Невыездные, или Список Магнитского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему российское руководство не реагирует на крупнейший коррупционный и политический скандал. Ждет второго списка?

1273644994-0.jpg В затяжные праздники Россия вошла со скандалом, которого еще не было в современной истории. Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе во главе с сенатором Бенджамином Кардином направила в Госдеп США письмо с настоятельной просьбой запретить въезд в страну 60 российским силовикам и судьям, а комитет по иностранным делам сената США поддержал эту инициативу. Письмо и резкие заявления связаны с гибелью в московском СИЗО юриста Сергея Магнитского, представлявшего интересы американской компании Hermitag Capital. Ее глава Уильям Браудер давал подробные на этот счет показания в Сенате, а в начале мая выступил перед комиссией по правам человека палаты представителей Конгресса США:

«Он [Сергей Магнитский] был убит за то, что имел мужество свидетельствовать против коррумпированных сотрудников МВД и других ведомств, которые были причастны к хищению 5,4 млрд рублей у Российского государства. Несмотря на истязания, которым подвергали Сергея, несмотря на преднамеренный отказ в медицинской помощи <…> он отказался поступиться своей совестью и изменить показания в угоду следствию. Всякий раз, когда следователи и тюремщики подвергали испытанию его честность и стойкость, он заявлял о своей решимости привлечь их к ответственности в ходе открытого судебного процесса. Сергей заплатил за свои убеждения собственной жизнью. <…> Коррумпированные российские чиновники и рейдеры, которые совместно похитили 5,4 миллиарда рублей у российского народа, разгуливают на свободе, а в некоторых случаях даже получили повышение в соответствующих государственных структурах».

Из цитаты видно: дело не только в трагической гибели человека, но и в том, с каким уровнем коррупции и произвола пришлось столкнуться американской компании, прежде чем уйти из России под страхом уголовного преследования. То есть вопрос ставится о нарушении права на жизнь и права на собственность, что в совокупности составляет для американского понимания тот уровень угрозы, с которым в США смириться не могут. Ни они сами, ни их деньги — последнее к вопросу об инвестиционном климате.

Российское руководство ответило на бурные дебаты в американском парламенте, заявление госсекретаря Клинтон и призывы к Европе присоединиться к американской инициативе — гробовым молчанием.

Кто за что

Понятно, чего добивается бизнесмен Браудер, устраивая публичный скандал в США, — его беспардонным образом выкинули с огромного российского рынка, убили его юриста, самого облили грязью и продолжают преследовать сотрудников его компании. Денег у него как бы почти и не отняли, потому что те 5,4 млрд. долларов, о которых идет речь, украли у российского бюджета. Но у Браудера отняли потенциальные деньги. И Браудер требует сатисфакции.

Понятно, чего добиваются американские сенаторы и конгрессмены: американскую компанию репрессировали, как в 90-х пацаны с помощью утюга кидали кооператоров, ее сотрудника убили, остальных преследуют. Это не пощечина, это не плевок, это — шмазь, сотворенная в абсолютно извращенной форме. Потому сенаторы и конгрессмены тоже требуют сатисфакции.

Абсолютно непонятно, чего своим молчанием добиваются российские власти. Они так же молчали, когда разгорелся скандал с «Даймлером» и взятками: никто ничего не расследовал, комментариев не давал…

Пришлось вмешаться президенту, которому встречаться с Обамой и Меркель, — и силовики как-то очень осторожно зашевелились. В аналогичный скандал с Hewlett-Packard Медведев не вмешался — и будто ничего и не было…

Конечно, президент приказал разобраться и в обстоятельствах смерти Сергея Магнитского — через пень колоду, закрывая и открывая вновь дело, разбираются. Но президент же ведь не приказал разобраться с тем, а почему юрист Магнитский вообще оказался в тюрьме, что за уголовное дело в отношении HermitagCapital, какие такие миллиарды украли из бюджета и кто. Потому на список сенатора Кардина реакция российских «элит» и силовиков нулевая. Подобное отсутствие реакции, конечно, чревато впоследствии абсолютной нерукопожатностью. Но, очевидно, резоны молчать — сильнее.

