Невзлин- второй человек в клане

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Компромат.Ru", origindate::04.12.2003

Второй человек в клане. Вся наша жизнь - пиар

«Клан — это регулярность общения, это взаимопроникновение: клиент знает, как живет клан, клан знает, как живет клиент»
(Из интервью одного из руководителей «Менатепа»)

Александр Григорьев

Converted 15688.jpgЧеловек полусвободный. Такую характеристику Леонид Невзлин дал сам себе в одном из газетных интервью. На каком бы посту он не находился, всегда «полусвобода» Леонида Борисовича объяснялась интересами и устремлениями Менатепа-Роспрома - ЮКОСа, чьим главным «дипломатом» и пиарщиком Невзлин был и остается по сей день. В послужном списке «правой руки» Михаила Ходорковского — зампредство в информационном агентстве ИТАР-ТАСС, президентство в Российском Еврейском Конгрессе, «сенаторство» в Совете Федерации от правительства Республики Мордовии. Покоряя очередную государственную или общественную должность, он долго в креслах не засиживается. Методичной работы Леонид Борисович не любит. Говорят, он собирает чины «для коллекции».

Сейчас у «второго человека в компании» отдых от больших государственных дел. Но в том, что в ближайшее время его имя вновь появится на первых страницах газет, можно не сомневаться. Невзлин, подобно актрисе мелодраматического театра, не может долго прозябать в безвестности. Личные амбиции и интересы ЮКОСа, несомненно, вновь позовут его на тропу войны за большие деньги и большую власть.

От пай-мальчика до пиарщика

Невзлин родился 21 сентября 1959 г. в Москве. Учился Леня в школе, где преподавателем работала его мама Ирина Марковна. Учился будущий гений пиара на круглые пятерки под жестким контролем родителей. Но однажды по одному из второстепенных предметов за год вышла четверка. Родители перевели Леню в другую школу: мол, добивайся всего сам, чтобы не было подозрений в покровительстве. Юный Невзлин добился: десятилетку он окончил с золотой медалью. Отец Леонида, Борис Иосифович, инженер, занимался автоматизацией нефтехимических установок. Сын пошел по его стопам — в 1976 г. поступил на факультет автоматики и вычислительной техники Московского института нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина. Впрочем, искушенные в советской истории комментаторы утверждают, что знаменитая «Керосинка» привлекла Невзлина — как до него Гусинского, а позже Абрамовича — не изначальной тягой к «черному золоту», а терпимостью вузовского начальства к студентам с проблемной «пятой графой» в паспорте. Маразм дряхлеющей советской системы активные и сильные юноши пробивали отличной учебой и умением устраивать жизнь вокруг себя по своим правилам. Леонид Невзлин закончил МИНХиГП с красным дипломом, получив специальность «системотехник». По распределению попал программистом в «Зарубежгеологию» Министерства геологии СССР на 120 инженерских рублей. Будущий миллиардер в те годы (с 1981 по 1987) явно прочувствовал на себе все прелести жизни «от зарплаты до зарплаты». (Кстати, в «Зарубежгеологии» Невзлин познакомился с начальником планово-экономического отдела Платоном Леонидовичем Лебедевым — еще одним нынешним «юкосовским» миллиардером.)

Сразу после институтского выпуска «системотехник» развелся с первой женой Анной. Говорят, что брак не сложился из-за того, что в свое время строгие родители настояли и буквально женили сына, присмотрев выгодную с их точки зрения партию. Поэтому со второй женой — Татьяной Александровной Арбениной — и ее сыном Алексеем от первого брака он был вынужден жить на подмосковной даче, где не было воды, а «удобства» находились во дворе. В 1983 году у них родилась дочь Марина. В общем, жил программист Невзлин обычно, а ночами ему снились «пляжи и белые пароходы». Перестройка дала шанс на лучшую жизнь многим. Появившаяся телевизионная реклама манила и звала: «Мы обуем всю страну!» Но поймать и приручить птицу счастья сумели единицы. Невзлин — среди них. По газетному объявлению он пришел подработать программистом в Центр научно-технического творчества молодежи, который возглавлял комсомольский вожак Михаил Ходорковский. Со временем Леня и Миша стали друзьями. Вместе они заработали первые деньги. Команда Ходорковского была легализована сначала как центр, затем как банк «Менатеп». Собственный капитал составлял 2,7 миллиона рублей. 2,3 миллиона партнеры взяли у народа: акции «Менатепа» продавались на каждом углу. Надо ли говорить, что сколько-нибудь значимых дивидендов вкладчики не дождались? Кто и как «крышевал» банк — об этом можно будет узнать, наверное, лет через пятьдесят. Но дела шли поразительно споро.

