Невыгодная правда о «банде» Зиринова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

На процессе по делу предпринимателя Зиринова закрывают рот свидетелям

В Северо-Кавказском окружном военном суде неделю назад начался процесс по так называемому делу Зиринова. В настоящее время суд заслушивает показания свидетелей. Сторона обвинения уверяет: подсудимые совершили ужасные преступления и должны получить самую суровую меру наказания. Почему же тогда не только участвующие в процессе адвокаты, но и независимые юристы, со своей стороны, высказывают мнение: с точки зрения юриспруденции этот процесс не выдерживает никакой критики. Подсудимые, похоже, с самого начала были «назначены» преступниками. Правосудие? Нет, не слышали!

Вот и это уголовное дело правоохранители сразу же окрестили победой над «бандой Зиринова». Банда – слово ёмкое, красочное. В голове у рядового гражданина, услышавшего слова служителей закона, сразу так и рождаются образы из 90-х: братки, разборки, беспредел со стрельбой. Бандитам не место не свободе. Вор должен сидеть в тюрьме!

Увы, создать стереотип легко. К счастью, и разрушается он не так уж сложно – достаточно просто не принимать на веру чужие слова, а подумать собственной головой и как следует разобраться. «Наша Версия» попыталась сделать это. Уверены, получится и у вас.

Дело ясное, что дело тёмное

Итак, по версии следствия, Зиринов с группой анапчан и затесавшимся среди них жителем Ставрополя свыше 10 лет занимались отъёмом бизнеса на Черноморском побережье Кубани, убивая тех, кто не соглашался добровольно расстаться с имуществом. Сам Сергей Зиринов – известный на Кубани предприниматель, владелец гостиниц и ресторанов на Черноморском побережье, в недавнем прошлом депутат Законодательного собрания Краснодарского края. Под стать ему и «подельники» – помощник председателя Ставропольского краевого суда кандидат юридических наук Евгений Александрович, чемпион мира по боям без правил Амар Сулоев, предприниматели Карник Асланян, Анастас Тильгеров и Эдуард Паладьян, занимавшийся перепродажей видавших виды машин. Ни один из них, как нетрудно заметить, на братков в цепях не тянет. Дополнительный штрих – никто из подсудимых прежде не имел проблем с законом.

Потому неожиданный арест Сергея Зиринова в начале 2013 года вызвал немалое недоумение. Тем паче оно увеличилось после того, как следствие озвучило суть обвинений. По версии правоохранителей, именно Зиринов организовал покушение на кошевого атамана Анапы Николая Нестеренко с целью его убийства и завладения землёй на берегу реки для строительства детского развлекательного комплекса. Тогда в результате нападения неизвестных преступников Нестеренко был ранен в плечо, а его водитель – 61-летний Виктор Жук погиб. Знающие местные анапские реалии люди уже тогда намекали: мол, следователям лучше стоило бы присмотреться, что творится внутри казачьей среды. Тот же Нестеренко является владельцем контрольного пакета акций рынка, а также имеет другой бизнес. Однако правоохранители решили иначе.

Понять их в принципе можно. Подумаешь, раскрыли рядовое покушение – ряженых атаманов сейчас в каждом городе пучок на гривенник. Другое дело, если действовала организованная банда. Да ещё с депутатом во главе! Вот где награды, вот где новые звёздочки!

То, что делом «банды Зиринова» занималось краснодарское УФСБ, должно было как бы подчеркнуть не только серьёзность предъявляемых обвинений, но и весомость собранных по делу улик. Каким образом они собирались, вопрос отдельный. Достаточно сказать, что у 60-летнего Эдуарда Паладьяна после его нахождения в камере следственного изолятора судебно-медицинский эксперт обнаружил на теле «повреждения в виде локальных ожогов в области верхних конечностей». «Данные повреждения образовались от действия электрического тока», – определил медик.

Как бы то ни было, но

ни один из «членов банды» так и не признал вину, категорически отказавшись оговаривать себя. Хотя подписать чистосердечное признание их, надо полагать, убеждали очень аргументированно. В результате в суд обвинение вышло с тем, что смогло собрать, а смогло немного. Как весьма справедливо замечает в подобных случаях министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Викторович Лавров: «Де**лы, б…»

Театр одного свидетеля

Действительно, выходить в суд по такому серьёзному делу необходимо лишь с железобетонными доказательствами. Тем более что защита Зиринова и других подсудимых, несмотря на все препятствия, всё же смогла добиться – процесс будет проходить с участием присяжных. Достижение немалое. Теперь 12 заседателей будут решать, в самом ли деле кубанский предприниматель такое исчадье ада или же, как не раз указывали наблюдатели, за желанием упрятать его в тюрьму стоит банальное желание «отжать» прибыльный курортный бизнес.

