Недостроенный "санаторий" с тремя вертолетными площадками за $350 млн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Недостроенный "санаторий" с тремя вертолетными площадками за $350 млн

Один "друг премьера" Николай Шамалов продал "дворец Путина" Александру Пономаренко — партнеру другого "друга премьера" Ротенберга

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.03.2011, Дворцовый переворот, Фото: Forbes

Юлия Ярош, Халиль Аминов

Compromat.Ru

Александр Пономаренко

Александр Пономаренко, выручивший в прошлом году вместе с партнерами, включая Аркадия Ротенберга, свыше $2 млрд за Новороссийский морской торговый порт (НМТП), приобрел гостиничный комплекс около Геленджика, известный как "дворец Путина". Бизнесмен Сергей Колесников, утверждавший, что роскошная стройка ведется для премьер-министра, настаивает, что перепродажа объекта не изменит его целевого назначения.

О покупке "Ъ" рассказал сам господин Пономаренко: его структура приобрела две компании — ООО "Лазурная ягода" и ООО "Идокопас", владеющие недостроенным гостиничным комплексом на мысе Идокопас в Геленджикском районе Краснодарского края (см. блицинтервью). По его данным, "Идокопас" владеет около 67 га земель рекреационного назначения в селе Прасковеевка (см. рисунок): на участке ведется строительство пансионата из нескольких сооружений общей площадью примерно 26 тыс. кв. м. В собственности "Лазурной ягоды" — еще приблизительно 60 га земель сельскохозяйственного назначения в районе села Дивноморское (находится в 13 км от Прасковеевки), из которых примерно 27 га используются под виноградники, 33 га не освоены. Кроме того, "Лазурная ягода" арендует земельные участки рекреационного назначения общей площадью приблизительно 160 га, на которых расположены временные некапитальные сооружения — забор, автодорога и др. На территории этих участков планируется строительство нескольких туристических объектов — шато, винодельни.

После окончания строительства весь объект будет стоить около $350 млн, уточняет источник, близкий к сделке. Исходя из этой суммы и совершалось приобретение, утверждает он.

Связаться с Николаем Шамаловым, которого бизнесмен называет продавцом объекта, вчера не удалось. Господин Пономаренко отметил, что его сообщение о сделке было согласовано с господином Шамаловым.

Недострой в Прасковеевке получил скандальную известность в конце 2010 года, когда бизнесмен Сергей Колесников, партнер питерских друзей Владимира Путина, написал открытое письмо о том, что на берегу Черного моря строится вилла для премьер-министра стоимостью $1 млрд (оно было опубликовано на сайте corruptionfreerussia.ru [corruptionfreerussia.com — прим. К.ру] и перепечатано многими СМИ, включая The Washington Post). Николай Шамалов, как и господин Путин, когда-то был соучредителем известного кооператива "Озеро", формально гостиничный комплекс должен был принадлежать ему, рассказывал господин Колесников. Вчера он заявил "Ъ", что переход права собственности к человеку, биография которого меньше связана с чиновником, всего лишь маскировка, а предназначение комплекса не изменится (см. блицинтервью).

Пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков вчера заверил "Ъ", что господин Путин никогда не имел отношения к данному строительству — ни когда был президентом, ни когда стал главой правительства. Про сделку с этой землей и недвижимостью ему ничего не известно.

"Может, на продавцов и повлияли все эти публикации, я не знаю. Вообще, есть правило — покупать на скандале, а продавать на хороших новостях",— говорит господин Пономаренко в интервью "Ъ".

По его словам, он просто вкладывает деньги, вырученные от продажи НМТП. Еще в 2007 году основатели НМТП Александр Пономаренко и Александр Скоробогатько продали 18,1% акций порта в ходе IPO на LSE, по итогам размещения капитализация компании составила $4,9 млрд. В сентябре 2010 года стало известно, что "Транснефть" и "Сумма Капитал" Зиявудина Магомедова выкупили компанию Kadina, владеющую 50,1% НМТП. Господам Пономаренко и Скоробогатько принадлежало 80% Kadina, Аркадию Ротенбергу — 20%. Учитывая капитализацию на LSE на момент продажи, стоимость контрольного пакета НМТП могла составлять $1,5 млрд. Источник, близкий к сделке, утверждает, что цена была выше — в районе $2,5 млрд.

Структуры бизнесмена действительно давно инвестируют в недвижимость, например, в разгар кризиса рассматривали возможность приобретения с дисконтом крупных торговых центров в Москве — "Атриума", River Mall и "Щуки". Кроме того, они вели переговоры с акционерами "Н-Транс" о выкупе у них 20% офисных площадей в бизнес-центре "Северная башня" (общая площадь — 135 тыс. кв. м) в "Москва-Сити". О текущих девелоперских проектах господин Пономаренко подробно рассказывает в интервью.

