Непарламентское поведение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Время" (Самара), origindate::26.03.2007

Непарламентское поведение

Группа «СОК» и пистолет

- Юра и Дима вполне могли провести решение по Васе, - с результатом 26 голосов против 24 - эмоционально рассказывал очевидец событий в Думе. - Но Юра и Дима повели себя неправильно. Они решили, что они самые великие люди в Самаре, поэтому по их свистку, окрику или звонку депутаты должны скопом нестись в их офис и пасть ниц, целуя туфли. Реально они показали не самым последним людям в области, что их ни в грош не ставят, а это неправильно. Хозяин оплошностью Юры воспользовался и все сделал как надо. Отнесся к людям с уважением согласно их статусу, амбициям и переиграл Юру, как мальчишку. Сейчас если парни с Мичурина что-либо попробуют протащить через Думу, депутаты сто раз подумают, а надо ли им вообще связываться с ними…

Первое заседание Самарской губернской Думы войдет в историю как самое скандальное и самое непредсказуемое по последствиям для участников конфликта. Несмотря на то, что прошло заседание совсем недавно, оно уже обросло легендами, а некоторые из мифов оказались разрушены. Выступление депутата Дмитрия Сивиркина с обвинениями в адрес руководителей группы «СОК» Юрия Качмазова и Дмитрия Богданова, угрожавших его жизни, разрушает миф о «добрых и пушистых» парнях из группы «СОК», дарующих людям праздник. В нужный момент, когда решаются принципиальные вопросы, карнавальные и деловые костюмы сбрасываются и возникает недавнее прошлое в трениках, избавиться от которого никак не удается.

СОК вкладывает в положительный имидж группы огромные средства, сравнимые с бюджетами малых городов Самарской губернии. Все идет как надо. Основная масса жителей Самары уверена, что СОК - это карнавал, развлекательные центры, автомобили Kia Spectra, фонд «Спорт. Образование. Культура», детский футбол и так далее. Но созданная информационная ширма была разрушена одним ударом. Заседание Думы началось с выступления депутата Дмитрия Сивиркина, который заявил, что президент группы «СОК» Юрий Качмазов пытается угрозами заставить его работать в интересах компании.

- Он пригласил меня к себе в офис и спросил, не хочу ли я голосовать так, как мне скажет руководство СОКа. Я ответил, что не хочу, - рассказывает Дмитрий Сивиркин. - После этого Юрий Качмазов спросил, не боюсь ли я в таком случае за свою жизнь и за свой бизнес. Когда я сказал, что нет, не боюсь, он произнес: «Это, наверное, потому что тебе ни разу не приставляли пистолет к голове». После этого я развернулся и ушел.

Через день или два диалог повторился вновь. Мне снова позвонил Юрий Качмазов и попросил приехать. Догадываясь, о чем пойдет речь, я отказался. Тогда он мне сказал, что пострадают интересы моего бизнеса. После этого произошел массовый незаконный снос рекламных щитов, которые принадлежат компании моей дочери. Телефонный разговор состоялся по громкой связи, и у меня есть его запись.

Собственно, больше ничего не надо. СОК, усиленно открещивающийся от каких-либо намеков на криминальные методы решения вопросов, сам себя и высек.

Хотя чему удивляться – «биография» группы подпорчена разного рода историями с возбуждением уголовных дел против разных людей, имеющих к ней отношение, в том числе ее руководителей. С момента создания группы в середине 90-х годов о ее методах разрешения споров ходили легенды. Если про главу СОКа Юрия Качмазова говорили, что он всегда старается решить вопросы путем переговоров, то его партнеры с репутацией миротворцев как-то не уживались. Первые десять лет своего существования группа «СОК» старательно избегала громких публичных скандалов, связанных с переделом собственности. Все делалось тихо. Прорвало в 2002 году, когда был убит владелец холдинга «Самарские автомобили» Юрий Гашимов. Через несколько дней после его убийства СОК официально объявил, что стал собственником бизнеса компании. Оперативность, с которой СОК подобрал оставшееся без хозяина наследство, удивила многих. Появились разные версии о том, почему был убит Гашимов. Это сейчас стало известно, что причиной расстрела бизнесмена стали его разногласия с московскими партнерами. Но в 2002 году очень многие проводили параллель между смертью бизнесмена и покупкой его бизнеса СОКом.