Правда, тут же последовал ответный шаг. Следствие добилось переноса процесса из Краснодарского края в Ростов. Для чего? Независимые юристы пожимают плечами: всё очевидно. Вряд ли свидетели защиты смогут часто ездить в суд за 300 километров. А раз так, то скрыть недостатки следствия намного легче.

И всё же в ситуации с участием присяжных возможности стороны обвинения существенно сужаются. Как ни крути, но нормальных людей очень сложно убедить, что просмотр в Интернете страниц с новостями о покушении на Нестеренко является подтверждением причастности Зиринова к преступлению. А именно такую улику представило следствие. Потому основным козырем становятся показания свидетелей в суде. Одним из первых допрошенных в рамках процесса как раз и стал кошевой атаман Нестеренко.

Надо сказать, повёл себя атаман странно с самого начала. Ещё на подходе к суду он запретил нам, работающим на процессе журналистам, снимать его. А позже адвокат Нестеренко потребовал от суда вообще удалить из зала заседаний представителей прессы.

У пишущей братии такое заявление вызвало недоумение. Чего стесняться, если ты пришёл помочь закону наказать человека, который пытался тебя убить? К счастью, судья отказала удовлетворить ходатайство – журналисты остались.

Почему атаман так не хотел присутствия репортёров, стало понятно с первых же минут допроса.


Svidetelyam.jpg

Николай Нестеренко так и не смог дать в суде нужные показания, как на него ни надеялась сторона обвинения


– Знаете ли вы Зиринова, встречались ли с ним и имеете ли к нему неприязненное отношение? – прозвучал вопрос к Нестеренко.

– Знаю, встречался с ним трижды, неприязненного отношения не имею, – к немалому удивлению присутствующих ответила жертва.

Спасти положение попытался прокурор, поинтересовавшийся у Нестеренко, пересекались ли у него с Зириновым интересы по бизнесу. И снова тот ответил отрицательно. В зале на какое-то время воцарилась тишина.

И прокурор, и адвокаты, и, казалось, даже судья мучительно пытались понять, на основании чего в таком случае потерпевший обвиняет подсудимого в попытке убийства.

– Почему же вы считаете, что покушение организовал Зиринов? – сделал отчаянную попытку прокурор.

– А больше некому! – простодушно молвил казак.

Далее допрос проходил в том же духе. «Не помню», «Затрудняюсь ответить», «Это все в Анапе знают», – отвечал на вопросы Нестеренко, несмотря на все подсказки, которые летели ему со стороны обвинения. Видимо, сообразив, что, попади протокол допроса в «Камеди клаб», пересказ его станет гвоздём сезона, прокурор предпринял ещё одну попытку.

– Не имелась ли у Зиринова связь с ныне покойным криминальным авторитетом Асланом Усояном, более известным как дед Хасан? – прозвучал вопрос. К вящей радости людей в погонах, атаман ответил утвердительно: связь имелась.

– Откуда вы знаете об этом? – продолжали спрашивать Нестеренко.

– Так об этом все знают! Откройте Интернет, там всё написано!» – отреагировал явно не понимающий, чего от него хотят все эти люди, коммерсант-казак. В результате суд отложил продолжение допроса до следующего заседания.

Из зала многие выходили, давясь от смеха. «Судя по тому, что адвокат не хотел присутствия прессы при допросе своего клиента, можно предположить, что Нестеренко и на самом деле не имеет претензий к Зиринову в душе, но стороне обвинения это невыгодно! Поэтому его и направляют постоянно вопросами в нужную сторону. Перерыв потребовался не просто так – теперь Нестеренко объяснят, что говорить и как произвести на присяжных нужное впечатление», – резюмировал один из присутствующих.

В ходатайстве отказать!

Однако допрос Нестеренко не продолжился на следующий день. Адвокат потерпевшего ходатайствовал о переносе допроса ещё на день. Дабы не терять канву повествования, перейдём ко второму дню допроса кошевого атамана из Анапы сразу. Отметив при этом, что заседание началось со скандала. Обсуждая до прихода в зал присяжных заседателей процессуальные моменты, адвокаты обратили внимание – среди лиц, привлекавшихся в ходе расследования «дела Зиринова» в качестве понятых, значатся одни и те же люди. Более того, при том, что закон позволяет гражданину выступать понятым только единожды, некоторые, надо полагать, всегда готовые помочь органам лица становились понятыми по 15 раз!

