Недовыдавленный СОК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::14.12.2012, Фото: ulgov.ru

Недовыдавленный СОК

Мокрые следы братков Качмазова ведут к ульяновскому губернатору Сергею Морозову

Виталий Голыткин

Compromat.Ru

Дмитрий Рябов (первый слева) и Сергей Морозов (третий слева)

Автокатастрофа, в которой 30 ноября 2012 года погиб вице-губернатор Ульяновской области Николай Доронин, могла быть неслучайной. За смертью чиновника могут стоять объявленные в розыск лидеры небезызвестной группировки СОК, заинтересованные в сохранении контроля над Ульяновской областью.

Плохая погода или плохая машина?

Согласно официальным данным ГИБДД Нижегородской области, водитель Toyota Camry, служебной машины Доронина, на 73-м километре автодороги «Работки — Порецкое» в Нижегородской области около 7.35 не справился с управлением. На повороте машину занесло из-за снегопада, выходя из заноса она выехала на полосу встречного движения и попала под встречный ГАЗ-3307. Шофер Иван Солдатенков и его единственный пассажир — заместитель Председателя правительства Ульяновской области — погибли на месте.

Между тем компетентные органы сейчас с особым тщанием изучают останки «Toйоты». Дело в том, что все автомобили представительского класса в обязательном порядке оборудуются системой курсовой устойчивости ЕSC. При ее срабатывании возникает ощущение, что машину кто-то берет сильной рукой , и ставит «на место», в свою полосу. Опытные водители (а в управление делами губернатора других не берут) ни за что не стали бы отключать систему ESC в снегопад.

Версию о «бытовом» характере аварии милиция пока не оспаривает. Однако, можно не сомневаться, что рулевой и тормозной системам «Тойоты» следователи тоже уделят повышенное внимание. В этой связи интереснее другое: кто посоветовал сыщикам поискать в гибели Николая Доронина злой умысел?

Старые счеты

Назначение Николая Доронина в мае этого года заместителем председателя правительства удивило в Ульяновской области многих. Слишком свежи были в памяти гонения, которые воздвиг на Доронина и его партнера по бизнесу Вадима Харлова в 2007 году тогдашний зампред областного правительства Александр Большаков.

Внешне все выглядело так, будто Большаков, руководивший региональной кампанией «Единой России» по выборам в Государственную Думу, прессует политических конкурентов — «Справедливую Россию», ульяновское отделение которой возглавлял Доронин. Атака была очень мощной — Доронину не помогло даже то, что несколькими годами ранее занять пост руководителя местного отделения партии «Родина», предтечи «Справедливой России», ему предложил действующий губернатор Ульяновской области, Сергей Морозов.

Однако ульяновская пресса сразу же раскусила, что политические интересы — только прикрытие. За политикой прятался рейдерский захват бизнеса. Александр Большаков раньше возглавлял контрольно-ревизионное управление финансово-промышленной группы СОК, помогавшей Морозову победить на губернаторских выборах 2004 года. А ФПГ СОК, только-только вытесненная с «АвтоВАЗа» при помощи ОМОНа «Рособоронэкспортом» Сергея Чемезова, активно искала новые сферы приложения капитала. По ходу дела в сферу интересов СОКа не могла не попасть одна из наиболее влиятельных в регионе бизнес-структур — компания «Максима-Х» Николая Доронина и Вадима Харлова.

«Максима-Х» испытала на себе всю тяжесть административного прессинга, включая налоговые, пожарные и милицейские проверки. Ряд значительных инвестиционных проектов пришлось в срочном порядке свернуть. Партнер Доронина по бизнесу Харлов счел за благо уехать на постоянное место жительство в Германию, продав свою долю структурам Дмитрия Рябова. Генерального директора ОАО «Корпорация развития Ульяновской области, которую многие называют «личным карманом губернатора», чуть раньше — министра по инвестициям Ульяновской области, а еще раньше — … вице-президента группы компаний СОК.