Для того, чтобы понять почему, нужно вспомнить предысторию и проанализировать список.

Как все началось

Про Браудера рассказывают разное — на то он и бизнесмен. Не рассказывают только о том, что, когда он входил в клинч с «Газпромом» или Сбером, проблем у него не возникало, они возникли, когда Браудер подошел к акциям «Сургутнефтегаза». А эта компания, скажем так, лежит в сфере стратегических интересов топ-менеджмента нашего правительства. И возникло уголовное дело.

Здесь следует понимать механику и логику действия российских правоохранительных структур. Если какую компанию приказали кошмарить с самого верха, то силовики задачу выполнят с перевыполнением плана — в свою, естественно, пользу. Потому что никого не будет интересовать, а как именно они это сделали. Спросят: «Проучили?» — «Да, — ответят, — Браудера в России больше нет». Кто и сколько на этом заработал — не спросят. Таковы правила негласного договора между руководством страны и лицами, обеспечивающими их устойчивость и охраняющими их капитал.

Поставить под сомнение этот пацанский договор — значит подорвать устои государства. А репутация государства весит гораздо меньше, чем родные офшоры. Потому и молчат.

Иначе пришлось бы отвечать на вопросы. А какую схему увода денег из бюджета вскрыл юрист Магнитский, когда начал защищать интересы HermitagCapital? А с какого перепугу еще до Магнитского было возбуждено уголовное дело в отношении другого юриста компании — Хайретдинова? А кто попилил 5,4 млрд долларов, сумев вовлечь в аферу налоговые органы, суды и даже агентуру в Лондоне, пересылавшую DHL документы в офис адвоката Хайретдинова — как раз те документы, которые там хотело найти следствие; и поспели по странному стечению обстоятельств эти документы как раз к началу обыска (об этом подробно писала в «Новой» Юлия Латынина)? Каким образом налоговые органы возвращали деньги фирмам, живущим по подставным документам и зарегистрированным на подставных лиц из числа ранее сидевшей милицейской агентуры? Кстати, деньги возвращали за один день! Миллионы! А каким образом суды признавали полномочия фирм, чьи уставные документы были скреплены печатями, которые до этого были уже изъяты следствием?

Мало того, стало известно, что по той же самой схеме разорили несколько компаний и покрали еще больше денег. И делали это одни и те же силовики, одни и те же чиновники, одни и те же суды на протяжении нескольких лет. (Подробности этих афер мы расскажем в ближайшем будущем.)

Список

В списке сенатора Кардина 60 человек (см. список, который был нам предоставлен компанией HermitagCapital). Абсолютное большинство из этих людей — рядовые судьи, капитаны и полковники милиции, мелкие следователи и некрупные налоговики. Кто поверит, что люди подобного уровня могут безнаказанно, по своей инициативе и для себя спереть 5,4 млрд долларов у государства, для чего засылать агентуру в Лондон, преследовать иностранную компанию, рискуя вызвать гигантский международный скандал? Никто не поверит. Вот и я так не думаю. Вряд ли, конечно, исполнители заработали мало, но больше заработал кто-то другой. Тот, кто может санкционировать спецоперацию в Лондоне, диктовать условия судам разных регионов и офицерам разных ведомств, которые, как известно, не дружны между собой.

Потому молчание объяснимо. Или что — расследовать прикажите?

Остается упорствовать. И потому параллельно со слушаниями в Конгрессе США в России — вы не поверите — продолжается уголовное дело по HermitagCapital. Следователь СК при МВД России майор Сильченко (он есть в списке) 29 марта этого года уведомил компанию о том, что собирается провести заочный арест одного из руководителей HermitagCapital в России Ивана Черкасова. Это тот самый Сильченко, что ходатайствовал об аресте Магнитского после того, как юрист дал показания, изобличающие сотрудников ГУВД Москвы.

Что майору Сенат США, если в России есть свои сенаторы?

