Ненавязчивая роскошь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Питерские чиновники строго выдерживают стиль, как будто специально для них созданный

1256909053-0.jpg Если есть места, до которых финансовый кризис до сих пор не добрался, то одно из них — безусловно Смольный. Правительство города и сегодня позволяет себе расходовать баснословные суммы на столы с двойной позолотой, стулья, обтянутые натуральной высококачественной кожей в стиле классицизма, настенные светильники и портьеры, сшитые по образцам XVIII–XIX веков, и многие подобные мелочи.

Время от времени кажется, что петербургские чиновники живут в какой-то другой стране с совсем другими проблемами и условиями…

А ремонт — по расписанию

Война войной, а обед — по расписанию. Шутливую присказку госслужащие северной столицы, похоже, взяли на вооружение, перефразировав: кризис кризисом, а ремонт — дело святое, и нельзя его откладывать в долгий ящик.

Всерьез взяться за некоторые помещения и обновить их интерьеры решил на днях петербургский Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА). Около 22 млн рублей из городского бюджета планируется потратить на два зала в здании вышеуказанного комитета. На эти деньги собираются отремонтировать конференц-зал (площадью 120 кв. метров) и аванзал (площадью 53 кв. метра) (где впоследствии обещают проводить заседания Градостроительного совета Петербурга), а также поменять их внутреннее убранство. В частности, на ремонтно-реставрационные работы в обоих залах казна выделяет 7 млн рублей, на приобретение видеопрезентационного оборудования — более 9 млн рублей, на новую мебель и прочие интерьерные изыски — порядка 5 млн рублей.

Если конкурс состоится и будут выдержаны сроки поставки, то все перечисленное появится в здании КГА на площади Ломоносова, 2, уже к концу декабря 2009 года.

За золотым столом сидели

Благодаря чиновничьему рвению эксперты Градостроительного совета Петербурга, а еще чаще специалисты и руководители комитета станут проводить свои встречи в обстановке повышенной комфортности и респектабельности. Преданные огласке условия сразу трех конкурсов, объявленных в рамках государственного заказа, не оставляют сомнений в этом.

Так, 7 млн рублей придется выложить, чтобы оштукатурить помещения и привести в порядок настенные росписи.

А размещенное на сайте петербургского госзаказа техническое задание на поставку мебели включает вполне тривиальные по своим функциям предметы, однако оцененные запредельно высоко:

— стол президиума, изготовленный из массива дерева, с линиями патинированной позолоты, покрытой двойным слоем обработки — около 1 млн рублей;

— стол для секретаря — 248 тыс. рублей;

— стол оператора зала — 235 тыс. рублей;

— стол для макетов — 127 тыс. рублей и пр.

Опубликованная здесь же спецификация на настенные светильники сообщает, что они непременно должны быть выполнены из литейной кованой латуни с отделкой из позолоты. Предполагаемая цена — от 40 тысяч рублей за штуку. Светильников требуется около 30.

Еще один из лотов предусматривает покупку 11 вазонов на сумму 767 тысяч рублей. Вазоны чиновники хотят иметь из гранита — неизменного спутника великодержавного стиля управления и мысли. Начальная стоимость каждого из предметов составляет от 49 до 105 тысяч рублей.

По задумке организаторов конкурсов, окна залов украсят большие плотные шторы. Стартовая цена их — 210 тысяч рублей. Портьеры сотрудники комитета заказывают на подкладе, с оформлением бахромой по карнизу, из тканей, сделанных по образцам тканых материалов XVIII–XIX веков в стиле классицизма.

В целом техническое задание на грядущий ремонт и будущее оснащение конференц-зала и аванзала демонстрирует: заказчики позаботились о том, чтобы все предметы интерьера строго следовали канонам классицизма.

Современные дизайнеры утверждают, что этот стиль специально создан для респектабельных и уверенных в себе людей, которые ценят ненавязчивую роскошь.

Само по себе стремление к роскоши — полбеды. Хуже то, что свою тягу к прекрасному чиновники вновь удовлетворяют за бюджетный счет.