До 2004 года группа «СОК» не имела особых проблем с правоохранительными структурами области, что вполне объяснимо. Тогдашнее руководство ГУВД и его подразделений связывали дружеские отношения с руководством группы. После выхода на пенсию многие офицеры работали в структурах СОКа, поэтому ожидать каких-либо жестких действий со стороны силовиков по отношению к группе и ее руководству не приходилось.

Ситуация изменилась летом 2004 года, когда, не поставив в известность местные правоохранительные органы, в офис группы «СОК» нагрянули с обыском сотрудники ФСБ. Среди них были сотрудники УФСБ по Самарской области, московской ФСБ, а также служб безопасности других регионов. В течение дня они провели обыск и изъяли компьютерный сервер, документы в центральном офисе Самарской Объединенной Компании и ряде ее дочерних предприятий. В СОКе настаивали на политической подоплеке этого дела, в ФСБ говорили, что СОК не платит налоги. Была и другая версия, озвученная в газетах: СОК подозревали в вывозе за пределы России под видом сельхозтехники танковых двигателей производства входящего в СОК ОАО «Барнаултрансмаш».

Появление людей в камуфляже с лаконичной надписью «ФСБ» и ордерами на обыск вызвало шок у руководства группы «СОК». В тот же день первые лица холдинга в спешном порядке бежали за границу. История получила широкий общественный резонанс, и руководству СОКа стоило больших усилий спустить его на тормозах, замолчав тему поставок военного оборудования и переведя все в плоскость политического противостояния с мэром Самары Георгием Лиманским.

Однако скандал получил дальнейшее развитие. Уже в сентябре 2004 года силовики объявили директора департамента стратегического развития компании, вице-президента группы Игоря Ежова (Ежик) в розыск. В его доме и в служебном кабинете прошли обыски.

В СОКе Ежов отвечал и за экономическую безопасность, но в большей мере - за анализ и приобретение новых активов. Специально под него было сформировано подразделение, расположившееся в здании ОАО «Волгокабель» на ул. Красноармейской рядом с офисом Анвара Абдуразакова (Анвара). Ежов активно участвовал в большинстве операций с профильными активами и в других, разовых, акциях.

В большинстве случаев диалог велся с позиции силы, а в некоторых ситуациях методы и средства, которыми пользовался Ежов, вызывали бешенство оппонентов. Похоже, что в ряде сделок, совершенных в 2003-2004 годах, менеджеры СОКа явно перегнули с использованием силового ресурса.

Конфликт, который называют истоком проблем группы, начался вокруг самарского ОАО «СТЭК» - компании, владеющей торговым центром «Муравейник». В федеральном выпуске газеты «Московский комсомолец» вышла заметка под названием «СОК закапал». В ней утверждалось, что «Юрий Качмазов попытался приобрести акции торгового комплекса «СТЭК» в Самаре». Усердие в попытках приобретения в собственность ТЦ «Муравейник» формальными и особенно неформальными методами проявил как раз Игорь Ежов, к которому за помощью обратился один из уволенных директоров СТЭКа. По странному стечению обстоятельств спустя некоторое время совладельцев «Инвестфлота» и СТЭКа стали преследовать неизвестные люди, которые не просто следили за бизнесменами, но и угрожали им, а также членам их семей. В ответ подвергнутые угрозам менеджеры нашли структуру, которая обеспечила им защиту, - московское ЧОП с хорошо известным названием «Вымпел». Также обиженные СОКом бизнесмены нашлись в Тольятти, Оренбурге и Барнауле, и с их подачи были возбуждены уголовные дела: руководство СОКа обвинялось в угрозах и давлении на этих бизнесменов. Итогом стали обыски в офисе СОКа, вопросы силовиков к Игорю Ежову и, по любопытному совпадению, проблемы еще с рядом дел.

В Оренбурге все тот же департамент стратегического развития группы с помощью самарской компании «Вектор эффективности» пытался приобрести доли в ООО «Детская одежда», ЗАО «ОренбургавтоВАЗтехобслуживание», ОАО «Гидропресс». При этом в случае с ООО «Детская одежда» некие хмурые люди вели беседы с директором ООО Валентиной Томиной. Гости почему-то не выяснили, что г-жа Томина является родственницей одного из заместителей начальника УВД Оренбурга. В результате реплики третьих лиц (действовавших, надо полагать, строго в рамках стратегического развития), которые рекомендовали Томиной брать лопату и копать себе могилку в случае если магазин (площадью всего 600 кв. м) не будет продан, были зафиксированы на камеру. На этом основании прокуратура возбудила дело по факту понуждения к сделке, в рамках которого были задержаны двое жителей Самары.

Весной 2005 года группа «СОК» приступила к скупке акций ЗАО «Самарская кабельная компания». Ряд акционеров, недовольных методами работы группы, обратились в СМИ, в частности, к генеральному директору ООО «Медиа-Самара» Дмитрию Сурьянинову, с просьбой помочь в ситуации. Как впоследствии вспоминал директор «Медиа-Самара», акционеры рассказывали, что на их машины нападают, что некие люди их вывозят в лес и «уговаривают» отказаться от акций. Представители СОКа просили Сурьянинова «не обращать внимание на конфликт», но получили отказ. В ответ через несколько дней Дмитрий Сурьянинов подвергся нападению со стороны неизвестных лиц. В тяжелом состоянии, с сотрясением мозга и глубокой рваной раной головы он был доставлен в больницу. И прокуратура, и сам Сурьянинов были уверены, что нападение - давно и тщательно спланированное преступление. «Я не исключаю, что нападение на меня связано с господами, которые похожим образом действовали на многих предприятиях, включая кабельную компанию. Я не знаю, способен ли кто-то их остановить», – говорил в СМИ пострадавший.

Дмитрий Сурьянинов вспоминал тогда: «Еще в апреле, сразу после публикации в одном из номеров «Самарского обозрения» фотографии Юрия Качмазова (эта фотография была опубликована впервые в Самарской области) на первой полосе под заголовком «Объявлен миллиардером» какие-то люди стали говорить, что мы «перешли черту», что мы «неправильно себя ведем». В ходе следствия он назвал имена людей, у которых могли быть с ним проблемы, это оказались Юрий Качмазов, Анвар Абдуразаков, Игорь Ежов. Следствие по делу не закончено до сих пор.

Дальше больше. Зимой 2005 года в столичном и самарском офисах СОКа опять появились люди в форме, в очередной раз они провели обыски и выемку документов. Причиной для этого стали два уголовных дела, возбужденных в процессе работы на АвтоВАЗе сотрудниками МВД, ФСБ и Генпрокуратуры. Одно из дел возбуждено по факту хищения денежных средств. Второе связано с неуплатой АвтоВАЗом налогов в размере 230 млн руб. Как писал тогда «КоммерсантЪ», «правоохранительные органы нашли массу оснований для возбуждения уголовных дел в отношении как бывших менеджеров завода, так и структур, приближенных к АвтоВАЗу, в частности, группы «СОК».

В СОКе действия правоохранительных органов назвали «стандартной плановой проверкой», что не помешало главе группы Юрию Качмазову в срочном порядке уехать за границу. Противостояние между СОКом и госструктурами началось накануне отставки Владимира Каданникова с поста главы совета директоров АвтоВАЗа. Летом 2005 года между СОКом и господином Каданниковым была достигнута договоренность о приобретении группой 51% акций завода. Ситуация изменилась осенью, когда администрация президента приняла решение о передаче контроля над АвтоВАЗом госкомпании – ФГУП «Рособоронэкспорт», - и СОК подвергся прессингу со стороны госструктур. Потом число дел против менеджеров СОКа, близких к ним людей стало множиться. В СОКе решили, что бороться с государством - бесполезное занятие, и занялись выборами. Одержав победу на выборах мэра Самары, владельцы группы решили, что теперь они могут делать все что угодно. Опасное заблуждение.

Интересно, как поведет себя в ситуации с заявлением депутата Дмитрия Сивиркина областная прокуратура. Если дело будет спущено на тормозах, некоторые люди уверятся в том, что им опять зажгли зеленый свет, и бросятся вперед. Как бы их не пришлось потом нашатырем откачивать…