Нейтралы здесь не ходят

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Чеченцы перерезают горло солдатам, чтобы ... достучаться до общественного мнения"

Оригинал этого материала
© Радио "Свобода", origindate::24.12.1999, "Бой возле площади Минутка в Грозном - лишь один эпизод из многих"

Из репортажа Бабицкого:

"Надо сказать, что чеченцы перерезают горло солдатам не потому, что они садисты и испытывают склонность к какому-то особо жестокому отношению к солдатам, но просто таким образом они пытаются сделать войну более выпуклой, зримой, яркой, достучаться до общественного мнения, объяснить, что действительно идет война, война страшная, жестокая..."

***

Оригинал этого материала
© Lenta.ru, origindate::04.02.2000

Converted 10268.jpg

Информированный источник из аппарата правительства РФ:

[...] Операция по обмену задержанного в Чечне журналиста Андрея Бабицкого на попавших в плен к чеченцам российских солдат была лишь одним из обсуждавшихся вариантов решения судьбы задержанного без аккредитации корреспондента. Однако, когда стало известно, что задержание в Персидском заливе российского танкера "Волгонефть" кораблем ВМФ США готовилось заранее, и американцы ждали только отлета госсекретаря Соединенных Штатов Мадлен Олбрайт из Москвы, было решено отдать Бабицкого чеченцам.

Дело в том, что Андрей Бабицкий является корреспондентом радиостанции "Свобода", финансируемой Конгрессом Соединенных Штатов. Озабоченность его судьбой высказывали американские официальные лица. Таким образом, обмен журналиста на пленных стал своего рода "косвенным ответом" на задержание танкера[...]

***

Оригинал этого материала
© АПН, origindate::03.02.2000

Нейтралы здесь не ходят

Владислав Шурыгин

Мы с Бабицким - непримиримые идейные оппоненты. Тем не менее, я рад, что он на свободе, и надеюсь, что неуклюжее уголовное дело, возбужденное против него, скоро будет закрыто, поскольку я не считаю, что действия Бабицкого можно сегодня подтянуть под какую – либо статью. Судить его фактически не за что. Его дело - это скорее вопрос морали и нравственности, чем уголовного кодекса.

И при этом я полагаю, что таким, как Бабицкий, должен быть закрыт путь на войну. Почему?

Напомню предысторию. Корреспондент «Свободы» Бабицкий в течение нескольких месяцев работал на стороне чеченских боевиков, поставляя информацию для ряда западных агентств, занимаясь фото и видеосъемкой. Претензии военных к Бабицкому возникли уже давно. И дело не только в том, что во многих его репортажах содержалась резкая критика действий российской армии в Чечне: не следует упрощать. Гораздо важнее другое. Напомню, что именно Бабицким был озвучен целый ряд новостей, которые впоследствии оказались ни чем иным, как дезинформацией чеченских спецслужб.

Сейчас в комментариях и репортажах некоторых СМИ опальный корреспондент «Свободы» возведен в ранг «узника совести», а его деятельность стала чуть ли не образцом «независимой журналистики». На защиту Бабицкого кинулись все кому не лень - от короля эфира Киселева и правозащитников из «Мемориала» до известного адвоката Резника.

Так что же произошло на самом деле, и насколько действительно «чист» и «незапятнан» Бабицкий?

История противостояния оппозиционной прессы и власти - тема старая, как мир. И симпатии публики в этом конфликте почти всегда на стороне слабейшего – то есть прессы. И это нормально. СМИ, если они считают себя независимыми, действительно должны, если не находиться в оппозиции к власти, то как минимум не ассоциироваться с ней. Тем более независимость СМИ ценится во взглядах на такое противоречивое явление как война. И, наверное, именно этот конфликт был увиден многими в истории с Бабицким.

Но насколько оправдан этот взгляд?

Как журналист, прошедший 11 войн, я смею утверждать, что «независимость» журналиста на фронте - понятие чисто условное и зависящее от многих обстоятельств. Определенную независимость может соблюсти на войне иностранец, который рассматривается воюющими сторонами как чужак, и потому не является объектом воздействия или пристального интереса. И то после тщательной проверки на предмет принадлежности к вражеским и любым другим спецслужбам. Но даже он, находясь под бомбами другой стороны, чаще всего начинает ассоциировать себя с теми, у кого находится.