– Практически все протоколы обысков и осмотров подписаны одними и теми же людьми. Вызывают вопросы и сами подписи, которые визуально отличаются друг от друга. Мы полагаем, что либо людей вообще не было на месте обыска и за них подписывал документы кто-то другой, либо это ангажированные следствием люди. Мы ходатайствуем о том, чтобы доказательства, полученные с участием таких «понятых», не были представлены присяжным, – обратилась к суду адвокат Сергея Зиринова Анна Ставицкая. Однако суд отказал ей в этом ходатайстве.

Тем временем начался допрос. По первым же его минутам присутствующие в зале заметили: похоже, две предыдущие ночи и один день кошевому атаману и в самом деле пытались объяснить, что говорить надо, а что ни в коем случае не следует. Увы и ах, судя по всему, в данном случае руки бы опустил даже Макаренко – поначалу давая ответы строго в нужных рамках, казак затем начал сбиваться и вновь вернулся к прежнему лексикону. «Давно было, не помню», «Это всем известно», «Анапа – город маленький» – то и дело звучало в зале. Впрочем, для разнообразия всё-таки казак порой заявлял, что не понимает вопроса.

В результате после очередного перерыва уставшие от всего этого спектакля адвокаты подсудимых обратились к суду с ходатайством предоставить вниманию присяжных заседателей протокол первой встречи Нестеренко со следователем, который состоялся через три дня после покушения на него, и сравнить с его ответами в суде.

Предложение было резонным. Во-первых, всё-таки это суд, а не цирковое представление. Во-вторых, и это ключевой момент – тогда, в феврале, атаман однозначно заявил следователю: у него нет никаких предположений относительно того, кто же мог желать его смерти. А раз так, то почему сейчас стоит верить невнятным заявлениям о якобы имеющейся вине Зиринова?

Однако и сторона обвинения и суд оказались солидарны: по их мнению, присяжным совсем не следует знать о том, что говорил Нестеренко на первом допросе.

Впрочем, это далеко не единственное обстоятельство, которое осталось вне поля зрения заседателей. Не меньший интерес представляет личность самого Нестеренко. Так, ростовские журналисты раскопали: оказывается, коммерсант-атаман сам имел нелады с законом. По сообщению портала «Донньюс», начиная с 1997 года фамилия Нестеренко несколько десятков раз фигурировала в книге учёта сообщений о преступлениях местных отделов МВД. При этом сопутствуют ей такие термины, как «вымогательство», «самоуправство», «хулиганство» и «фальсификация документов». К примеру, как сообщается, в ряде рекреационных зон Анапы так называемые казачьи патрули Нестеренко установили шлагбаумы и занимались поборами с отдыхающих автовладельцев. Также есть записи о вымогательстве 1,8 млн рублей у гражданина Алексеева, о поджоге здания агрофирмы в посёлке Сукко (ущерб составил почти 200 тыс. рублей), о получении денежных сумм, поступающих в виде добровольных взносов в Анапское казачье общество, о предоставлении подложных документов в суд, о побоях, разбойных нападениях. На фоне всего этого возникают резонные подозрения: похоже, из желающих свести счёты с Нестеренко могла бы выстроиться целая очередь. Но следствие определило – виновен Зиринов.

Молчи и не перечь

Всё это могло быть очень смешно. Но давно известно, что хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Так же как известно и другое: в российском судопроизводстве даже наличие любых доказательств невиновности не гарантирует оправдательного приговора.

Тем более что складывается впечатление –

похоже, что после очевидного провала с ключевым свидетелем на сторону обвинения теперь откровенно встал уже суд. Иначе трудно объяснить поведение председательствующего на процессе судьи Олега Волкова, который не удовлетворил ни одного (!) ходатайства защиты.

Примечательный момент: во время следствия, а это почти два года, жёлтая пресса закатывалась в истерике про всесильных покровителей Зиринова из высшей иерархии судебной власти страны. И вот процесс начался, и что он показывает? В судебной системе у Зиринова друзей нет! Ещё при нахождении «дела Зиринова» в Краснодарском краевом суде не были удовлетворены ни одно ходатайство и ни одна жалоба адвокатов, которые выявили массу нарушений прав подозреваемых и явные перегибы следствия. Вопреки здравой логике и несмотря на протесты адвокатов, «дело Зиринова» передали в Ростов и теперь гражданских людей судят в военном суде! Это при том, что дело никак не связано с терроризмом и среди пострадавших нет военнослужащих или сотрудников правоохранительных сил. Даже известные в судебной практике России уголовные дела о терроризме просто меркнут в сравнении с процессуальными нарушениями в деле Зиринова, которые позволяет себе судья Северо-Кавказского военного окружного суда-трибунала Волков, по сути, потакающий стороне обвинения творить чёрное дело.