До щупалец спрута топор не доятнулся

До июня 2006 года Рябов представлял СОК в совете директоров ОАО «Иж — Авто» вместе с такими авторитетными СОКовцами, как Александр Соловьев и Рустем Шиянов. Задержался бы там подольше — глядишь, и его сегодня объявили в розыск за преднамеренное банкротство «Иж-авто» и выведение с завода 6,7 млрд активов. По крайней мере, именно такая участь постигла тех, кто заменил Рябова, Соловьева и Шиянова в совете директоров предприятия — президента СОКа Андрея Фролова, первого вице-президента Юрия Амелина и директора по экономике и финансам "Иж-Авто" Евгения Страхова. Вместе с ними в феврале 2011 года следственный комитет МВД объявил в розыск основателя и главного владельца группы СОК Юрия Качмазова.

Однако вернемся к Доронину, который отказался плыть, как челн, по воле волн. Именно он в пылу еще не проигранной схватки с Большаковым настоял на поиске влиятельных союзников, способных противостоять СОКу. Союзники нашлись — разумеется, среди людей «Рособоронэкспорта». Правда, попытки использовать давнее знакомство Харлова с новым директором АвтоВАЗа Борисом Алешиным особым успехом не увенчались. Тогда Доронин через еще одного своего партнера по бизнесу, депутата Самарской губернской Думы Михаила Родинова, вышел на губернатора Самарской области Владимира Артякова, выходца из «Рособоронэкспорта».

Проблема совладельцев «Максимы-Х» состояла в том, что Сергею Чемезову и его людям в тот момент было не до соседнего региона. «Рособоронэкспорту» требовалось, прежде всего, расчистить от продуктов жизнедеятельности СОКа смежные с «АвтоВАЗом» предприятия, подконтрольные СОКу, а также в целом Самарскую область. Бдительность Чемезова, по-видимому, усыпил еще и тот факт, что перед своим переназначением в 2006 году на пост губернатора Ульяновской области Сергей Морозов встречался с Президентом Владимиром Путиным. И, как полагают многие, в ходе этой встречи пообещал оборвать все связи с группировкой, недобрая слава за которой тянулась с начала 90-х.

Кое-чем Владимир Артяков все-таки помог. Его влияния на процесс «мирной» передачи активов от СОКа «Рособоронэкпспорту» хватило, чтобы жизни и здоровью Доронина посланцы СОКа угрожать перестали. В 2008 году Николай Доронин благополучно избрался в депутаты Законодательного собрания Ульяновской области.

Если враг не сдается

Приглашение от Сергея Морозова занять пост, который 5 лет назад занимал его гонитель Александр Большаков, открывало для Николая Доронина возможность реванша в самом хорошем смысле этого слова. Тем более, что самого Большакова в тот момент уже не было в живых (убийство бывшего «инквизитора» СОКа, впрочем, тоже укладывается в логику описываемых событий, но об этом ниже). Доронин перед соблазном не устоял. И не принял во внимание три важных обстоятельства.

Первое — что ульяновская власть к весне 2012 года как была, так и осталась пропитанной СОКом. В прямом и переносном смысле слова. Похоже, «Морозко», как за глаза называют симбирцы своего главного начальника, Путина все-таки обманул. А сработаться с СОКовцами Доронин, как честный человек, не мог «по определению».

Второе. Доронин поверил в искренность приглашения, и не увидел в этом шаге никакой конъюнктуры. А зря. Весной 2012 года на пост Президента России вернулся Владимир Путин. Самым простым способом показать, что данные в 2006 году Путину обещания исполняются как раз и было — сделать первым замом человека, известного как давнего и убежденного противника СОКа.

Ну и, наконец, третье. Хорошо известно, как начинала и чем промышляла группа СОК с начала 90-х, пока Чемезов и «Рособоронэкспорт» не дали ей по рукам. Что братки, некогда окружавшие наперсточника Качмазова на рынке ж/д станции Энергетик, и прошли с ним по жизни через горы трупов (Сергей Чемезов заявил недавно журналу Forbes, что «в бандитских разборках и войнах за завод в Тольятти погибло более 500 человек»). И что для криминала есть только одна система распознавания «свой— чужой»: либо ты с нами заодно, либо — не обижайся.

Иногда они возвращаются?

Ульяновская элита о смерти Доронина жалела, но удивилась не сильно. Там все слишком хорошо знают, кто, что, зачем и почему. И там почти в открытую говорят, что больше всего смерть Николая Доронина была выгодна… тому, кто направил его в роковую командировку на совещание Приволжского федерального округа по внутренней политике. То есть — Сергею Морозову.

В свое время в Ульяновске злые языки шутили, что должность зама председателя областного правительства СОК ввел специально. Дабы поставленному на нее Александру Большакову удобнее было контролировать, насколько отвечает деятельность означенного правительства интересам СОКа. Надо полагать, что при живом Доронине такой контроль сводился к минимуму — если вообще был возможен.

Что делать сегодня СОКу, выдавленному практически отовсюду? Что в Самаре, что в Ижевске, что в Барнауле, что в Саратове СОК отлучили практически от всех видов бизнеса -— автомобильного, дорожного, строительного и т.п. В 2011 году СОК продал последний крупный актив — компанию «Волгомост», грамотно «освоившую» 10 млрд бюджетных рублей, но попавшую в неприятную историю с «танцующим» мостом в Волгограде.

А то и остается, что зубами держать за свою единственную территорию, «заповедную» Ульяновскую область. И, по возможности, пытаться расширить плацдарм. Не секрет, что СОКовские братки являются главными подозреваемым в организации убийства Александра Большакова. Не исключено, что его хотели «вернуть в дело» и с его помощью «войти» во Владимирскую область.

Сколь веревочка не вейся…

Не возьмемся утверждать, что инквизитор Большаков вдруг начал новую жизнь честного и порядочного человека. Просто, в отличие от бегающих по Объединенным Арабским Эмиратам лидеров СОКа, он имел родного брата, работавшего заместителем начальника ФСБ России. И потому наверняка знал, что подготовка к нынешнему наступлению на коррупцию началась в России задолго до 2012 года. Причем подготовка более, чем серьезная — с созданием соответствующих следственных бригад, объявлением невыездными их сотрудников и членов их семей и т.д. Зная, что инициатива исходит от самого Путина, и что приказано брать в разработку всех поголовно, не взирая на старые связи и былые заслуги, -— Александр Большаков просто не мог вернуться в ту же реку.

Если бы Сергей Морозов в молодости тоже служил в ФСБ, а не в милиции, он, бы, наверное, тоже был бы в курсе того, насколько все серьезно. И тогда бы убрал не только Рустема Шиянова из представителей области в Совете Федерации, а выдавил бы всех СОКовцев из своего окружения. Но этого не происходит. Дмитрий Рябов с гордо поднятой головой ездит вместе с Морозовым в загранкомандировки. Еще один СОКовец, Андрей Баранов, сбежавший из Самары после продажи за копейки заволжского молочного комбината, пристроен Морозовым на уютное место директора санатория «Итиль». Прикрыты и пригреты все, за кого просят люди, которые вытащили Морозова из димитроградовской милиции и сделали сначала мэром города, а затем усадили в губернаторское кресло.

Как знать, — может, отец пятерых детей Морозов и рад был бы «лечь на крыло». Только кто ж его отпустит сейчас, когда ульяновскому авиапрому обещан самый крупный заказ в истории российской авиации (140 млрд только по линии Министерства обороны). Разве СОК откажется от возможности порулить такими деньгами?

Порулит, наверное. Если ему дадут. Слишком уж странно выглядело бы размещение столь масштабных инвестиций на заводах региона, считающегося одним из самых близких к криминальному миру. Есть основания полагать, что социально ответственные кураторы российской оборонки уже получили «добро» на окончательное выдавливание «недовыдавленного» СОКа — и бесповоротную зачистку Ульяновской области от наследия самых лихих 90-х. И не случайно следователи решили повнимательнее приглядеться к останкам машины Николая Доронина.