Неестественная монополия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Сегодня", origindate::08.12.2000

Неестественная монополия

Кто сегодня входит в кремлевский профсоюз олигархов

Алексей Макаркин

Converted 11266.jpg

Александр Мамут контролирует банковскую часть Монополии

Converted 11267.jpg

Олег Дерипаска отвечает в Семье за алюминий

Converted 11268.jpg

Основная сфера деятельности Романа Абрамовича - нефть, но и к алюминию он неравнодушен

Converted 11269.jpg

Искандер Махмудов - медный элемент Монополии

ШИРОКО декларируемая и реально ведущаяся война с олигархами привела к убедительной победе последних. Потому что власть борется не с олигархами вообще, а по своему особому списку, что, собственно, и приводит к впечатляющей победе "внесписочных олигархов". Более того, в результате такой избирательной войны с крупным бизнесом в России появилась Олигархическая Монополия, сосредоточившая в своих руках практически все рычаги и инструменты реального взаимодействия с властью.

Монополия начала складываться еще до "новой эры", в последний период правления Бориса Ельцина, а потому исторически связана с Семьей. Впрочем, Семья образца конца 2000 года мало похожа на Семью годичной давности. Те ее части, которые были приоритетными, по естественным причинам ушли в тень: ни Татьяна Дьяченко, ни Валентин Юмашев не имеют и подобия того доступа к главе государства, которым они обладали при Борисе Ельцине. Зато "экономическая" часть нашла себе нового партнера и бурно разрастается, причем такими темпами, которые и не снились в ельцинскую эпоху.

Два источника и четыре составные части

Когда в начале нынешнего года "Сибнефть" и "Сибалюминий" создали компанию "Русский алюминий", то аналитики заговорили о том, что "Абрамович с Березовским съели Дерипаску". На самом деле рождение "Русала" лишь завершило процесс объединения двух крупных групп влияния и положило начало созданию Монополии.

Первая группа хорошо известна - Борис Березовский, Роман Абрамович и ближайшее окружение Бориса Ельцина. Первым значимым успехом Семьи в экономической сфере стало создание компании "Сибнефть" в 1995 году по инициативе трех союзников. Александр Смоленский тогда занимался финансами, Борис Березовский - лоббированием в высших эшелонах власти, а мало кому известный сотрудник компании "Руником" Роман Абрамович - техническими вопросами. Теперь "Сибнефть" единолично контролирует Абрамович - Смоленский выбыл из "высшей лиги" бизнеса после банковского краха 1998 года, а Березовский оказался сейчас в роли политэмигранта. "Сибнефть" была единственным значимым предприятием, контрольный пакет которого оказался в руках Семьи. Все остальные "семейные" ресурсы ("Аэрофлот", ОРТ) управлялись командами менеджеров, "завязанных" на Березовском, однако контрольные пакеты оставались в руках государства.

Вторая группа известна меньше - ее условно можно назвать "медно-алюминиевой", и возглавляют ее три человека. Искандер Махмудов ("медная" часть), Олег Дерипаска (алюминий) и Михаил Черной (общее консультирование и зарубежное представительство). Вместе эти люди идут по жизни уже почти десять лет. Махмудов был в начале 90-х одним из руководителей российского филиала фирмы "Транс Коммодититес", созданной в США Михаилом Черным вместе с Сэмом Кислиным. А Дерипаска, по некоторым данным, руководил скупкой акций Саянского алюминиевого завода для фирмы ТВГ, интересы которой в России представляли братья Лев и Михаил Черные. В 1994 году Дерипаска с подачи ТВГ становится гендиректором СаАЗа. Махмудов в 1996 году приходит к власти на Гайском горнообогатительном комбинате. Потом был конфликт между братьями Черными, в котором Михаил получил поддержку Дерипаски и Махмудова. Их тройственный союз (без Льва и ТВГ) окончательно оформился в 1998 году. К тому времени Махмудова уже называли "медным королем" Урала.

