78956d8da42fab15edd0b5625.jpeg
Рамазан Абдулатипов


В России всегда было две беды, а в последние годы усугубилась и третья, куда более серьезная. Речь идет о коррупции, которая поразила уже все сферы жизни и лежит тяжелым бременем на экономике страны. В условиях, когда рост ВВП замедлился, Европа и США грозят санкциями, а на плечи бюджета ложится новый, не самый благополучный регион (Крым), решение этой проблемы становится актуальным, как никогда.

Неудивительно, что искоренением коррупции сейчас вплотную занялись на самом высоком уровне. Президент России Владимир Путин, который буквально на днях призывал бороться с злоупотреблениями при госзакупках, в минувшую пятницу опубликовал национальный план противодействия коррупции на ближайшие годы.

Очевидно, что проблему коррупции не решить, не послав однозначный и жесткий сигнал некоторым руководителям Северного Кавказа, которые подчас ведут себя так, будто живут не в России, а в какой-то совершенно независимой от нее стране, где действуют ими самими придуманные законы. В первую очередь это касается, традиционно занимающего совершенно особенное в этом смысле место.

Показателен в этом смысле пример главы республики Рамазана Абдулатипова . Заступая на свой пост, он обещал привести вместе с собой новые лица. Но лица остались все больше старые, знакомые — разве что в коридорах власти не протолкнуться от родственников президента республики.

За примерами далеко ходить не надо: сын Абдулатипова Джамал буквально в первые месяцы после назначения отца главой стал заместителем главы администрации Каспийска. Второй сын Абдулатип вскоре был назначен советником руководителя аппарата администрации главы.

И так — во всем. Зять Абдулатипова возглавил стратегический Совет при главе республики, племянник — руководит автопарком президентской администрации, также, вероятно и двоюродный брат стал главой Тляратинского района, троюродный — глава Комитета по лесному хозяйству республики. Даже дальним родственникам, в новом, "неклановом" нашлось "теплое местечко": один двоюродный племянник Басир Курбанов теперь помощник президента республики, другой (Алибек Алиев) стал начальником отдела по работе с органами местного самоуправления.

И однофамильцы, и близкие друзья, и просто выходцы из Тляратинского района (откуда родом сам Абдулатипов) в минувшем году получили много постов в разных местах. В целом ключевые посты в республике при нынешнем президенте распределяются либо по его родственникам, либо так, что впору подозревать самую неприкрытую коррупцию. Взять хотя бы действующих трех вице-премьеров в дагестанском правительстве — на момент назначения один из них якобы мог иметь судимость, а двое предположительно находились под следствием.

Однако одно из самых неоднозначных кадровых решений — это назначение главой исполкома стратегического совета при президенте республики зятя Абдулатипова, Магомеда Мусаева . Ему поручено проводить в жизнь 10 приоритетных нацпроектов президента, разработанных в подозрительно короткие сроки.

Экономист Сергей Михайлов отмечает, что возглявляемый Мусаевым исполком во многом наделен функциями правительства, связанных с перераспределением имущества и финансовых потоков. В частности, Мусаевым организована Корпорация развития, которая, вероятно, под видом превращения промзон "в парки и детские сады" может начать занимаеться изъятием дорогостоящих земель у заводов в центре Махачкалы.

"Иными словами, структуре, работающей на общественных началах, вне всякого контроля выполняющей функции организации заседаний и составления протоколов, якобы были даны колоссальные полномочия — отбирать понравившееся государственное имущество для дальнейшего изъятия, подбирать оценщика этого имущества и переводить его в подконтрольную негосударственную структуру", — поясняет С.Михайлов.

При этом власть, занятая перераспределением госимущества, совершенно запустила ситуацию с безопасностью в республике, которую при Абдулатипове регулярно сотрясают теракты и нападения боевиков. Так, 8 апреля неизвестный бросил гранату на балкон замглавы Министерства мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения;в тот же день был расстрелян глава местного отделения Россельхозбанка. Спустя три дня в Кизил-Юртовском районе боевики расстреляли имама. Режимы КТО вводятся чуть ли не каждую неделю в самых разных уголках, а правоохранительные органы то и дело рапортуют об изъятых схронах оружия и "поясах смертников".

Очевидно, что на этом фоне федеральный центр уже начинает терять терпение. И хотя Абдулатипов изо всех сил пытается доказать свою незаменимость, на дагестанском политическом фоне есть и другие фигуры, хорошо зарекомендовавшие себя даже на федеральном уровне.

К таковым относится, например, бывший первый вице-премьер республики, а ныне депутат Госдумы Ризван Курбанов, известный своими полезными инициативами федерального уровня в миграционном законодательстве. Другой очевидной альтернативой Абдулатипову является зампред Совета Федерации, сенатор от Ильяс Умаханов, который принимал самое активное участие в защите российской позиции по крымскому вопросу в ПАСЕ, не испугавшись навлечь на себя санкции и мужественно и последовательно отстаивая линию Президента. Этим он отличался все годы работы в Совете Федерации.

Большинство экспертов уверены, что с задачами, поставленными ему Президентом Путиным, Рамазан Абдулатипов не справился, зато успел полностью дискредитировать своими действиями собственные обещания о борьбе с коррупцией, клановостью и терроризмом. Едва ли в Кремле будут его долго терпеть, тем более, что выбор достойных и способных возглавить профессионалов так широк.  

Ссылки

Источник публикации