Неевропейский детектив. Орджоникидзе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"О промышленных конфликтах писать удобно. В промышленном конфликте, как в семейной ссоре, всегда есть оттенки и полутона. Всегда можно изложить мотивы обеих сторон и найти у обеих правоту.

Об убийствах писать неудобно. Убил либо один, либо другой.
Логика конфликта — вероятностная. С одной стороны, с другой стороны.

Логика стрельбы — дискретная. Либо один стрелял, либо другой. На спусковом крючке не помещаются две руки.
Стреляли в вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе. Не убили, потому что машина Орджоникидзе – бронированная. Зато выскочивший охранник ранил двоих. Машину преступников нашли сожженной на улице Красные Зори. Около авто лежал труп двоюродного брата Умара Джабраилова — хозяина группы «Плаза».

Предположим, что в Орджоникидзе стрелял Джабраилов. Получается нелогично.

Во-первых, Орджоникидзе ехал на бронированном «Вольво». Его подрезал «БМВ» с киллерами, водитель затормозил. Почему тормозил? Бронированный «Вольво» снес бы «БМВ» как пушинку. По инструкции водитель должен не тормозить – таранить.

Во-вторых, охранник выскочил из бронированной машины под ураганным огнем и начал отстреливаться. Почему? Насколько удалось выяснить, инструкция спецподразделений в данном случае таки гласит: убрать клиента с линии огня и уехать. Отстреливаться – дело машины сопровождения, если она есть. Открыв дверь и покинув бронированную машину, охранник прямо подвергает жизнь клиента опасности. А если бы сзади тоже были киллеры, подстрелили охранника и застрелили клиента?

В-третьих. Мертвого Салавата Джабраилова нашли возле сожженной машины. Зачем жгут машину? Чтобы уничтожить следы, документы, отпечатки. Почему тогда Джабраилова не сожгли в машине, а аккуратно разложили рядом – с паспортом, пистолетом и записной книжкой?

В-четвертых. Зачем вообще бросили мертвеца? Потому-де, что преступников было четверо, двое ранены, один смертельно, смертельно раненного и бросили? Но добро бы бросили на месте преступления. Или в машине. Так нет. Утащили прочь. Вытащили из машины. Так какого ж черта не дотащили до следующей? Или преступники, ведущие стрельбу из «БМВ», уехали на троллейбусе? Денег не хватило купить «Жигули»?

В-пятых. Машина Орджоникидзе была бронированная, и выбирать для нее броню помогал тот же Джабраилов – еще до того, как эти двое не поделили пирог. Что, убийцы это забыли? Маршрут знали, номера знали, а про броню забыли? Ведь есть же классическая вещь, которую вспомнит любой, например: покушение на Шеварднадзе, когда броню аналогичного класса не пробили из гранатомета.

Я во многом готова заподозрить Умара Джабраилова, но только не в бездарной организации покушений.

В-шестых. Трасса – правительственная. Вдоль обочины — ФСО и соответствующие отделения милиции. Разумно ли стрелять, не имея поддержки среди охраняющих? То есть либо среди ФСО, либо среди ментов данного участка?

Тут надо сделать оговорку. Это все – логические рассуждения. А когда люди стреляют, они делают ужасно нелогичные вещи. Стресс. Я знаю водителя, который перед столкновением полез рукой вниз. Он рукой хотел нажать тормоз.

Предположим, что покушения не было и бронированная машина затормозила не случайно.

Логично? Нет. Зачем Орджоникидзе шум? Ведь, заметьте, ни единого сочувственного голоса не раздалось. Не сказал никто — ни в это покушение, ни в прошлое — дежурных слов о «борце за правду», противостоявшем бандитам и любителям жирного куска. Газеты ограничились перечислением весьма сомнительных проектов, которые курировал Орджоникидзе. Молчаливый приговор: в таких случаях зря не стреляют.

То есть, по логике вещей, покушение для Орджоникидзе невыгодно. Ну не добавляет оно ореола мученика. Наоборот, пахнет отставкой. Мол, слишком скандальная фигура, а деньги любят тень.

Получается, третья сила? Которая была одновременно заинтересована и в компрометации Орджоникидзе, и в разорении Джабраилова? Скажем, в рамках укрепления вертикали власти, федеральной нелюбви к Лужкову и еще большей нелюбви к чеченам?

Идея не новая, изложена еще две с половиной тысячи лет назад, в «Артхашастре» Каутильи. Хитрый придворный рекомендовал царю, который желает имущества ближнего, убить его врага: «Этого, который ночью будет лежать у дверей подлежащего устранению, тайный агент должен убить, а затем разгласить: «Такой-то убит». Тогда другой должен быть лишен своего имущества под предлогом, что он якобы совершил это преступление».

Заметьте – царю. Такие красивые операции уже тогда были доступны только спецслужбам.

Но Каутилья Каутильей, а как могла третья сила контролировать все? Как могла знать, что водитель – затормозит? Что охранник – выскочит? А не поставить в известность Орджоникидзе, но договориться с охранником – это уж, извините, сивый бред. Сложно сверх необходимости.

Словом, логический ребус перед нами весьма изящный: почти классический детектив. Есть одно маленькое различие. В классическом детективе помимо изысканного и запутанного преступления с подмененными уликами и подброшенными трупами есть следователь, воплощающий абсолютную логику. Эркюль Пуаро. Шерлок Холмс.

Даже не возникает в классическом детективе – верном слепке европейского правосознания – мысли, что Шерлок Холмс будет заинтересован не в том, чтобы найти убийцу, а в том, чтобы отнять бизнес у Джабраилова или снять Орджоникидзе.

А похоже, что бы там ни произошло, составной частью замысла являлось именно это: неевропейская ориентация следователей.
"