Незваный гость

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Незваный гость C 1998 г. Николай Колесов - восьмой губернатор Амурской области. Под следствием чуть ли не вся команда Колесова

" «Меня не сковырнуть никаким гвоздодёром; я понимаю, что у многих чешется, чтобы я ушел. Пусть зайдут за угол и почешут», - сказал жителям Николай Колесов месяц назад перед отъездом в Москву, после чего в области больше его не видели. Если подняться на четвертый этаж администрации Амурской области, то кажется, что ремонт губернаторского кабинета остановился. Внутренние стены на этаже снесены, вяло ходят рабочие, и кроме позолоченных полуколонн и лепнины в имперском духе на этаже ничего нет, хотя ремонт длится уже полгода. У прежних амурских лидеров кабинет был неудобный, окнами выходил на площадь, говорят в аппарате губернатора, а размером был с туалет. Теперь унитаз - пока единственная на этаже мебель - едва различим в дальнем конце залы общей площадью 300 кв. м. Из-за этого ремонта начался очередной скандал, когда стало известно, сколько он будет стоить: «В смете указано, что только “шторы в классическом стиле” стоят больше 2 млн рублей», - возмущается коммунистка Татьяна Ракутина. В прошлый понедельник Ракутина организовала пикет: человек десять активистов развернули перед зданием администрации плакаты против назначенного год назад губернатора Николая Колесова. Через два часа их оттуда прогнала милиция, и демонстранты расположились - уже с тремя палатками - напротив нового культурного центра, который в Благовещенске прозвали Бастилией. К четвергу благовещенский майдан насчитывал уже десять палаток, а объявившую голодовку Ракутину на скорой увезли в госпиталь. В Амурской области под следствием чуть ли не вся команда Колесова , и в прошлую среду стало известно, что обвинения предъявлены еще двум крупным амурским чиновникам. Глава жилищного фонда при губернаторе уже под подпиской о невыезде, а руководителя местных коммунальных систем объявили в розыск. «Ничего не можем накопать лично на губернатора: не подписывал документов», - рассказал Newsweek сотрудник амурского следственного комитета. Местные политологи не могут объяснить, почему у губернатора неприятности. Но им ясно: варяг Колесов, приехавший в Благовещенск из Казани по протекции теперь уже бывшего дальневосточного полпреда Камиля Исхакова, там не прижился и за год работы перессорился со всеми. Его предшественник Леонид Коротков стал первым и пока единственным назначенным, а затем снятым по утрате доверия губернатором. То ли Приамурье такое странное место, то ли что-то все же не так с самой практикой назначений: Колесова еще не сняли, а на левом берегу Амура уже спорят, сколько продержится следующий губернатор. ПОВЕЛ СЕБЯ ЖЕСТКО Все предыдущие начальники тут были местными, зато темпы их ротации самые высокие по стране: с 1998 г. Колесов - восьмой губернатор Амурской области. Меняли даже чаще, чем руководителей самой скандальной в российском хозяйстве рыбной отрасли. В Казани Колесов возглавлял связанный с оборонкой завод «Элекон» и, оставив там директором свою дочь, отправился спасать Приамурье, про которое даже есть ощущение, что Кремлю оно вовсе неинтересно: экономики нет, а мороки много. Сам Колесов уже месяц, как говорят, пытается прояснить свои перспективы в Казани и в Москве. Ходили слухи, что годовщину своего губернаторства - 1 июня - Колесов с размахом отметил в Казани, хотя официально был на больничном. Его министр информационной и внутренней политики Евгений Великанов, прошлым летом приехавший из Москвы подготовить Амурскую область к выборам в Думу, говорит, что сложности у Колесова оттого, что он «зашел в чужой регион, повел себя жестко, надавил на экономические интересы, а дальневосточники - народ решительный». А в Благовещенске про Колесова говорят, что он у них случайно и для него это тоже была неожиданность. Бывший спикер заксобрания Олег Турков рассказывает - то ли как шутку, то ли как быль, - что год назад в пришедшем в заксобрание из полпредства факсе было написано, что Исхаков рекомендует своего протеже на Камчатку - там меняли губернатора в те же дни. Случайно или нет попал Колесов в Благовещенск, но действовать он стал действительно жестко. За первый месяц работы он сменил в области треть глав муниципальных образований. «Разгребал то, что осталось от прежнего губернатора», - один из советников этого прежнего губернатора рассказывает, почему вначале действия Колесова вызывали сочувствие: некоторых муниципалов действительно стоило заменить, а [экс-губернатор Леонид] Коротков оттягивал». Тот же советник Короткова