Если сделка действительно была на уровне $350 млн, то это достаточно завышенная цена для Геленджика, считает гендиректор Penny Lane Sochi Сергей Никитин. Вообще, любой крупный девелоперский проект в этом районе выглядит как благотворительность: с учетом специфики курорта в этом районе в отличие от Сочи не такой большой поток отдыхающих даже летом, поясняет он. Стоимость земель под виноградниками не превышает $1 млн, полагает совладелец производителя шампанского "Абрау-Дюрсо" Борис Титов. За остальные земли вряд ли кто-то заплатил бы дороже $4,5-5 млн, добавляет гендиректор ИГ "Покров" (строит в Краснодарском крае) Николай Крайнов. Недостроенный пансионат мог обойтись покупателю в $12-14 млн, уверен господин Никитин. Господин Колесников настаивает, что в инфраструктуру вокруг пансионата были вложены "сотни миллионов государственных денег". Но, как утверждают представители господина Пономаренко, аудит покупателя этих инвестиций не обнаружил.


***

Compromat.Ru


***

Николай Шамалов и двое его партнеров продали "дворец Путина", так как у них не хватило средств на завершение строительства

Версия Пономаренко

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.03.2011, "Если вы не боитесь купить на скандале, вы сможете заработать"

Юлия Ярош и Илья Булавинов

Бывший владелец Новороссийского морского торгового порта Александр Пономаренко рассказал в интервью "Ъ", зачем ему понадобилось приобретать скандальный пансионат около Геленджика.

— Объект, который вы купили, последние два месяца именуют "дворцом Путина"...

— Давайте без слухов всяких и журналистских художественных домыслов. Я бы все-таки использовал рабочее название проекта — мыс Идокопас или Прасковеевка, как вам угодно. Речь идет о том, что компания, бенефициаром которой я являюсь, приобрела по 100% долей ООО "Лазурная ягода", владеющего местными виноградниками, и ООО "Идокопас", собственника строящегося там пансионата.

— Как называется компания-покупатель?

— Это кипрская компания.

— Какова сумма покупки?

— Мы не будем говорить о деньгах.

— Есть версия от источника, что стоимость завершенного проекта около $350 млн, это как-то мало...

— Могу сказать только, что это близко к правде. Сейчас объект достроен на 70-80%.

— У кого приобретали?

— У Николая Шамалова и еще двух физических лиц, его партнеров.

— Почему они продали?

— По моей информации, у них не хватило средств на завершение строительства. Почему я так говорю — потому что еще летом прошлого года они обратились ко мне по вопросу соинвестирования. Так я узнал об этом объекте. Что касается сделки, то она была закрыта на прошлой неделе. Я не могу по условиям о конфиденциальности все договоренности раскрывать. У меня не исповедь все-таки.

— Сколько длились переговоры?

— Только в процессе достижения конкретных договоренностей мы находились месяца четыре-пять. Может, на продавцов и повлияли все эти публикации, я не знаю. Вообще, есть правило — покупать на скандале, а продавать на хороших новостях. Если вы не боитесь купить на скандале, вы сможете заработать.

— Почему вы вдруг решили приобрести недостроенный пансионат?

— У нас одно время было несколько линеек бизнеса — портовый и недвижимость. В период кризиса много писали о том, что мы покупаем тот или иной объект. Мы действительно создаем фонд, он, возможно, будет находиться под управлением инвесткомпании ОАО ИК ТПС, существующей с 2004 года. К лету фонд будет закрыт, мы планируем его размер до $1,5 млрд, у нас крупные инвесторы. Так что покупка пансионата — это профильная для нас деятельность, мы продолжаем заниматься недвижимостью.

— То есть собственником пансионата станет этот фонд?

— Это пока не решено. Возможно, пансионат останется на моей личной компании.

— Фонд будет создан в основном на ваши деньги? Вы и ваши партнеры выручили значительную сумму за Новороссийский морской торговый порт — в прессе были оценки в диапазоне от $1,8 млрд до $2,5 млрд...

— Оттого, что вы будете из разных плоскостей задавать мне вопрос про деньги, я вам не отвечу.

— Вы единственный владелец компании ТПС?

— Нет.

— Расскажите, что именно построите в Прасковеевке — элитный отель?

— Я пока не определился с концепцией. Это может быть что угодно, вплоть до приглашения сетевой международной компании.

— Как же вы покупали, не просчитав экономику объекта?

— Это не так. Была проведена тщательная юридическая и финансовая проверка, а также анализ экономики объекта. Кроме того, для оценки можно использовать два метода — доходный и затратный. Я использовал второй: инвестиции предыдущим собственником были сделаны качественно, достались мне с определенным дисконтом, почему бы нет.

