Немцов кинул Ходорковского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::09.06.2003, Фото: "Коммерсант"

Немцов кинул Ходорковского. Олигарх уже подключил прокуратуру

Илья Попцов

Converted 14524.jpg Есть риск, что свою избирательную кампанию по выборам в Госдуму лидер СПС Борис Немцов будет вести из следственного изолятора. Старые нижегородские дела, похоже, настигают его на самом пике его политической карьеры. Впрочем, некоторые считают, что пик уже давно прошел.

Одному из старых друзей Немцова однажды уже пришлось вести избирательную кампанию из-за решетки. Это был скандально известный нижегородский предприниматель Андрей Климентьев, это с ним Немцов не поделил пресловутые «навашинские миллионы».

История это давняя, а потому, многим, в том числе и Немцову, казалось, что она уже забыта.

Лучший друг Немцова, практически руководивший во времена его губернаторства всей экономикой области Андрей Климентьев приватизировал, находившийся почти на отшибе региона Навашинский судостроительный завод. Как и многие другие машиностроительные предприятия, завод в середине 90-х переживал глубокий кризис. Все что он мог делать, так это понтоны для армии и сухогрузы для пароходств. Однако сбыта и платежеспособных заказчиков не находилось, а потому сухогрузы строить здесь перестали, а понтоны складывали на заводской территории.

Приватизировать завод Андрею Климентьеву оказалось легко. Предприятие оказалось градообразующим, а так как работы и денег на нем не было, то рабочие предприятия за его акции не цеплялись, более того их продажа оказалась для них единственным источником доходов. Более того, когда Климентьев стал хозяином предприятия, на заводе стали платить зарплату. Правда, по схеме ни до, ни после, похоже не применявшейся. Климентьев сказал рабочим, я вам ничего не должен, а потому дам в долг, а заработаете -- отдадите, я же дам вам и работу. Деньги рабочим стали выдавать как бы в бессрочный и беспроцентный кредит, возвращать который, кстати, так и не пришлось.

Возродить предприятие Климентьев решил за счет кредита. И друг Немцов помог ему получить кредит Минфина под гарантии бюджета Нижегородской области.

Что дальше произошло между друзьями, доподлинно знают не многие. Сам Климентьев рассказывал, что Немцов много возомнил о себе, и решил забыть, на чьи деньги он избирался, и проявить самостоятельность. Люди близкие к Немцову говорят, что наоборот, Климентьев решил, что может помыкать губернатором. Рассказывают, что Климентьев, приезжая на дачу Немцова, еще от ворот начинал вопить на всю округу: «Подайте мне сюда этого еврейского мальчика!»

Так или иначе, бывшие друзья стали выяснять, кто из них хозяин в регионе. Сегодня уже мало кто помнит, что именно Климентьев стал инициатором расследования по кредиту Минфина. Два миллиона долларов из этого кредита, вопреки условиям кредитного договора с Минфином, были положены на депозит в банк другого друга Немцова – Бориса Бревнова. Когда Климентьев потребовал эти деньги на выполнение инвестиционной программы, банк ему их выдать отказался, тогда он и пожаловался в Минфин на нарушение условий кредита.

Однако свои силы он явно переоценил. Немцов в это время титуловался не иначе как преемник Ельцина, друг Сахарова, к нему в гости приезжала Маргарет Тетчер, а Климентьев лишь подпольный хозяин Нижегородской области – бизнесмен с уголовным прошлым. Пожалуй, не трудно было догадаться, на чьей стороне окажется правосудие.

Впрочем, на первом этапе правосудие оплошало. Конечно, у нижегородской прокуратуры, налоговых инспекции и полиции, у РУБОПа давно чесались руки, покопаться в делах Климентьева. Однако до этого им мешало покровительство Немцова. Когда же Немцов разрешил, оказалось, что подступиться к Климентьеву не с чем. Из его офиса не вылезали проверки, чуть ли не еженедельно раздавались победные реляции: «Нашли!», но еще через неделю оказывалось, что все не то. Может быть, его бизнес нельзя было назвать абсолютно законным, но и незаконным он не был. Раз за разом юристы опального бизнесмена опровергали все обвинения. Оказалось, что Климентьев использовал любую «дырку», любую недоговоренность, любую прореху в законе, ни разу не нарушив его. А потому, когда дело дошло до первого суда предъявить Климентьеву оказалось нечего. Чтоб уж совсем не обидеть заказчиков процесса, один из которых в это время стал вице-премьером, а второй председателем совета директоров РАО «ЕЭС», суд приговорил бизнесмена к тому сроку, который тот уже провел в заключении во время следствия.

Результатом остались недовольны обе стороны. Климентьев подал аппеляцию, желая получить полное оправдание. Нижегородская городская прокуратура решила обжаловать приговор, желая добиться более сурового наказания.

Но счастье уже не могло улыбнуться Климентьеву. Как мы отметили, Немцов стал уже вице-премьером, Бревнов то ли вторым, то ли первым человеком в РАО «ЕЭС» (пытаясь выяснить это, он потом и вылетел оттуда с треском), а таких высокопоставленных свидетелей у нас в стране не сажают. Кроме того, в этой компании оказался и бывший министр финансов Борис Федоров, и ряд других высокопоставленных чиновников. В результате после второго суда Климентьева осудили на шесть лет и конфискацию. Конфисковывать, правда, оказалось нечего, выяснилось, что у бизнесмена просто ничего нет… кроме очень богатых родственников, которые и владели официально его машинами, квартирами, ночными клубами и заводами.

Сегодня уже ни кто не скажет, действительно ли Климентьев хотел украсть те шесть миллионов долларов, которые он перевел в Норвегию, в оплату оборудования и разработки проекта современного сухогруза, или же он всерьез заботился о реализации инвестиционной программы Навашинского завода. Факт в том, что из-за процесса против него деньги так и остались в Норвегии, завод – без работы, область с долгом перед Минфином в несколько миллионов долларов. Буквально через год, после кризиса 1998 года, этот долг увеличится в рублевом эквиваленте еще в четыре раза, а вместе с другими заимствованиями Немцова за счет регионального бюджета, буквально раздавит нижегородскую экономику и из десятки регионов-доноров выбросит область в разряд дотационных.

Но у Немцова уже начнется московский этап карьеры, а потому будут забыты и Навашинские миллионы, и аферы с «Инкомбанком», который при содействии Немцова за мизерный кредит получит здание из федерального бюджета, и многое-многое другое, достойное внимания правоохранительных органов.

И, наверное, так ни кто и не вспомнил бы о делах минувших дней, если б накануне кампании по выборам в Госдуму в ближайшем декабре, Немцов не обидел одного из главных своих спонсоров.

По сложившейся еще в ельцинские времена традиции российская экономическая элита давно привыкла прикармливать отечественный политический бомонд, не разбирая при этом, кто правый, кто левый. Одни и те же компании отчисляли деньги на выборы и демократам, и коммунистам, и либералам. Другими словами всем, у кого был хоть малейший шанс перебраться через пятипроцентный барьер на выборах. Выгоды от такого лоббирования были очевидны, а потому, в общем-то, не удивительно, что отчисления на содержание полного спектра партий представленных в Госдуме все крупные компании закладывают, чуть ли не в бюджет.

Новую практику вдруг стал вводить глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский. Если раньше и сами партии брали деньги у всех, кто дает, по принципу «деньги не пахнут», то теперь Ходорковский предложил им быть более разборчивыми. Свои деньги он перечисляет лишь тем, кто дает обязательство не брать у других. Дал такие обязательства и глава СПС Борис Немцов. Однако в отличие от других партийных боссов сдержать не сумел. Не сумел отказаться от «подарка» старых друзей из Альфы и еще двадцати альтернативных источников.

На что Немцов рассчитывал не понятно. Утаить от Ходорковского подобную информацию ему бы все равно не удалось. А когда в «ЮКОСе» узнали о «неразборчивости» Немцова, да он еще и заартачился с выполнением взятых на себя политических обязательств, то, естественно, перекрыли СПС отчисления. Кроме того, похоже, что Михаил Ходорковский тоже решил показать Немцову кто в доме хозяин, как тот когда-то доказывал это Климентьеву.

А потому на свет были вытащены как старые дела по навашинским миллионам, так и несколько новых. К делу вновь подключили прокуратуру, на этот раз, правда, Генеральную, которая теперь и должна разобраться с долей вины экс-губернатора в разбазаривании бюджета нижегородской области.

Впрочем, пока прокуратура еще находится в нерешительности. Немцов хоть уже и не вице-премьер, но все-таки контролируемая оппозиция. Решено, что стимулировать прокуратуру к действиям должна пресс-конференция, которую на днях должен дать один из бывших соратников Бориса Немцова по работе в администрации нижегородской области. Этот бывший высокопоставленный чиновник нижегородской областной администрации в свое время оказался замешан в аферах с водкой, зерном и иностранными инвесторами. Ему самому грозил не малый срок, который ему согласились простить за показания против бывшего шефа. Конечно, программы защиты свидетелей в нашей правоохранительной системе еще не существует, но она имеет не менее действенные механизмы. И эти механизмы уже запущены.