считает, что с чисткой мэров Колесов явно переборщил: кадрового резерва нет, и уволь он нескольких, остальные бы и так поняли что к чему. Николай Крючков, бывший мэр Райчихинска, крупного района, где расположено основное областное угольное предприятие «Амурский уголь», ушел первым. Теперь он вспоминает, как увидел нового губернатора на приеме в честь его назначения и сразу понял: послан сделать в области федеральные выборы. К ставленнику системы, как Крючков называет Колесова, у него лично претензий нет: «Вот предыдущий курил у меня в кабинете и окурки гасил в фужере, а этот только матом ругается». Колесов с Крючковым встречались дважды; это подтверждает и сам Крючков. Во второй раз губернатор приехал в Райчихинск вместе с областным прокурором и главой УФСБ, а вышел от Крючкова с подписанным им заявлением об уходе. Поздравляя спецтелеграммой глав районов и городов с 1 Мая, Колесов приписал в ней: «За исключением Константиновского района, города Благовещенска». Крючков предполагает, что в Татарии с их жесткими порядками, наверное, плакали бы, получив такую телеграмму: «А у нас анекдотом стало». И на прошлой неделе свой день города Благовещенск тоже отпраздновал сам, без Колесова. Примерно так же, видимо, Колесов организовал внеочередные выборы в заксобрание - его не устраивал спикер Олег Турков, уверяет сам Турков. За год до срока парламент самораспустился - формально для того, чтобы сэкономить на совмещении новых выборов с федеральными. Амурские коммунисты рассказывают, что Колесов по очереди приглашал депутатов на беседу, и те потом поддержали его идею. Местные политологи уверяют, что на этих выборах Колесов хотел избавиться от коммунистов, и поэтому их едва не сняли, после того как, явно прислушавшись к намекам, половина кандидатов в депутаты от КПРФ вдруг отказались идти на выборы. В декабре выборы в Госдуму Колесов действительно провел уверенно, и «Единая Россия» получила 62,5% голосов. Зато в марте на совмещенных с президентскими выборах в заксобрание КПРФ набрала в 2 раза больше ожидаемого - 18% голосов, и Колесов, по мнению Туркова, в итоге получил еще менее управляемый парламент. Нового сенатора, приводит он пример, заксобрание утвердило только со второго раза. МНОГО НАОБЕЩАЛ Гендиректор «БуреяГЭСстроя» Геннадий Кузнецов в Благовещенск приезжает теперь только на сессии заксобрания: «Колесов, наверное, сам не рад, что протащил меня в Думу», - улыбается он. И рассказывает, что губернатор попросил его - «чисто по-человечески» - помочь со строительством культурного центра (той самой «Бастилии», у которой установили палатки пикетчики), чтобы успеть к кинофестивалю «Амурская осень». «Убеждает наш губернатор очень хорошо», - без иронии говорит Кузнецов. Даже документы на проведенные работы оформлять не стали, так хорошо звучало, сокрушается Кузнецов. Теперь «БуреяГЭСстрой» в Арбитражном суде судится с областным правительством - что оно ему должно 285 млн руб., - а на губернатора Кузнецов пожаловался в прокуратуру: «Так и написал, что Колесов планировал разорить “БуреяГЭСстрой”». Жителей небогатой Амурской области новый губернатор поразил активностью и размахом. «Все наши губернаторы ездили на “Волгах”, Коротков - на “Тойоте”, но тут у всех такие; он иногда пешком домой ходил, - рассказывает чиновник обладминистрации. - А Колесов перекрывал город, когда приезжал на четырех “Мерседесах”». Коротков до сих пор ездит на праворульном джипе с водителем и преподает теперь журналистику в местном университете. «Зачет принимал сегодня, - жалуется Коротков, - так студенты не могут объяснить, что такое общество. Вот что такое общество?» У приамурского общества от нового губернатора впечатления сложные. Сразу после назначения Колесов приехал в деревню Екатеринославка в двухстах километрах от Благовещенска. Собрал всех в доме культуры, рассказывает местный предприниматель Михаил Шаламков, спросил, почему крыши такие худые на главной улице, и пообещал 15 млн руб. на починку. Деньги так и не пришли, и у «аборигенов» остался осадок, говорит Шаламков. От лесных пожаров в Екатеринославке сгорели несколько домов, и даже это, кажется, местные органы готовы повесить на активного губернатора: амурское отделение Росприроднадзора подозревает, что деньги, выделенные на профилактику пожаров, из-за нерасторопности областных властей дошли до лесничеств только в мае, когда уже всё сгорело. «Слишком много наобещал», - описывает ситуацию амурский социолог Герман Желябовский. На Амуре так и не построили ни завод по выпуску «Жигулей», ни новый комбинат по переработке леса, ни новый погранпереход. Колесов снизил, как