Официально

Ирина БОНДАРЕНКО, помощник председателя Комитета по связям с общественностью:

— В настоящее время осуществляется ремонт одного из помещений здания Комитета по градостроительству и архитектуре на пл. Ломоносова, 2, общей площадью 173 кв. метра. Проведение ремонтных работ обусловлено необходимостью сохранения помещений здания, являющегося памятником. Сейчас исторические интерьеры, штукатурка и росписи находятся в неудовлетворительном состоянии.

С целью сохранения данных помещений после окончания ремонтных работ принято решение о нецелесообразности размещения в них рабочих кабинетов сотрудников КГА.

Объект ремонта является памятником и находится под охраной КГИОП ввиду наличия уникальных архитектурных деталей XIX века. Соответственно, в ходе ремонтных работ в данном здании учитываются требования законодательства об охране памятников по многим позициям, в том числе по выбору осветительных приборов. В соответствии с требованиями органов по контролю за использованием и охране памятников исключительно при осуществлении ремонта возможно воссоздание объектов интерьера. Закупаемые предметы интерьера имеют соответствующие историческому описанию характеристики и параметры и, как следствие, соответствующую стоимость.

В указанных помещениях после завершения ремонта действительно планируется проведение заседаний Градостроительного совета, семинаров, конференций, международных архитектурных конкурсов и выставок.

Оборудование, планируемое к закупке, отвечает современным техническим возможностям проектных организаций, архитектурных компаний, в том числе и зарубежных. Кроме того, оно обеспечит возможность доступа и обсуждения рассматриваемых проектов как для общественности, так и для средств массовой информации, поскольку в двух отреставрированных залах расположится постоянно действующая выставка с актуальными проектами, которая будет открыта для горожан.

Прямая речь

Никита ЯВЕЙН, архитектор, руководитель ООО «Архитектурная мастерская «Студия 44», член Градостроительного совета Петербурга:

«Здание комитета ремонтируют подозрительно часто»

— Последнее заседание Градостроительного совета состоялось 23 октября. Оно проходило в здании КГА, на площади Ломоносова, 2, в помещении, которое называется Белый зал. Обычно там всегда проходят заседания. Иногда — в зале инвестиционного комитета. Тот зал еще красивей и удобней. Он недавно был отремонтирован.

Я не в курсе ремонта, который сейчас намечается в здании КГА. Но его все время ремонтируют как-то подозрительно часто.

Сергей СОКОЛОВ, зав. секцией градостроительства Санкт-Петербургского союза архитекторов, академик архитектуры РААСН, академик МААМ, профессор, член градостроительного совета СПб, бывший главный архитектор Петербурга (с 1983 по 1991 г.):

«Может быть, это попытка воссоздания утраченного»

— Я считаю, что это не помещение для Градостроительного совета, а приемная министра просвещения Российской империи, где располагались кабинеты министра просвещения Российской империи и его заместителей.

Может быть, приобретение этой мебели — попытка воссоздания утраченной. Здание на площади Ломоносова, 2, — памятник архитектуры. В принципе, все расходы из госбюджета по реконструкции и реставрации памятников истории и культуры находятся под контролем КГИОП. Если КГИОП в реставрации участвует, то у них есть сметчик, который оценивает стоимость работ.

Я являюсь членом градсовета и посетителем этих помещений. Мое мнение для определения затрат не имеет никакого значения, тем более легитимного.

Я работаю как член градсовета только в Белом зале, в остальных помещениях бываю очень редко. Я считаю, что Белый зал подлежит реставрации. Но в каком объеме — это дело тонкое. Я специально не задавался данным вопросом.

Иван УРАЛОВ, заслуженный художник РФ, профессор Российской академии художеств, директор Института искусств СПбГУ, бывший главный художник города (с 1995 по 2005 г.), экс-член Градостроительного совета СПб:

«Золото надо вызолотить до бешеного блеска»

— В помещении, где проходят заседания Градостроительного совета Петербурга, я не был почти год. Но проработал в этом здании одну шестую часть своей жизни. Я его люблю. Оно стало частью моей жизни. Там нормальная современная офисная мебель, дорогие офисные столы для секретарей. Темно-зеленые и бордовые мягкие стулья. Мне кажется, не очень красивые. Но они не были истрепанными или ужасными. Этой мебели лет шесть-семь.