— Какие активы есть у ТПС сейчас?

— ТПС — управляющая компания, сейчас у нас в управлении три комплекса. Первый — "Галерея Краснодар" размером 100 тыс. кв. м на 3,6 га в самом центре Краснодара, он открылся в 2008 году, сейчас идет проработка строительства дополнительной очереди. Второй — развлекательный комплекс "Море Молл" общей площадью 155 тыс. кв. м, с 2010-го строится в Сочи на 12 га на пересечении улиц Донская, Гагарина и Чайковского. И в-третьих, есть офисная недвижимость в Москве общей площадью 15 тыс. кв. м. Когда фонд будет закрыт, продолжится работа по строительству и покупке новых объектов коммерческой недвижимости. [...]


***

Цель сделки — "вывести господина Шамалова из этой ситуации, чтобы не было возможности задать ему один-единственный вопрос — откуда деньги?"

Версия Колесникова

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.03.2011

"Санатория с тремя вертолетными площадками не бывает"

Юлия Ярош

Бизнесмен Сергей Колесников, ранее входивший в совет директоров страховой группы "Согаз", подконтрольной банку "Россия", и написавший открытое письмо президенту Дмитрию Медведеву о коррупции в правительстве, рассказал "Ъ", что он думает о продаже "дворца Путина".

— Бизнесмен Александр Пономаренко приобрел недострой в Прасковеевке. Вы считаете, сделка — это реакция на ваши заявления?

— Да, я думаю, что это реакция на мое письмо, единственное, что я могу еще сказать,— реакция слишком простая. Данный дворец был оформлен на (Николая.— "Ъ") Шамалова, естественно, он мог его продать кому угодно. Другое дело, что главный вопрос остался — откуда изначально взялись деньги на это строительство. Второе: приобретение никак не меняет ситуацию в отношении инфраструктуры, которую построило государство за свой счет, а именно дороги, линии электропередачи, газопровод, системы связи, на это затрачены сотни миллионов государственных денег. Существуют оценки независимых экспертов: километр дороги в горных условиях стоит ориентировочно столько-то, газопровод по горам — столько-то. Хотя, сколько было реально заплачено, неизвестно, это может быть совершенно любая сумма.

— По официальной версии, объект продал господин Шамалов и два его партнера, вы их знаете?

— У меня нет никаких версий по этому вопросу. Я знаю документально только то, что дворец принадлежал компании "Идокопас". Она, в свою очередь, принадлежала компании, 100% которой владел Шамалов. Он мог привлечь какие-то другие лица.

— Еще теперь называют общую стоимость в размере $350 млн. А вы со ссылкой на сметы, которые видели еще осенью 2009 года, говорили о $1 млрд...

— Пономаренко, я не знаю этого человека, но вы сказали, что он являлся бизнес-партнером других бизнесменов, достаточно известных, по фамилии Ротенберги. Правильно? Суммы сделок между одними друзьями премьер-министра и другими друзьями премьер-министра могут быть любыми.

— А зачем вообще Владимиру Путину может понадобиться дворец в России, по-вашему? Есть правительственные резиденции, зачем нужна собственность, которую не очень-то спрячешь?

— Какой смысл иметь много заграничных дворцов, хотя они тоже есть? Я не обладаю этой информацией, но ее можно почерпнуть из источников в интернете. Исполняя роль главы государства, возможности проводить много времени за границей в общем-то нет. А на территории России уже возникла привычка жить только во дворцах. В одном дворце жить скучно. Получается, недостаточно 26 государственных резиденций, нужны еще десятка полтора-два частных.

— Хорошо, если предположить, что пансионат действительно предназначался премьер-министру, теперь его предназначение поменяют, откроют там всесоюзную здравницу?

— Любой бизнес-проект должен быть экономически выгоден. Сделать здравницу, в которой можно максимально разместить 20 человек, эксплуатация которой стоит несколько миллионов долларов, а то и несколько десятков миллионов долларов в месяц, экономически бессмысленно. Если в этом месте построить еще один комплекс для большого количества людей, то это существенным образом скажется на экологии места. Нельзя совмещать экономику и дворцы. Я не сомневаюсь, что никакого бизнес-проекта там быть не может, это скажет абсолютно любой человек, который мало-мальски представляет функционирование резиденций. Санатория с тремя вертолетными площадками, с абсолютно отдельной внутренней энергетической инфраструктурой и всем остальным — не бывает. Я считаю, что все сделано с одной целью — вывести господина Шамалова из этой ситуации, чтобы не было возможности задать ему один-единственный вопрос — откуда деньги?