обещал, цены на электричество - часть тарифа для населения стал оплачивать казанский завод «Элекон», приоткрывает амурские секреты сотрудник местной прокуратуры. С нового года тариф вырос, а покрывать эти расходы родственный «Элекон» больше уже не смог. Еще 15 лет назад, бросая взгляд через реку, на китайскую территорию, амурчане видели только глиняные мазанки и крестьянок, полоскавших белье в Амуре. Теперь там лес строительных кранов и небоскребов, а левый берег какой был, такой и есть, вздыхают жители Благовещенска. На Москву они обижены больше, чем на Колесова, и жалуются, что в Москве про них забыли совсем. ГВОЗДОДЁРЫ Год назад новый губернатор пообещал сформировать команду на месте, а потом стал перевозить в Благовещенск чиновников из Казани. Оттуда прилетели несколько будущих областных министров. «Даже секретарш привез, - возмущается один из сотрудников администрации. - Что, у нас не нашлось бы?» Вице-премьером стала Гузалия Минкина, в прошлом инструктор казанского горкома КПСС, потом глава администрации Московского района Казани, единственная в казанской истории женщина - руководитель района города, а затем замминистра соцзащиты Татарии. Колесову, как она сама говорила, ее рекомендовал экс-мэр Казани Камиль Исхаков, в то время полпред на Дальнем Востоке. «Меня не сковырнуть никаким гвоздодёром; я понимаю, что у многих чешется, чтобы я ушел. Пусть зайдут за угол и почешут», - сказал жителям Николай Колесов месяц назад перед отъездом в Москву, после чего в области больше его не видели. «Гвоздодёр» - это амурский следственный комитет, а неприятности у колесовской команды начались в апреле. Сначала в превышении полномочий обвинили Дмитрия Булдина, мэра города Зея - за то, что он требовал 27 млн руб. с Зейской ГЭС, - и с него началось дело о внебюджетном жилищном фонде. Фонд был организован сразу после приезда Колесова, и с амурских предприятий начался сбор добровольных взносов на новое жилье для малоимущих. По этому делу попал в СИЗО глава колесовской администрации Владимир Кулинич с обвинением, что он требовал от бизнесменов (в обмен на предоставление квоты на использование иностранной рабочей силы) перечислять 1% с оборота в фонд. «Они же сами раньше давали такие же взятки», - оправдывает Кулинича бывший следователь облпрокуратуры Елена Мусатова. Месяц назад она стала его советником. Мусатова тоже считает, что на Колесова ополчились за то, что он активный и круто взял. Прокуратура явно стремится уберечь амурских чиновников от тоже круто взявшего следственного комитета. В конце мая замгенпрокурора по Дальнему Востоку Юрий Гулягин решил изъять дела против команды Колесова, но амурские следователи отказались (мол, без разрешения своего руководства дело не отдадут), и к тому же их поддержал благовещенский суд. Одновременно с Кулиничем арестовали министра здравоохранения Рамиля Тураева - уже по делу о полете на Камчатку, оплаченном за счет бюджета якобы для того, чтобы вывезти оттуда больного амурчанина обратно на родину на лечение. По этому же делу проходит и Гузалия Минкина - она с другими министрами и их семьями тоже летала в Петропавловск этим бортом. По версии их защиты, необходимость в срочной транспортировке больного вдруг отпала, перелет уже был оплачен, и было решено отправить чиновников в командировку, а «Элекон» позже вернул деньги. Минкина сказала потом, что всё выдержит, а следователи, если захотят, могут и к столбу придраться. «У меня и в Казани всё было», - приводила Минкина аргумент, что она приехала «работать, а не хапать». От амурчан в адрес Дмитрия Медведева уже ушло не одно послание с просьбой забрать от них Колесова - и жители собирают подписи, и депутаты писали. До сих пор Кремль не менял губернаторов под давлением с мест, и Медведеву нет нужды менять этот принцип: на местах легко соглашаются с любым принятым в Москве решением, и Кремлю просто незачем идти навстречу элитам в регионах. «Когда утверждали Колесова [губернатором], все сначала были против него, а за ночь [перед голосованием] мнение изменилось. Что же это за элита?» - говорит предприниматель Марат Мкртчян. Семь лет назад он познакомился с местной девушкой по интернету, приехал из Москвы в Благовещенск, женился и возглавил местный игорный бизнес. Экономикой надо заниматься, а не гадать, кто будет следующим губернатором, рационально мыслит Мкртчян. Понятие «политической элиты» для Амурской области неприменимо, согласен с ним бывший журналист и губернатор Леонид Коротков. Сам он под подпиской о невыезде и не может уехать из Благовещенска."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации