Ненадлежащие лица

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ненадлежащие лица Генпрокуратура выиграла судебный процесс у еще одного ответственного сотрудника СКП

"Представители Генпрокуратуры вчера одержали важную аппаратно-бюрократическую победу над коллегами из Следственного комитета при прокуратуре (СКП). По представлению ведомства Юрия Чайки Верховный суд РФ (ВС) отменил решения Тверского райсуда Москвы и Мосгорсуда, которые год назад признали незаконным увольнение из органов прокуратуры по порочащим мотивам Анатолия Багмета, ныне занимающего должность начальника московского управления СКП. Сам по себе этот процесс вполне мог бы считаться частным случаем трудового спора чиновника со своим начальством. Однако, в свете непростых отношений между руководством Генпрокуратуры и СКП этот случай имеет принципиальное значения не только для самих органов прокуратуры, и но и, во многом, для всей правоохранительной системы. Более того, разбирательство по «делу Багмета» может грозить далеко идущими последствиями, причем, не только сугубо аппаратными и кадровыми, но и процессуальными. По сути, после вчерашнего решения ВС (оно, правда, пока не вступило в законную силу и наверняка будет обжаловано), получилось, что г-н Багмет был уволен в свое время все-таки законно и именно по порочащим мотивам - за нарушение норм прокурорской этики. Соответственно, следуя логике, назначение его на последнюю должность в СКП может считаться незаконным. В результате, теоретически возможен вывод, что он незаконно вообще все время работал в этой должности, то есть, являлся «ненадлежащим лицом», попросту, посторонним человеком, который не имел никаких полномочий. Если же эта логическая цепочка будет оформлена юридически - через приказы, представления и судебные решения, может сложиться беспрецедентная и абсурдная ситуация. Формально появятся основания для отмены всех документов, утвержденных и подписанных г-ном Багметом в должности начальника московского управления СКП. Переоценить же последствия этого трудно. Фактически речь пойдет о легитимности всех уголовных дел, к которым за время работы так или иначе «приложил руку» г-н Багмет - а это сотни, если не тысячи расследований, причем наиболее значимых - об убийствах, взятках и т.д. Кому и зачем это надо - можно лишь догадываться. Исходя же из хроники конфликта между Генпрокуратурой и СКП можно предположить, что об этом аспекте вчерашнего разбирательства просто никто не подумал. И, вероятнее всего, он возник как «побочный эффект» от затянувшегося процесса выяснения отношений между руководством двух ведомств. Как известно, СКП был создан в сентябре 2007 года в результате в авральном порядке проведенной реформы УПК. В результате прокуратура была лишена полномочий по возбуждению и расследованию уголовных дел, а также значительной части полномочий по надзору за следствием. СКП же хоть и формально значится «при прокуратуре», но реально является практически самостоятельным ведомством, куда более могущественным, чем сама Генпрокуратура. Так, например, глава СКП попутно хоть и является заместителем генпрокурора, но именно он уполномочен возбуждать уголовное дело в отношении самого генпрокурора. Генпрокуратура изначально высказывалась против такой реформы, а после создания СКП постоянно пыталась найти изъяны в работе ведомства, критикуя и оспаривая те или иные решения СКП по наиболее «громким» уголовным делам. В конце концов и дело дошло до того, что руководство Генпрокуратуры и СКП начали судиться, пытаясь доказать, что же из них «главнее». В пользу версии, что г-н Багмет стал случайной «жертвой» этой политической борьбы говорит тот факт, что подобное судебное разбирательство уже не первое. Как уже сообщала «Время новостей» (см. номер от 3 марта 2009 года - Ред.), в феврале Генпрокуратура одержала верх над СКП при разбирательстве в ВС дела о другом ответственном сотруднике СКП - бывшем начальнике Следственного управления по Краснодарскому краю Александре Глущенко. Генпрокуратура, оспаривая законность возбуждения одного второстепенного дела, через суд добилась признания того, что г-н Глущенко являлся также «ненадлежащим лицом». Доказано это было на основании Конституции РФ и закона «О прокуратуре». Как выяснилось, при реформе УПК в 2007 году были оставлены некоторые спорные моменты. В частности, Генпрокуратура смогла доказать главное, видимо, с ее точки зрения - что генпрокурор обладает большими полномочиями, нежели глава СКП, и последний обязан подчиняться его приказам. (В том конкретном случае речь шла о том, что г-н Глущенко был назначен на работу в СКП главой ведомства Александром Бастрыкиным вопреки приказу генпрокурора об увольнении того.) Кстати, в случае с г-ном Багметом поводом для разбирательства, стали, мягко говоря, не самые принципиальные претензии Генпрокуратуры к нему - обоснованность получения им ученой степени доцента. Как следует из представленных вчера в ВС сторонами документов, 10 декабря 2007 года генпрокурор Юрий Чайка своим приказом «за нарушение присяги и совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника» уволил г-на Багмета, который тогда занимал пост зампрокурора Челябинской области. Основанием для этого послужил рапорт прокурора области, который доложил руководству, что г-ну Багмету предложили занять пост начальника столичного СКП, но служебная проверка выявила нестыковки в его биографии. Так в 2005 году г-н Багмет для получения научного звания «доцент» представил в Челябинский госуниверситет (ЧелГУ) якобы фальшивые выписки из приказов о том, что он в 2000-2004 годах преподавал в университете Казахстана. После этого в Челябинск вылетели сотрудники Генпрокуратуры для служебной проверки. Она установила, что г-н Багмет не только никогда не преподавал в университете Казахстана, но вообще никогда не покидал пределы РФ. Но, несмотря на это, г-ну Багмету было присвоено звание доцента по кафедре уголовного права и криминологии. Также в ходе проверки было выявлено, что участники заседания ученого совета в ЧелГУ проводились ненадлежащим образом, а подлинность документов, подтверждающих наличие педагогического стажа работы, проверялась формально. В результате прокурор области вынес представление об устранении нарушений на имя ректора ЧелГУ Андрея Шатина. Тогда же была привлечена к дисциплинарной ответственности ученый секретарь совета. А 17 апреля 2008 года СКП Челябинской области возбудило уголовное деле, которая, правда, вскоре было прекращено. После приказа генпрокурора, Анатолий Багмет отправился Москву, где подал иск к Генпрокуратуре о незаконном увольнении и восстановлении в должности. Тверской райсуд, рассмотрев дело, пришел к выводу, что г-н Багмет «правомерно получил звание доцента, проведя должное количество занятий», правда, не в Казахстане, а в ЧелГУ. Представитель ответчика не смог доказать, что для получения ученого звания истец самолично подал поддельные документы в университет. Более того, г-н Багмет представил трудовую книжку, в которой нет записи, что он когда-либо преподавал в Казахстане, и доказал, что несколько лет читая лекции в ЧелГУ по выходным. В результате 27 февраля Тверской райсуд вынес решение, что путаница в документах, представленных ЧелГУ в ходе прокурорской проверки произошла «не по вине истца» и постановил восстановить его в должности и возместить ущерб за время его вынужденного отсутствия на рабочем месте. В тот же день Анатолий Багмет приступил к исполнению своих обязанностей. Генпрокуратура подала кассационную жалобу в президиум Мосгорсуда, но и тут потерпела поражение. Но еще до вступления решения в законную силу, как выяснилось, генпрокурор отменил свой приказ об увольнении зампрокурора Багмета. 