Однако в 1996 году случилось еще одно, внешне малозначительное событие: структуры Махмудова (Гайский ГОК и "Уралэлектромедь") стали владельцами примерно 35% паев МДМ-банка. Еще 17% оказались в собственности Абаканского отделения железной дороги (мало кто сомневался в том, что за этим собственником стоит Дерипаска). В сумме получился контрольный пакет. Неудивительно, что в банк хлынули новые клиенты, связанные с "медно-алюминиевым" трио.

В 1999 году началось сближение Семьи и группы Махмудова-Дерипаски-Михаила Черного. Мотивы были просты. Семья имела доступ "наверх", но ее ресурсы (кроме "Сибнефти") полностью зависели от расположения к ней власти. Собственность "медно-алюминиевой" группы, напротив, не зависела от колебаний настроений в Кремле, но доступ в этот самый Кремль она не имела (единственным влиятельным союзником братьев Черных в "первой двадцатке" политиков был Олег Сосковец, но его карьера прервалась в 1996 году).

Первым, внешне едва заметным шагом в создании коалиции стало избрание летом 1999 года Александра Мамута, тесно связанного с Семьей, на пост председателя совета МДМ-банка. Получилась своего рода "личная уния" - не очень надежная, но "знаковая". Семье к тому же был нужен крупный банк - к тому времени у нее оставался лишь небольшой Объединенный банк Бориса Березовского, который вряд ли мог претендовать на роль "финансового центра".

Не исключено, что, принимая в банк "семейного" человека, "металлурги" еще не были уверены, стоит ли дружить с Семьей, если рейтинг ее убежденного противника Евгения Примакова постоянно рос. Поэтому других действий по сближению предпринято не было - напротив, Дерипаска ввязался в неудачные переговоры о стратегическом политико-экономическом союзе с Анатолием Чубайсом. К осени стало понятно, что дружить с Семьей стоит, а успех "Единства" на думских выборах ускорил создание Монополии.

Таким образом, Монополия состоит из четырех основных частей. Банк (финансовый центр) держит Александр Мамут. За алюминиевую составляющую отвечает Олег Дерипаска. Медный комплекс - под контролем Искандера Махмудова. Нефть - разумеется, Роман Абрамович (даже если его выберут губернатором Чукотки, никто не сомневается, что он останется реальным хозяином "Сибнефти"). При этом такое разделение труда весьма условно. У Абрамовича есть интересы в алюминиевой сфере, а МДМ прикупил трубный завод. Кроме того, не надо забывать и об остающемся на заднем плане Михаиле Черном и его заграничных связях (в СМИ уже упоминалось о том, что своим успехом Монополия может быть не в последнюю очередь обязана финансовым ресурсам, "утекшим" из России в 90-е годы).

В последнее время Монополия стремительно расширяется, захватывая все новые и новые предприятия. При этом выбор делается очень четкий - берут только то, что эффективно работает или имеет какую-то перспективу. Так, ни ЗИЛ, ни ПО "Москвич" Монополии даром не нужны - пускай Юрий Лужков с ними разбирается. А вот ГАЗ - совсем другое дело. Кстати, когда представителя "Сибалюминия" пару месяцев назад спросили про вероятность покупки ГАЗа, то он только замахал руками в ответ: нам бы, мол, с предыдущими приобретениями разобраться. Спустя полтора месяца ГАЗ стал "сибаловским".

Основных сфер интересов Монополии на сегодняшний день четыре - алюминий, прочие металлургические производства (медь, черная металлургия), нефть, атомная промышленность. Но есть и второстепенные, не менее интересные - например, авиация, автомобильная промышленность, подшипники и даже свиноводство.