К самому списку несколько комментариев. В нем не только те, кто довел Магнитского до могилы. Много тех, кто, по мнению американских парламентариев и HermitagCapital, способствовал хищению денег из бюджета. А также тех, кто за всем этим надзирал, но ничего предосудительного не заметил.

Например, Олег Логунов — замначальника СК МВД РФ — по должности отвечает за расследование. Геннадий Карлов — замначальника отдела СК МВД РФ и Наталья Виноградова — замначальника отдела СК МВД РФ — по должности должны были курировать следствие. Артем Кузнецов — замначальника отдела департамента экономической безопасности ГУВД Москвы — один из главных «операторов» дела Магнитского. Сергей Подопригоров — судья Тверского районного суда Москвы — санкционировал арест и заключение под стражу Магнитского, Алексей Криворучко — судья Тверского районного суда Москвы — во второй раз санкционировал арест и заключение под стражу Магнитского, Светлана Ухналева — судья Тверского районного суда Москвы — санкционировала продление сроков содержания юриста под стражей, Елена Сташина — судья Тверского районного суда Москвы — сделала то же самое. И т. д.

Но ведь почему-то все они все это делали?

Есть, конечно, в списке и руководство Генпрокуратуры, СК МВД, ФСБ… Но Генпрокуратура, после того как у нее отняли следствие, уже не та, СК МВД — давно не главный игрок на рынке заказных уголовных дел, а глава Управления «К» (экономическая безопасность) ФСБ Воронин — почти новый человек на почти новом месте… Нет, как-то не сходится.

Означает ли это, что рано или поздно появится второй «список Кардина», уже с упоминанием тех лиц, для которых запрет на въезд в США (и в Европу, если страны Евросоюза присоединятся к инициативе), замораживание счетов и счетов их родственников с моментальной высылкой последних из стран, подключившихся к санкциям, — будет много болезненнее, чем для милицейских майоров, неплохо чувствующих себя и в особняках ближайшего Подмосковья?

С одной стороны, уж лучше сдать исполнителей, потеряв чуть-чуть имиджа страны, чем попасть лично в подобную задницу… С другой стороны, сдашь одних — другие пошлют еще дальше, учитывая принципы организации и устойчивость вертикали…

Как быть — ума не приложу, вот и те, кто молчат, не приложат.

Кому хотят запретить въезд в США

Алексей Аничин — начальник Следственного комитета МВД РФ, генерал-лейтенант юстиции

Олег Логунов — замначальника СК МВД РФ

Олег Сильченко — старший следователь СК МВД РФ

Александр Матвеев — замначальника СК МВД РФ

Геннадий Карлов — замначальника отдела СК МВД РФ

Наталья Виноградова — замначальника отдела СК МВД РФ

Александр Рябинин — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

Сергей Олейник — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

А.А. Малыгина — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

М.О. Сапунова — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

Е.В. Михайлов — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

Р.А. Грицай — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

Л.А. Варганов — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

Т.И. Дмитриева — следователь, член следственной группы СК МВД РФ

Артем Кузнецов — замначальника отдела департамента экономической безопасности ГУВД Москвы

Алексей Дроганов — офицер милиции, Управление по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы

Дмитрий Толчинский — офицер милиции, Управление по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы

А.А. Кречетов — офицер милиции, Управление по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы

Александр Клевцов — начальник отдела Управления по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы

Анатолий Михалкин — начальник Управления по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы

Павел Карпов — следователь ГУВД Москвы

Иван Глухов — начальник СУ ГУВД Москвы

Николай Будило — следователь СУ ГУВД ЦФО МВД РФ

Олег Уржумцев — следователь СУ МВД Татарстана

Александр Кувалдин — оперативник Управления «К» ФСБ

Виктор Воронин — глава Управления «К» ФСБ РФ

Станислав Гордиевский — следователь СУ при прокуратуре ЮАО Москвы

Наталья Якимович — заместитель главы СУ при прокуратуре ЮАО Москвы

Сергей Лазуткин — начальник СУ при прокуратуре ЮАО Москвы

Аркадий Мажаев — замначальника отдела Генеральной прокуратуры

Александр Буров — прокурор Генеральной прокуратуры

Андрей Печегин — замначальника отдела по надзору за следствием Генеральной прокуратуры