О независимости можно говорить и тогда, когда корреспондент находится вне полосы боевых действий, а лишь эпизодически появляется во фронтовой зоне, освещая конфликт как бы со стороны. Но ни о какой независимости не может идти и речи, если журналист работает непосредственно в полосе боевых действий. И причин тому несколько.

Во-первых, сама обстановка исключает это. В полосе боевых действий невозможно самостоятельное свободное передвижение кого бы –то ни было. Любой неизвестный человек здесь является просто мишенью, которую сначала поразят и лишь потом выяснят, кто это был и откуда. Поэтому работа в зоне боев возможна только в сопровождении одного, а чаще целой группы прикрытия представителей стороны, занимающей здесь позиции. Эта аксиома.

Во-вторых, любые съемки и любое посещение позиций определяются в этом случае старшим в этой группе от местного командования. Он определяет, что можно снимать, а что нельзя. Так что «независимостью» здесь и не пахнет.

В-третьих, получить право доступа в зону боев можно только с позволения главного командования, а для этого у него не должно быть сомнений в лояльности журналиста. Без команды «сверху», или как минимум без личной рекомендации авторитетного командира, ни одно подразделение боевиков или «федералов» журналиста на порог не пустит, а попросту задержит как подозрительную личность и предполагаемого шпиона.

И, наконец, в-четвертых, даже если журналист и сможет как-то проникнуть в зону боев и сделать репортаж, но этот репортаж не устроит тех, о ком он велся, то любая последующая попытка репортера повторить проделанный путь встретит немедленный запрет у «федералов» и пулю в затылок у боевиков.

Не говоря уже о том, что «чужаку» никто не предоставит дефицитный транспорт для передвижения и вывоза пленок, аппаратуру для видео-перегонов и прочие «мелочи», без которых невозможна нормальная работа журналиста на войне.

И вот, как говорили в приснопамятные годы, в свете всего вышесказанного у меня, как у фронтового журналиста, возникают очень большие сомнения в «независимости» и «объективности» «узника совести» Бабицкого. Слишком уж все ходульно.

Он несколько месяцев свободно передвигается и работает среди боевиков, которые традиционно с ненавистью относятся к русским. А к российским журналистам особенно. И если кто-то будет утверждать, что это возможно без доверительных отношений с боевиками, то, извините, это ложь.

По информации тех же чеченцев, Бабицкого регулярно сопровождали представители ичкерийского командования и охраняли выделенные для этого боевики. Что, учитывая дефицит людей в отрядах, невозможно не то что для «независимого чужака», но и даже просто для обычного «стрингера».

У Бабицкого при обыске находят бумагу, подписанную сразу несколькими лидерами Ичкерии, гарантирующую безопасность и беспрепятственную работу. Такие «корки», уж конечно, не даются чужакам.

И, наконец, сам характер деятельности Бабицкого, то количество дезинформаций и слухов, которые им были озвучены, говорят о том, как его использовали и кто его использовал.

Поэтому у меня лично остается во все этой истории только один незакрытый вопрос: сознательно ли работал Бабицкий на ичкерийцев или его, что называется, использовали «втемную»? Но в любом случае Белоснежкой от Бабицкого не пахнет.

И если это «узник совести», то в мозгах россиян что-то действительно свихнулось.

Я могу понять иностранцев, работающих в расположении боевиков, для которых Россия так же чужда и далека, как Чечня. Но понять действия гражданина России, без каких-либо угрызений совести работающего на стороне воюющих против России сепаратистов, создающего себе имя фактически на русской крови, - я понять не могу и не желаю.

С моей точки зрения, поведение Бабицкого выходит за рамки профессиональной этики – и дискредитирует авторитет профессии. Таких, как Бабицкий, нельзя допускать туда, где идет война. Нельзя хотя бы из соображений их собственной безопасности. Иначе мы дождемся того, что воюющая армия начнет сама вершить суд. И в этом случае у нас появятся пропавшие без вести или погибшие от пуль «неизвестных снайперов» журналисты. Не дай Бог!

Впрочем, не стоит забывать и о том, на кого работает Бабицкий. Радиостанция «Свобода» - организация особого рода. И она весьма отличается от той же «Нъю Йорк Таймс», «Би-Би-Си» или «Си-Эн-Эн». И отличается тем, что который десяток лет существует на деньги Конгресса США, проходящие по бюджету ЦРУ. Кстати, по этой причине некоторые писатели и политические деятели на Западе до сих пор считают для себя неэтичным даже давать интервью «Свободе. Так что, каков поп - таков и приход…