Апогеем же цинизма, продемонстрировавшим отношение суда, можно считать допрос Андрея Мирошникова – бывшего водителя анапского предпринимателя и, по версии следствия, одного из членов «банды Зиринова». Ранее он заключил досудебное соглашение со следствием и был приговорён к 14 годам лишения свободы. Теперь, видимо, Мирошников решил рассказать, каким образом у него добывали нужные следователям показания. Однако судья Волков прервал его, заявив, что это не имеет отношения к делу. Чего так испугался судья? Не того ли, что присяжные узнают: добытые следствием улики основываются не только на найденных на теле Паладьяна «повреждениях в виде локальных ожогов», но и на страданиях Мирошникова? И если всё это не имеет отношения к делу, тогда что имеет?

– Это решение всех повергло в шок. Ведь свидетель не отказывался пояснять те показания, которые дал на стадии предварительного расследования, – пояснила адвокат Зиринова Анна Ставицкая. – В финале заседания я обратила внимание присяжных на противоречия в показаниях Андрея Мирошникова, в ответ мне последовало замечание, после чего судья удалился в совещательную комнату для принятия решения по поводу моего поведения.

Вот так. Стоит только возмутиться и призвать соблюдать закон, как сразу же сам оказываешься его нарушителем. Согласно правилам к судьям в России следует обращаться «уважаемый суд». Увы, в некоторых случаях это почтительное обращение звучит как издёвка над скрытым в ней смыслом.

Тем временем


О том, какие причины на самом деле могут скрываться за уголовным преследованием Зиринова, может свидетельствовать следующая история.

В конце июля прокуратура Москвы утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении 65-летнего жителя столицы Виктора Палия. Как выяснилось, после ареста Зиринова он, похоже, пытался рейдерским образом отобрать принадлежащий тому аквапарк «Тики-Так». «Достоверно зная, что никаких обязательств у собственников имущества перед ним нет, Палий изготовил и направил в адрес законных владельцев письмо с требованием о передаче ему 10 млн рублей якобы в качестве возврата части долга со стороны собственника парка аттракционов и его доверенных лиц.

Затем в процессе неоднократных встреч с представителями аквапарка в период с мая по август 2013 года Палий выдвигал требования о поэтапной передаче ему денежных средств в размере не менее 309 млн рублей, – сообщает прокуратура. – Также Палий заявлял о своих связях в правоохранительных органах, с помощью которых он якобы организует возбуждение ряда уголовных дел и многочисленные проверки деятельности аквапарка».

В сентябре 2013 года Палий предпринял попытку организовать физический захват аквапарка. Для этого его соучастники приехали в «Тики-Так» и, угрожая физической силой, потребовали передать финансово-хозяйственную документацию, печать, а также деньги из кассы.

В итоге Палия всё-таки задержали, теперь его будут судить. Однако интересны вот какие подробности. Как сообщает прокуратура, план по захвату имущества анапского предпринимателя Палий разработал ещё в сентябре 2012 года, когда никаким уголовным делом в отношении Зиринова ещё и не пахло. Однако на поверку выясняется, что кто-то уже тогда мечтал прибрать к рукам собственность бизнесмена. Кто – остаётся только догадываться. Однако можно предположить, что Палий вряд ли действовал исключительно по собственной воле. Слишком уж неоднозначная он фигура. В 2007 году Палий был осуждён за то, что, занимая должность гендиректора «Нижневартовск¬нефтегаза», завысил стоимость строительных работ при реконструкции санатория в Крыму, похитив более 218 млн рублей. Впоследствии часть денежных средств была переведена на счета в зарубежные банки, а затем легализована через офшорные компании. Палию дали семь лет, однако уже в 2011 году за хорошее поведение его выпустили по УДО.

Ещё более любопытен такой момент. Портал Караулова «Момент истины» приводит следующую информацию: при общении с владельцами аквапарка Палий ссылался на связи в силовых структурах. Так, в материалах дела Палия присутствуют имена двух сотрудников УФСБ РФ по Краснодарскому краю. Один из них – Роман Турбин, в то время начальник отдела по борьбе с терроризмом центрального аппарата регионального управления. Именно этот человек, по мнению Андрея Караулова, «кошмарил» бизнес Зиринова и именно он руководил так называемым оперативным сопровождением предварительного расследования дела Зиринова. В ходе расследования по факту вымогательства Палием у семьи Зиринова крупной суммы денег был допрошен председатель Анапского городского суда, который показал, что к нему лично приходил Роман Турбин, который требовал показать все дела по аквапарку «Тики-Так», снимал с них копии и беспокоился об интересах Палия.

Ссылки

Источник публикации