То, что уцелело огромное здание, выстроенное в 1828–1834 гг. по проекту Росси, и то, что кое-где осталась даже старая настоящая мебель времен Росси — само по себе великолепно.

В этом здании сохранилось всего несколько кабинетов, залов, вестибюлей и лестниц, которые соответствуют тому времени. А многое изменилось, перекроилось, приняло эстетику поздних времен, весьма малообоснованную.

Это и коридор, который ведет из зала. Он странный: и не офисный, и не XIX века, а напоминающий упражнения художественного фонда советских времен. Но дело не в этом. Сам зал и кабинеты, к нему прилегающие, — несомненно большая ценность.

Очень хотелось бы, чтобы эти помещения сохранились за КГА. Потому что такой город, как наш, на мой взгляд, обязан ряд важных комитетов (по культуре, по градостроительству) селить в знаковых помещениях — во дворцах, в особняках, в таких местах, где хочется застегнуться на все пуговицы и вести себя соответственно. Мне кажется, это верно. Но я боюсь, что однажды КГА оттуда выселят. Такие разговоры шли, и не раз. Я бы хотел надеяться, что этот ремонт будет не для какой-то другой структуры, а все-таки для КГА. Это первое.

Второе — общее впечатление от интерьеров. Я никогда не работал в КГИОП. Не знаю, что думает по данному поводу охрана памятников. Но, на мой взгляд, эти помещения находятся в приличном состоянии. Я бы не сказал, что они в плохом состоянии, когда их нужно обновить.

Я думаю, где-нибудь в Италии даже гордились бы такой легкой поношенностью. Печатью времени, припыленностью, чем-то настоящим. Мы, к сожалению, не итальянцы, и позволяем себе золото вызолотить до бешеного блеска, мрамор отполировать и создать такое ощущение, как будто все сделали вчера. Итальянцы так не делают. А Петербург — город, который во многом построили итальянцы. Эта эстетика нам все-таки должна быть присуща.

Третье — необходимость ремонта. Честно скажу — не знаю, нужен там ремонт или нет. Но, по-моему, можно было бы немного повременить. Особенно в какие-то кризисные времена.

Если все сводится к тому, что нужно просто создать пафосное место, где будут проходить заседания Градостроительного совета, — одно дело. Если это попытка создать себе некий комфорт — другое.

Суммы, которые запрашиваются, весьма высокие. Я думаю, эту проблему в Европе решили бы совсем иначе. Они, возможно, действительно слегка привели в порядок зал и сохранили бы пыль веков. А мебель, скорее всего, приобрели бы какую-то суперсовременную и легкую. Это был бы такой хайтек, который бы складывался и складировался легко. Был бы очень легок в перемещении. Так делаются современные конгресс-центры, которые могут находиться и в старинных зданиях, и в современных. Мебель выполняла бы роль некоего идеального слуги, которого не видно. Он выполняет свою функцию, но не надоедает своим присутствием. Власти во всем мире очень аккуратно и осторожно тратят деньги.

У нас же, видимо, собираются купить мебель а-ля Росси — с золочением, бархатом и т. д. Это тоже, наверное, возможно. Но нужно все-таки не забывать, что это будет стопроцентный новодел, стоящий избыточно больших денег. В чем смысл: купить ненастоящую дворцовую мебель, которая таковой не является, а является продуктом производства тех же итальянских, французских и еще каких-нибудь фабрик? Она все равно уже ненастоящая, все равно поддельная, она напоминает нам что-то новорусское. Я этого боюсь. Это плохо.

Если же этот зал хотят превратить в зал заседаний Государственного Совета, почти в музей — наверное, это тоже обсуждаемо. Тоже возможно. Но стоит ли? Это значит, мебель должна стоять там постоянно и неподвижно и не трогаться. А сделать все это для того, чтобы семьдесят человек сели на золоченные стулья с бархатом из красного дерева — мне кажется, это избыточно. Мне кажется, что можно современнее и скромнее.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::30.10.09