28 марта 2008 года он написал рапорт генпрокурору о выходе на заслуженный отдых и, получив компенсацию в 20 должностных окладов, прекратил работу в прокуратуре. А уже 8 мая он был назначен на должность главы столичного СКП. Но уже недавно Генпрокуратура вдруг вновь вспомнила о г-не Багмете, и 25 февраля в ВС поступило надзорное ее представление на решения Тверского райсуда и Мосгорсуда. Первое слушание прошло 12 марта. Г-н Багмет, решивший представлять свои интересы лично, сразу заявил отвод судье-докладчику, зампредседателю судебного состава по трудовым и социальным делам судебной коллегии по гражданским делам ВС Тамаре Коржачкиной, пояснив, что она «прямо или косвенно заинтересована в исходе дела», поскольку она же рассматривала представление Генпрокуратуры и приняла решение об истребовании дела и пересмотре его в надзорном порядке. «Судья изначально констатировала, что я нарушил нормы прокурорской этики, признала это установленными фактами, -- заявил г-н Багмет. - Судья высказала свою позицию о наличии дисциплинарного проступка, по сути, обвинив меня в моральной нечистоплотности». Также г-н Багмет заявил ходатайство о переносе разбирательства, поскольку он «не имел возможности ознакомиться со всеми материалами дела». Вчера же г-н Багмет просил суд отказать в удовлетворении жалобы Генпрокуратуры и прокуратуры Челябинской области, поскольку, по его мнению, лишь генпрокурор вправе участвовать в процессах против руководителей следственных органов. «Более того, генпрокурор ранее сам отменил свой приказ о моем увольнении, а потом принял мою отставку. Я это могу расценивать, что он фактически признал отсутствие порочащего мною поступка, -- заявил в суде г-н Багмет. - Весь этот вопрос с якобы сфальсифицированными документами встал тогда, когда руководитель СКП Александр Бастрыкин предложил мне возглавить управление СКП по Москве. Тогда же г-н Чайка издал приказ, чтобы меня не переводить на другие должности и провести служебную проверку. Они думали, что на Багмете можно крест ставить, ан нет. Я считаю, что после того, как Чайка подписал мой рапорт о выходе на пенсию, наш трудовой спор был закончен. И, уверяю, что с моей стороны за все время службы не было совершено ни одного аморального проступка. Я ведь не писал заявления на присвоении мне научного звания, так решили в ЧелГУ. Как только я узнал, из-за чего на меня начались гонения, я сразу же отдал аттестат «доцента» в университет». Г-н Багмет назвал в качестве основного аргумента своей позиции нарушение одного из основополагающих принципов судопроизводства - «правовой определенности, который предполагает, что принятое судом и вступившее в силу решение по гражданскому делу не может быть пересмотрено в надзорном порядке». «Исключения из этого правила есть, но только если будут обнаружены серьезные нарушения, -- сказал он. -- А одно лишь наличие двух мнений по одному и тому же спору таковым считать нельзя. Причем на заседании первой инстанции представитель Генпрокуратуры сам отказался от своих претензий, заявив, что зампрокурора Челябинской области исполнял свои обязанности честно и добросовестно». Но представитель Генпрокуратуры Игорь Агафонов заявил: «Мы категорически не согласны с позицией предыдущих двух инстанций и считаем, что суд первой инстанции просто не правильно истолковал нормы закона «О прокуратуре». Считаем, что Багмет был уволен за нарушение присяги и проступка, порочащего органы прокуратуры. Истец не стал выяснять, почему ему было присвоено научное звание доцента, а принял его и более того, получал ежемесячные доплаты на протяжении почти 2 лет. А ведь прокурорский работник должен дорожить своим знанием, а также должен обладать высокими морально-этическими принципами и не допускать нарушение действующего законодательства. Поэтому считаем, что предыдущие решения нужно отменить». Выслушав доводы сторон, суд постановил: «решение о восстановлении в должности заместителя прокурора Челябинской области Анатолия Багмета отменить». Сам г-н Багмет сдаваться не намерен. «Я считаю постановления Тверского суда Москвы и Мосгорсуда законными, а определение ВС - нет, --сказал он. -- Я буду обращаться в президиум». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации