Некорпоративное управление

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Некорпоративное управление "Норильский никель" на пороге системного кризиса. РУСАЛ объявил войну Владимиру Потанину в борьбе за его миллиарды

"Прошедшая неделя ознаменовалась очередными кадровыми перестановками в «Норильском никеле». По итогам заседания совета директоров компании, которое состоялось 8 августа с.г., новым генеральным директором ГМК, по предложению главы «Интерроса» Владимира Потанина, был избран Владимир Стржалковский, экс-руководитель Госкомитета по туризму РФ . Прежний гендиректор ГМК Сергей Батехин, также выходец из «Интерроса», не продержался в этом кресле и месяца и сошел на ступеньку ниже: он назначен первым заместителем – исполнительным директором нового главы компании. Что объединяет бывшего и нынешнего гендиректоров ГМК, так это то, что для обоих «Норникель» стал «дебютом» в металлургической отрасли. Кроме того, оба садились в кресло гендиректора «с боем». В частности, против Стржалковского на заседании совета директоров 8 августа с.г. голосовали представители Объединенной компании (ОК) РУСАЛ, владеющей 25% компании. По словам гендиректора ОК Александра Булыгина, в профессиональной компетенции господина Стржалковского есть большие сомнения. Причем не как госчиновника (здесь у него высокая репутация), а как руководителя крупной металлургической компании, которая является лидером отрасли в своей нише. «Я не понимаю, как он будет общаться с инвесторами, руководить производственным блоком, – подчеркнул Булыгин. – Не может человек, не имеющий опыта управления крупными производственными компаниями, руководить «Норникелем». В самом «Норникеле», впрочем, по-прежнему утверждают, что опыт в металлургическом бизнесе и знание индустрии для руководителя ГМК – вовсе не главное. И при этом ссылаются на мировую практику: по словам руководителя департамента общественных связей «Норникеля» Елены Ковалевой, «опыт практически всех крупных и успешных компаний, как российских, так западных, говорит о том, что во главе этих компаний, как правило, стоят хорошие управленцы, необязательно имеющие многолетний опыт работы в данной отрасли». Не совсем понятно, кого имеет в виду г-жа Ковалева. Во всяком случае, не исполнительного директора Rio Tinto Тома Албаниза, который имеет дипломы бакалавра по экономике горнодобывающей промышленности и магистра по горному делу. И не Брэда Миллза из британской Lonmin, чья первая специальность – геология, а вторая – также горное дело. Безусловно, некоторые металлургические компании сегодня возглавляют люди, не имеющие диплома по геологии. Но, например, тот же «финансист» Роджер Агнелли из Vale связан с металлургией почти десять лет, а «управленец» Клаус Кляйнфельд из Alcoa до этого 20 лет трудился в Siemens – компании, активно работающей в смежной с металлургией энергетике. Александр Булыгин назвал «абсурдными» и заявления Владимира Потанина о том, что Стржалковский внесет в компанию много положительного, учитывая «его опыт международной деятельности». Насколько видно из официальной биографии нового главы «Норникеля», международной деятельностью он занимался, главным образом, на посту главы турфирмы «Нева», которая хоть и вошла в пятерку ведущих туроператоров России, но вряд ли имела хоть какое-то отношение к металлургическому бизнесу. Кто все эти люди? Неоднозначное кадровое решение, по мнению представителей РУСАЛа, стало возможным в результате того, что сегодня в компании присутствует только один независимый директор – Ги де Селье. Два других директора Майкл Левитт и Хайнц Шиммельбуш, называемые «Интерросом» независимыми, де-факто таковыми не являются. Так, эксперты международного консалтингового агентства ISS отказываются признать Майкла Левитта независимым директором из-за его прямой аффилированности с «Интерросом». По информации ISS, он является главой компании Stone Tower Equity Partners LLC, которую контролирует Владимир Потанин. Что касается Хайнца Шиммельбуша, то, как говорят в РУСАЛе, его статус как независимого директора также вызывает большие сомнения. Например, в совет директоров возглавляемой Шиммельбушем компании Advanced Metallurgical Group до конца прошлого года входил член совета директоров «Норникеля» от «Интерроса» Андрей Бугров. «Я спросил [Шиммельбуша], провел ли он консультации с миноритариями по кандидатуре