Алюминий

Здесь все ясно. "Русский алюминий" контролирует КрАЗ, БрАЗ и СаАЗ - в сумме это второй результат в мире после транснациональной корпорации "Алкоа". В июле 2000 года куплен контрольный пакет Белокалитвенского металлургического производственного объединения - монополиста по производству длинномерных профилей и плит для фюзеляжей и крыльев самолетов. Идут переговоры о покупке Новокузнецкого алюминиевого завода (НкАЗа) - прежние владельцы контрольного пакета, братья Живило, уже продали его посреднику Григорию Лучанскому, а тот торгуется с Монополией. А пока что сторонники "Русала" осуществляют внешнее управление заводом.

Для алюминиевой отрасли нужно сырье. Ачинский глинозем, вокруг которого несколько лет шла борьба между различными командами внешних управляющих - под контролем "Русского алюминия". Куплен Николаевский глинозем на Украине. Впрочем, всего этого не хватает для того, чтобы удовлетворить запросы разросшейся империи даже наполовину. Следующий ход - покупка глиноземного завода в Румынии. Теперь взоры Монополии устремлены в Азербайджан - "Русский алюминий" подал заявку на участие в конкурсе на управление компанией "Азербайджанский алюминий", в состав которой входит глиноземный комбинат.

Прочая металлургия

Это сфера интересов Махмудова. Уральская медь уже принадлежит его фирме, но он быстро расширяет географию "медных" интересов. В августе прошлого года куплено томское АО "Сибкабель" (клиент "Уралэлектромеди"), спустя несколько месяцев прорыв в Кировской области - приобретен контроль над Кировским заводом по обработке цветных металлов (еще один клиент).

Впрочем, была одна небольшая проблема - руководство Качканарского ГОКа, который числился в "империи Махмудова", попыталось "поиграть в сепаратизм". Результат не заставил себя долго ждать - в феврале собрался совет директоров, назначивший новым гендиректором Андрея Козицына (доверенное лицо Махмудова), а затем комбинат был фактически взят штурмом и "очищен" от сепаратистов.

Еще одна побежденная группа - братья Живило, которые управляли Кузнецким металлургическим комбинатом (КМК). Теперь больше не управляют - их сменила компания "Евразхолдинг". Она же осуществляет временное управление Западно-Сибирским металлургическим комбинатом и владеет Нижнетагильским металлургическим комбинатом. В реестре акционеров фирмы нет ни Махмудова, ни Дерипаски, ни даже Мамута. Однако в СМИ неоднократно отмечалось, что "Евразхолдинг" напрямую входит в сферу махмудовских интересов. А значит, тоже далеко не чужд Монополии. Тот факт, что "Евразметалл" формально не принадлежит Махмудову, знающие люди объясняют просто: лишний раз светиться не хочет.

Впрочем, в рамках Монополии Махмудов не является металлургическим (кроме алюминия) монополистом. Так, МДМ в июле 2000 года купил контрольный пакет АО "Кузнецкие ферросплавы". А "Сибал" установил контроль над Жирекенским ГОКом в Читинской области, разрабатывающим медно-молибденовое месторождение. Медь - это любимый металл Махмудова, но он на Дерипаску не в обиде: свои люди всегда сочтутся.

Нефть

"Сибнефть" - любимое детище Абрамовича. Однако до последнего времени экспансии в нефтяной сфере со стороны Монополии замечено не было - и это понятно. Полученный кусок госсобственности надо было переварить.

Казалось бы, "Сибнефть" проиграла самую значительную приватизационную схватку уходящего года - борьбу за ОНАКО с Тюменской нефтяной компанией. Оказалось, что нет - Монополия пока еще не проигрывала по-настоящему. ТНК выложила за ОНАКО более 1 млрд долл., а "Сибнефть" то ли по бартеру, то ли за символическую цену заимела 40% акций "Оренбургнефти", без которой ОНАКО - груда бесполезного хлама. Теперь "победителям" придется сосуществовать с "побежденными".

Атом

Атомная промышленность в России государственная - как и во всем мире. А вот финансовые потоки проходят через коммерческие банки - в основном через МДМ-банк (расчетный банк АО "Техснабэкспорт" - госпосредника по экспорту ядерных материалов и услуг по их обогащению) и Конверсбанк. О первом мы уже говорили - это банк Монополии. Второй принадлежит предприятиям атомной отрасли.