Виктор Гринь — заместитель генерального прокурора

Елена Химина — руководитель Инспекции федеральной налоговой службы № 25 Москвы

Сергей Жемчужников — замруководителя ИФНС № 25 Москвы

Раиса Бурмистрова — начальник отдела ИФНС № 25 Москвы

Александра Кузнецова — начальник отдела ИФНС № 25 Москвы

Юлия Колтунова — начальник отдела ИФНС № 25 Москвы

Ольга Степанова — руководитель ИФНС № 28 Москвы

Ольга Циман — начальник отдела ИФНС № 28 Москвы

Светлана Дубровская — начальник отдела ИФНС № 28 Москвы

Ольга Давыдова — начальник отдела ИФНС № 28 Москвы

Екатерина Фролова — начальник отдела ИФНС № 28 Москвы

Олеся Шаргородская — служащая ИФНС № 28 Москвы

Максим Третьяков — начальник отдела ИФНС № 28 Москвы

Иван Прокопенко — начальник СИЗО «Матросская тишина»

Дмитрий Комнов — начальник СИЗО «Бутырка»

Дмитрий Кратов — замначальника СИЗО «Бутырка»

Лариса Литвинова — начальник медсанчасти СИЗО «Бутырка»

Сергей Подопригоров — судья Тверского районного суда Москвы

Алексей Криворучко — судья Тверского районного суда Москвы

Светлана Ухналева — судья Тверского районного суда Москвы

Елена Сташина — судья Тверского районного суда Москвы

Галина Филиппова — судья Тверского районного суда Москвы

Татьяна Корнеева — судья Симоновского районного суда Москвы

Руфина Газизова — судья Вахитовского районного суда Казани

Андрей Юшков — судья арбитражного суда Республики Татарстан

Елена Ким — судья Московского арбитражного суда

Ильдар Салимзянов — судья арбитражного суда Республики Татарстан

Маргарита Журова — судья Московского окружного арбитражного суда

Список предоставлен компанией HermitagCapital

Комментарии

Георгий Сатаров, президент фонда «ИНДЕМ»:

— В целом визовые ограничения вряд ли изменят ситуацию. Эта история касается не коррупции как таковой, а проявлений, ей сопутствующих. Максимум, что может произойти в случае введения визовых ограничений для чиновников, — то, что коррупционеры станут более осторожными. Мы не можем исключать, что страны, входящие в шенгенскую зону, присоединятся к инициативе американцев. Известно, что некоторые антикоррупционные меры США были поддержаны европейскими государствами (например, запрет своим фирмам давать взятки за рубежом).

Елена Панфилова, директор российского отделения движения Transparency International:

— Запрет на въезд в США в отношении чиновников из цивилизованного мира прежде не применялся — только в отношении граждан некоторых африканских или латиноамериканских диктатур. Теоретически такое ограничение может быть очень эффективным. Поскольку цель коррупционной деятельности — это обогащение, то коррупционер стремится завести счет в приличном банке и дом в приличном месте, а детей отправить на учебу в приличный университет. Теперь вообразите, что коррупционер не в состоянии воспользоваться плодами своих трудов. Тогда коррупционная деятельность лишается всякого смысла.

Тем не менее трудно сказать, насколько эта мера окажется эффективной в реальности. Мы, например, достоверно не знаем, есть ли у людей из «списка шестидесяти» активы в Штатах, есть ли у них вообще желание туда ездить. К тому же чиновников из сильных стран, а не из Нигерии или Белоруссии, эта мера может не столько ограничить, сколько разозлить, и вместо сокращения коррупционной деятельности начнут звучать взаимные обвинения. Борьба может перейти в политическую или операциональную деятельность: в России могут, например, начать придираться к американскому бизнесу.

Кстати, эта инициатива вполне соответствует тому, с чем Россия согласилась, подписав декларацию «Большой восьмерки» о коррупции среди высших должностных лиц (контроль над банковскими счетами и так далее).

Сергей Соколов

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::12.05.10