Стржалковского, – рассказал Булыгин. – Он ответил, что не имеет ни телефонов, ни времени проводить консультации с миноритариями. Но при этом он нашел время встретиться со Стржалковским». Со стороны «Интерроса» все это – намеренное нарушение элементарных норм корпоративного управления, говорят в РУСАЛе. «Несмотря на то что Владимир Потанин является «отцом» корпоративного управления в России, возглавляя Национальный совет по корпоративному управлению, и должен гарантировать соблюдение корпоративных процедур в «Норникеле», он нарушает все даже самые базовые нормы и практики корпоративного управления, не говоря уже о западных стандартах», – подчеркнул Александр Булыгин. Теряя миллиарды Между тем, по мнению экспертов, ГМК сегодня как никогда нуждается в профессионалах. С этой точки зрения назначение на должность гендиректора «Норникеля» «человека, не имеющего опыта в добывающей индустрии и металлургической индустрии, не вполне логично», считает аналитик инвестиционно-финансовой компании «Алемар» Вадим Смирнов. У «Норникеля» никогда не было проблем с правительством, рассуждает Смирнов, зато есть серьезные проблемы с производством. «Компания демонстрирует падение по всем показателям деятельности – удручающие производственные и финансовые показатели, – подтверждает Александр Булыгин. – Являясь экспертом, я понимаю, что есть падение цен, не самая лучшая ситуация на рынке. Но при этом сравниваю показатели «Норникеля» с Lonmin, Vale, Rio Tinto и их подразделениями, занимающимися аналогичным бизнесом, и делаю вывод, что сегодня у «Норникеля» худшее состояние в отрасли». «Мы в нашем сегменте один из ведущих и наиболее эффективных производителей", – возражает Елена Ковалева. "В этом году произведем в общей сложности около 300 тыс. тонн никеля, что является мировым рекордом", гордится она. Но в РУСАЛе считают эти «рекордные» цифры лукавыми. «Конечно, можно при подсчете производственных результатов просто добавить объем производства, полученный при покупке Lion Ore, но это неправильно, – заявил Булыгин. – Ведь у предприятий «Норникеля» в России по всем видам металла в 2007 году произошло падение от 8 до 12%». По мнению Ковалевой, это попытка интерпретировать факты определенным невыгодным для компании образом. Тем не менее непонятно, как можно интерпретировать иным (выгодным) образом саму отчетность компании, согласно которой производство никеля в России по итогам прошлого года упало на 9%, меди - на 5%. В то же время себестоимость продукции выросла на 66%, существенно увеличились также непрофильные расходы, в том числе административные. На фоне роста мировых цен на металлы чистая прибыль компании снизилась на 12%. Также оказалось, что почти 2 млрд. долл. компанией были просто списаны из-за переоценки купленной за 3,1 млрд. долл. у РАО «ЕЭС» компании ОГК-3 и поглощения канадской Lion Ore, стоившей «Норникелю» еще 6,2 млрд. долл. А зарубежные проекты Lion Ore, в частности в Ботсване, вовсе не были реализованы. Елена Ковалева признает факт списаний, а также срыв проекта по выделению энергоактивов в отдельную компанию, но при этом вновь предлагает обратиться к мировому опыту. По ее словам, сейчас все компании укрупняются, в горнодобывающем, металлургическом секторе эта тенденция также присутствует, и эта «логика приобретения зарубежных активов» также неоднократно доводилась до заинтересованных лиц. Это действительно так, но этот рынок, похоже, не знает других примеров таких огромных убытков, которые понес «Норникель» в результате своего броска в Канаду. Тот же РУСАЛ на протяжении последних нескольких лет последовательно покупал целый ряд активов по всему миру, но ни одно из приобретений, судя по отчетности компании, не было сделано в убыток. Исходя из этого, «заинтересованные лица» в РУСАЛе, владеющем четвертью «Норникеля», понять логику г-жи Ковалевой вряд ли смогут. Как и ее заявления о том, что, «несмотря на списания, финансовая устойчивость компании не пострадала, как и интересы акционеров. «У нас одни из самых высоких дивидендов в целом по отрасли», – с гордостью отмечает Ковалева. Однако на это в РУСАЛе замечают, что свободные средства «Норникеля» в размере около 6 млрд. долл. не только не распределяются между акционерами, но и не идут на погашение восьмимиллиардной задолженности компании, а размещаются на счетах аффилированных с «Интерросом» банков и идут частично