Осенью этого года была проведена не лишенная изящества комбинация - председатель правления МДМ-банка Андрей Мельниченко перешел на другую работу, возглавив Конверсбанк. Акционеров пришлось уламывать долго - сначала удалось добиться увольнения предыдущего президента, затем рассматривали несколько кандидатур, но все же Мельниченко прорвался в кабинет конкурента. Впрочем, теперь уже бывшего.

Экспансия

Различные составные части Монополии разрастаются в самых разных направлениях. Дерипаска в свободное от алюминиевых дел время увлекся машиностроением. Вначале эксперты находили в этом некую закономерность - например, в 1998 году был приобретен самарский "Авиакор" - для производства самолетов нужен алюминий, так что эта операция могла пройти по графе "борьба за рынки сбыта". Точно так же, как и получение 5 из 9 мест в совете директоров АО "Гидроавтоматика" в мае 2000 года (это АО является крупнейшим производителем гидросистем для военной авиации).

Однако автомобильные проекты "Сибала" поставили аналитиков в тупик. Вначале было куплено АО "Павловский автобус", затем установлен фактический контроль над ГАЗом - одним из наиболее адаптировавшихся к рынку автозаводов страны. Несколько месяцев назад в составе "Сибала" создано специальное подразделение - компания "Руспромавто", которая занимается автомобильными проектами. Интересуется "Сибал" и углем - с 1999 года контролирует холдинг "Кузбассразрезуголь".

МДМ начал экспансию на подшипниковом рынке. Вначале договорился с главой Волжского подшипникового завода (ВПЗ) Олегом Савченко об обмене акциями - Савченко стал совладельцем уже принадлежащего МДМ Волжского трубного завода, а МДМ пришел на ВПЗ. Затем ВПЗ при помощи МДМ установило контроль над заводом "Московский подшипник" (бывший знаменитый ГПЗ-1). Сейчас идет борьба за контроль над Самарским и Пензенским подшипниковыми заводами. В ближайшей перспективе - создание холдинга "Европейская подшипниковая корпорация", под контролем которой окажется более 50% российского рынка подшипников. Кстати, партнер МДМ Савченко сейчас баллотируется в губернаторы Волгоградской области.

Казалось бы, подшипники имеют мало общего со страховым бизнесом, но не для МДМ-банка, который купил 33,3% акций одной из крупнейших страховых компаний России "РЕСО-Гарантия". Однако блокирующий пакет в этом случае практически равен контрольному - "РЕСО-Гарантия" перевела большую часть расчетных счетов в МДМ.

МДМ-банк активно участвует и в совместных проектах внутри Монополии - например, принадлежащий "Евразметаллу" НТМК получил от него в 2000 году кредит в 10 млн долл. Но перспективы сотрудничества МДМ и НТМК далеко не исчерпываются этой суммой. В случае если НТМК получит контракт на производство труб большого диаметра для будущего газопровода "Ямал-Европа", весь двухгодичный проект будет оцениваться примерно в 1 млрд долл. Собрать эти деньги берется помочь МДМ - разумеется, на коммерческой основе. Правда, губернатор Челябинской области Петр Сумин утверждает, что на трубопрокатном заводе в Челябинске трубы сделают в два раза быстрее и в два раза дешевле, но шансов выиграть спор с НТМК у него немного.

"Сибнефть" совершила в текущем году два приобретения - логичное и вроде бы нелогичное. Логичное - это ООО "Инпетро", разработчик проектов по освоению нефтегазовых месторождений. Нелогичное - АО "Омский бекон" (свиноводческий комплекс, мясокомбинат и комбикормовый завод). Нефть и свиньи - это круто, однако логика в этом действии есть. Основные предприятия "Сибнефти" расположены в Омской области, а "Омский бекон" - крупнейшее агропредприятие профилирующего для компании региона. Кстати, "Сибнефть" ведет борьбу и за обладанием "Омскэнерго" (точно так же, как "Сибалюминий" сражается за Красноярскую ГЭС, а "Русал" в целом - за "Иркутскэнерго").

СМИ

Эта сфера всегда принадлежала в Семье Борису Березовскому. Результат его экспансии - почти контрольный пакет ОРТ, контроль над ТВ-6, покупка "Независимой газеты", а в прошлом году - издательского дома "Коммерсантъ". Но теперь Березовский в Кремле - персона нон грата. Однако его империя останется в составе Монополии - только ведать ею будет, судя по всему, Роман Абрамович. Тем более что и менеджмент по большей части менять не надо - например, гендиректор ЗАО "ОРТ-Консорциум банков" Наталья Русина в течение двух лет входила в состав совета директоров "Сибнефти", а ранее работала в адвокатском бюро АЛМ (расшифровывается как Александр Леонидович Мамут). Впрочем, некоторые составные части империи Березовского Монополии не нужны - например, канал ТВ-6 может быть в скором времени продан германскому телемагнату Лео Кирху. Зато куда более важен тот факт, что, как уже писала "Сегодня", по некоторым данным, Роман Абрамович контролирует 25% акций компании "Видео Интернэшнл". А это не только хозяин рекламного пространства на каналах ОРТ и РТР, но и фирма, связанная с главой Минпечати Михаилом Лесиным.

Колосс на глиняных ногах?

Монополия выглядит впечатляюще. Не менее грандиозны и ее возможные планы - кого только не называют в числе будущих объектов ее экспансии: от Магнитогорского металлургического комбината до "Норильского никеля". Однако есть одна большая проблема, которая может поставить под удар существование Монополии в ее нынешнем виде.

Дело в том, что Семья ослаблена политически - если в 1999 году она властвовала в Кремле практически безраздельно, то теперь к власти не менее (а в некоторых отношениях и более) близки другие группы - "силовики" и либеральные экономисты. Положение двух высокопоставленных госчиновников, по традиции считающихся "семейными" - Александра Волошина и Михаила Касьянова, - тоже нельзя назвать особо прочным. Слухи о возможной отставке правительства возникают с периодичностью раз в три месяца. Волошин, по словам Бориса Немцова, разошелся с президентом во взглядах на то, каким должен быть российский гимн, и даже не пришел на совещание главы государства с думцами и госсоветчиками. Обычно так поступают в двух случаях - когда позиции чиновника неподвластны никакой стихии или, напротив, ситуация плоха настолько, что можно позволить себе такую вольность - хуже не будет.

Если Монополия останется без "политической составляющей", то она окажется в полной зависимости от президента, который уже как-то публично интересовался, сколько налогов платит "Сибнефть". И перед монополистами будет выбор: или оказаться чем-то вроде советских директоров в управленческой вертикали, или начать отстаивать свою "самость", не останавливаясь перед переходом в частичную, "конструктивную" оппозицию. Правда, Борис Абрамович Березовский уже пытался вести такие игры - и результат хорошо известен.

На этот случай один сведущий человек напомнил подзабытый ныне труд В.И. Ленина "Империализм как высшая стадия капитализма". Классик марксизма-ленинизма призывал не бояться империалистических монополий - главное, в чьих руках власть. Напротив, монополизация помогает "правительству рабочих и крестьян" как можно быстрее провести национализацию промышленности. Что и произошло в 1918 году - на месте былых российских монополистов ("Продуголь", "Продамета" и др.) возникли вполне советские главки. Со своими предшественниками их роднило одно - они тоже были монополиями.

Впрочем, для отдельных частей Монополии даже в самом худшем для нее случае ситуация может оказаться не столь уж плохой. Как сошлись, так и разойдутся - все они способны к независимому друг от друга существованию. Только тогда это уже будет не Монополия.