Если Михаила Ходорковского можно назвать мозгом клана, то его «правую руку» Леонида Невзлина надо признать главным «переговорщиком». Именно он, а не зануда и знайка Ходорковский занимался в «Менатепе», а позже в ЮКОСе главными инвестициями — инвестициями в полезные связи. В тонкой сфере человеческого общения Леониду Борисовичу не было и нет равных. Великий комбинатор и коммуникатор современности умело обеспечивал все контакты бизнес-команды. Высокопоставленных чиновников правительства охотно и хлебосольно принимали на «менатеповских» дачах на Рублево-Успенском шоссе. Возникавшие в ходе непринужденного общения добрые человеческие отношения Невзлин умело переводил в зримую сферу банковских активов. Характерный факт: Ходорковский и Невзлин стали первыми бизнесменами, оказавшимися в числе пяти советников первого российского премьер-министра Ивана Силаева. Возглавляемая Леонидом Невзлиным пиар-служба «Менатепа» считалась лучшей в России. Все знающие Леонида Борисовича люди говорят, что для него не составляет большого труда убедить в своей правоте любого собеседника, заставить его поверить в нужную (для команды Ходорковского) идею. Персонально под Невзлина даже переделали старый анекдот: «Создается подпольная организация. Лене поручается распространить чемодан листовок. Он уходит в ночь. Через три дня возвращается усталый, но довольный и с чемоданом денег — «Чтобы я еще хоть раз связался с таким неходовым товаром!..»

Связи «на вырост»

С ростом империи ЮКОСа росло и влияние Леонида Невзлина. На протяжении многих лет он курировал всю «внешнюю политику». Еще Невзлин обеспечивал прикрытие всему тому, что было необходимо «прикрыть» в «Менатепе» и в ЮКОСе. То, что сегодня менеджеры называют «damage control», — минимизация ущерба от различных проделок компании. Полем лоббистской деятельности Леонида Борисовича были все без исключения ветви российской власти. Особенно отмечается его влияние в министерстве финансов РФ. Невзлину приписывают тесные неформальные отношения с министром финансов Борисом Федоровым. Но и с уходом Федорова с министерского поста Невзлин не утратил позиций в Минфине, особенно в его главном валютном управлении. В заслугу Невзлину записывают выбивание для ЮКОСа в правительстве дополнительных экспортных квот, а в Госдуме и в том же Министерстве финансов решение вопросов, связанных с налогами, пошлинами и акцизами.

Была в те года и еще одна группа «авторитетных» людей, отношения с которыми курировал бывший отличник. Ни для кого не секрет, что на начальном этапе развития бизнеса многие российские предприниматели были вынуждены «общаться» (или, наоборот, охотно сотрудничали) с представителями криминального мира. Говорят (злые языки из службы безопасности группы «Мост»), что Леонид Невзлин достаточно активно контактировал с уголовным авторитетом Отари Квантришвили по всему кругу вопросов, где тот мог быть полезен команде Ходорковского - в том числе и при предотвращении «наездов» пришлых ОПГ. Эти же источники считают, что Леонид Борисович поддерживал отношения с лидерами чеченских преступных группировок. Эту связь они прослеживают через бывшего руководителя студенческих стройотрядов и бывшего (с 1989 по 1993 гг.) ведущего экономиста «Менатепа» Руслана Дахаева, впоследствии возглавившего компанию «ТЭПКО М».

Что интересно. В 1995-1997 годах, когда команда Михаила Ходорковского серьезно занялась нефтяным бизнесом, выяснилось, что приобретенные в собственность ЮКОС и «Восточная нефтяная компания» плотно «опутаны» сонмом бандитских и полубандитских посреднических фирм и фирмочек. Часть этих контор принадлежала тому же Отари Квантришвили, часть чеченцам. Долгов эти фирмы перед ЮКОСОМ и ВНК имели очень много. Мы не смеем предполагать, кто сейчас «крышует» ЮКОС, но долги перед ним полностью погасили все бандитские фирмы-посредники. До копейки отдали. «Разруливанием» этой ситуации руководил все тот же Леонид Борисович Невзлин. (Говорят, огромную роль в этом сыграл бывший председатель КГБ-АФБ РСФСР, а до этого начальник управления по Тюменской области КГБ СССР Виктор Валентинович Иваненко. За заслуги перед ЮКОСом он получил должность первого вице-президента компании.) Есть ли для такого пиара что-либо невозможное в России? Оказалось, все же есть.

Клан уполномочен заявить

В сентябре 1997 года Леонид Невзлин был назначен распоряжением правительства России первым заместителем генерального директора информационного агентства ИТАР-ТАСС. Помните, тогда было модно среди олигархов покупать себе газеты и телеканалы. Прагматик Михаил Ходорковский решил прикупить главное информагентство страны: ИТАР-ТАСС должен был обеспечивать позиции ЮКОСа на предстоящих в 2000 году президентских выборах. Как всегда, на важный участок работы была брошена «правая рука» — Невзлин. Разумеется, пост вице-президента в компании все же за Леонидом Борисовичем остался. Невзлин охотно раздавал интервью: «Я стал шире глядеть на жизнь и больше знать. Полезно поработать в крупном бизнесе, а потом перейти на государственную службу. Возникает много идей по поводу ее переустройства». Переустройство ИТАР-ТАСС «по Невзлину» должно было заключаться в акционировании главного государственного «рупора» РФ с привлечением капитала ЮКОСа и иностранных инвесторов. Так бы, видимо, и вышло, если бы на очередном витке бурной российской истории ельцинского периода премьер-министром не стал Евгений Примаков. Одним из первых шагов Примакова по наведению в государстве государственного порядка было категоричное «нет» планам увода в частные руки крупнейшего информационного агентства России. Глобальные планы Леонида Невзлина по акционированию ИТАР-ТАСС были свернуты, а сам он тихо уволился с поста 1-го зампреда «по собственному желанию»; дорогу танкам уступают не из вежливости. Но и год работы в ИТАР-ТАСС никоим образом нельзя оценивать как провальный для Невзлина. У него остались прекрасные отношения с руководителями крупнейших и влиятельнейших российских СМИ. Это ему еще пригодится.

Буквально в 2001 году неожиданно для многих он был избран президентом Российского Еврейского Конгресса (РЕК), сменив на этому посту ставшего опальным олигарха Владимира Гусинского. Российский еврейский конгресс стал при Невзлине предельно лояльным к власти. А Невзлин за весьма недолгий, менее года, срок решил очень важную для себя очередную задачу: получил широкую международную известность и связи в зарубежных политических и финансовых кругах. Он вновь заработал для себя и для ЮКОСа то, что всегда умело зарабатывал — репутацию.

Лучший мордвин

В ноябре 2001 года Леонид Невзлин стал сенатором. В верхнюю палату российского парламента его делегировала Республика Мордовия, На Большой Дмитровке откровенно смеялись: получив предложение из Саранска, Леонид Борисович попросил помощников показать на карте, где эта самая Мордовия находится. А вновь набежавшим в его кабинет журналистам Невзлин честно заявил, что все сведения о республике пока черпает из интернета. И еще одна прямая цитата: «Я человек полусвободный, занимаюсь только общественной работой в совете директоров ЮКОСа и Российском еврейском конгрессе. И поэтому у меня есть возможность дополнительно оказывать пользу стране и Мордовии».

Конечно же в Совете Федерации, который сейчас все чаще называют «клубом миллионеров», Леонид Борисович решал не проблемы Мордовии, а более важные лоббистские задачи. Для ЮКОСа и для себя.

Недавно Леонид Невзлин ушел из Совета Федерации. Чем занимается? По официальной версии, руководит доставшимся ЮКОСу от филантропа Сороса Фондом «Открытая Россия». Руководит, правда, в том же своем стиле красивых пиар-заявлений. Сразу же после трагедии на Дубровке фонд раструбил, что выделит на восстановление мюзикла «Норд-Ост» 2 миллиона долларов. Денег актеры не дождались. 10 мая «Норд-Ост» сыграл на Дубровке последний спектакль. Судьбы людей для Леонида Борисовича — это всего лишь материал для пиара.

Любимый анекдот Невзлина:

«Мальчик на улице торговал газированной водой. Каждое утро к нему подходил мужчина и просил стакан газировки. И каждое утро повторялась одна и та же история: мужик брал стакан с водой, не выпивая, возвращал его мальчику, платил доллар и молча уходил, Мальчик никогда не задавал никаких вопросов на этот счет и лишь однажды, когда покупатель уже собрался уходить, окликнул его.

— Мальчик, ты, наверное, хочешь спросить, почему каждое утро покупаю у тебя воду, но не выпиваю ее?

— Нет, сэр. Просто с сегодняшнего дня вода стоит два доллара».

Ставки в большой игре Леонида Борисовича Невзлина с каждым разом увеличиваются. На каком месте, на каком посту мы увидим его в новой «реинкарнации»? Он очень способный человек. Способный на все.