на оплату проектов Владимира Потанина. Безмедное существование Новоиспеченный глава ГМК Владимир Стржалковский, говоря о своей роли по итогам заседания совета директоров, отметил, что «Норникелю» нужна господдержка при реализации новых проектов. При этом, ко всеобщему удивлению, совет директоров ГМК принял решение о нецелесообразности самостоятельного участия в разработке Удоканского медного месторождения. «Мы решили, что такой амбициозный проект не потянуть в одиночестве даже такому гиганту, как «Норильский никель», – заявил председатель совета директоров компании Владимир Потанин. Больше того, по словам Потанина выходит, что «Норникель» сам вовсе не собирается инициировать альянс по освоению Удокана и может обратиться к этой теме, «когда будет победитель этого конкурса» и «если будет обращение к «Норникелю». Причем решение такой высокой степени ответственности будет приниматься по многоступенчатой схеме: «этот вопрос рассмотрит менеджмент» (о компетентности которого уже говорилось) и «предложит совету директоров». Все это было сказано 8 августа. А уже через три дня из тех же уст прозвучали иные слова: Владимир Потанин заявил, что для «Норникеля» интересно приращение медных активов. Но если интересна медь, то почему же не удоканская? Ведь это месторождение в Читинской области считается крупнейшим в России по запасам меди и одним из крупнейших в мире. Собственно, и «Норильский никель» – крупнейший в России и один из крупнейших в мире производителей меди, причем с уникальным геологическим опытом работы именно с этими рудами и именно на этих крайне непростых территориях. Казалось бы, Удокан и «Норникель» просто созданы друг для друга. По крайней мере так считали практически все эксперты, специалисты, не «интерросовские» акционеры и топ-менеджеры компании. «У «Норникеля» «есть все компетенции, чтобы самостоятельно участвовать в проекте. По экономике это суперпроект. Я голосовал за Удокан», – говорит Александр Булыгин. В предчувствии экологической катастрофы «ГМК «Норильский никель» находится в кризисе», – заявил по итогам своей недавней поездки в Норильск член совета директоров компании Александр Булыгин. По информации Росприроднадзора и «Гринпис России», содержание загрязняющих веществ в сточных водах предприятия в десятки и сотни раз превышает предельно допустимые концентрации по тяжелым металлам, нефтепродуктам, фосфатам и нитритам, сбрасываемым в реки региона. Около 350 дней в году в Норильске фиксируется повышенный уровень загрязнения атмосферы вредными веществами, из них около 80% – с уровнем до 5 ПДК, около 20% – с уровнем 10 ПДК и более. В свою очередь, международный институт Blacksmith Institute включил Норильск в список десяти самых экологически грязных городов мира. По данным экспертов этой организации, средняя продолжительность жизни в Норильске на 10 лет меньше, чем в остальной России. Онкологические заболевания развиваются у жителей Норильска в 1,65 раза чаще, чем в среднем по России, а у жителей центрального района города – в 2,7 раза. Все эти цифры были приведены в открытом письме, которое Александр Булыгин направил на днях в адрес нового гендиректора «Норникеля» Владимира Стржалковского. По мнению гендиректора РУСАЛа, исправить ситуацию возможно с помощью проведения масштабной экологической программы модернизации предприятий ГМК. РУСАЛ предлагает свою помощь в подготовке технико-экономического обоснования этого проекта, причем готов сделать это бесплатно, говорится в обращении. У компании есть обширный практический опыт в реализации подобных программ: в состав ОК РУСАЛ входит Инжинирингово-строительный дивизион, самостоятельно разработавший и осуществивший экологическую модернизацию одного из крупнейших алюминиевых заводов мира – Красноярского, эффективность которой подтверждена экспертами «Международного института алюминия». Аналогичные проекты сейчас осуществляются и на четырех других алюминиевых предприятиях компании. Вместе с тем, подчеркивает Александр Булыгин, мы избрали форму открытого письма, учитывая практику кулуарного принятия решений в ГМК «Норильский никель». Однако экологические проблемы компании касаются не только ее акционеров, но и всех жителей города Норильска, поскольку речь идет об их жизни, поэтому мы намерены придать этому процессу максимальную открытость. Однако «Норникель» помощь отверг. Потанин перешагнул «рубеж»? Утверждения о том, что руководство «Норникеля» что-то пытается скрыть либо интерпретировать, безосновательны, повторяет как заклинание Елена Ковалева, поскольку «мы – публичная компания, вся наша производственная деятельность, все наши финансовые показатели видны как на ладони, а любая публичная компания просвечивается как под рентгеном». Между тем партнеры компании «Интеррос» по никелевому бизнесу подозревают, что все их предложения блокируются в результате того, что вопреки Закону «Об акционерных обществах» «Интеррос» скрывает информацию об истинном количестве акций, принадлежащих ему в «Норникеле». В соответствии с корпоративным законодательством РФ, акционер, владеющий в сумме более 30% акций российского ОАО, обязан сделать остальным миноритарным акционерам обязательное предложение о выкупе. Этого, однако, не происходит ни в компании «Полюс Золото», где Владимир Потанин и его структуры владеют 35,2% акций, ни в «Норникеле». Хотя множество данных, от отдельных заявлений экспертов до косвенных показателей, говорит о том, что группа «Интеррос» прошла этот рубеж. К примеру, по результатам голосования на общем собрании акционеров «Норникеля» только за зависимых директоров, представляющих группу «Интеррос», было отдано примерно 34,8% голосов. Елена Ковалева также сообщила, что в годовом отчете ГМК больше 300 страниц, где «очень подробно рассказано все и по производству, и по финансам, а бухгалтерский отчет компании аудируется по международным стандартам финансовой отчетности». Однако, похоже, что объем годового отчета ГМК – это вопрос, который тревожит партнеров «Интерроса» в последнюю очередь. Если «Интеррос» и лично Владимир Потанин, используя подставные структуры, действительно сконцентрировали в своих руках более 30% акций «Норникеля», то «это нарушение наших интересов как акционеров «Норникеля», говорят в РУСАЛе. Компания уже заявила о том, что готова отстаивать свои интересы в суде, и попросила ФСФР разобраться. Предпродажная подготовка Угрозы обращения в ФСФР, по всей видимости, повлияли на Владимира Потанина. Уже 11 августа он заявил, что «Интеррос» готов уменьшать свой пакет для укрепления компании». Тем временем не в последнюю очередь из-за действий «Интерроса» акции ГМК неуклонно дешевеют: сейчас капитализация «Норникеля» составляет 36 млрд. долл., а еще недавно она была 60 млрд. долл., то есть упала практически вдвое. «Я полагаю, что это делается целенаправленно, – говорит Александр Булыгин. – Либо это профессиональная некомпетентность, в чем я сомневаюсь, либо намеренные действия». «Снизить капитализацию для целей, насколько я понимаю, проведения некоей клубной сделки с кем-то из третьих участников рынка», – сказал он. Сложилась странная ситуация: бумаги «Норникеля» дешевеют, а крупнейший их держатель публично выражает готовность поделиться своей долей с другими участниками рынка. Где же выход? Найти выход из данного тупика пытается РУСАЛ. Как заявил Александр Булыгин, «компания ни при каких условиях не намерена продавать свой пакет акций в «Норникеле». Мы не спекулянты, а стратегические инвесторы». А значит, РУСАЛ как никто другой заинтересован в восстановлении стоимости компании и будет к этому стремиться. В частности, компания намерена добиться этого в результате переизбрания совета директоров на внеочередном собрании акционеров, которое она намерена созвать в ближайшее время. Цель РУСАЛа – добиться избрания в совет директоров по-настоящему независимых директоров, предложенных миноритарными акционерами, и независимого председателя, которые разработают стратегию развития компании и будут действовать в интересах всех акционеров, в том числе открыто и конструктивно обсуждая вопросы возможных объединений. Ведь если проанализировать, то у потенциального объединения «Норникеля» на платформе РУСАЛа есть не просто индустриальная логика, но и серьезный синергетический эффект, который «Интеррос» Потанина не хочет видеть в упор – ведь так не хочется терять безраздельный контроль. Одна надежда на то, что в публичной компании, какой является «Норникель», все-таки будут восстановлены элементарные практики корпоративного управления, а стратегические решения будут приниматься не по указке «Интерроса», а с учетом мнений и интересов всех акционеров новым расширенным советом директоров."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации