Непотопляемый генерал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", 17.12.2013, Фото: via "Паритет-пресс" Непотопляемый генерал Глава ГСУ ГУВД г. Москвы Владимир Морозов уже 10 лет умело уходит от "особистов" МВД РФ Дмитрий Васильчук

50f406f274ca7f48bb28a6c5f3013a446890fbb4.jpg
Владимир Морозов
Руководство МВД РФ сделало выговор начальнику Главного следственного управления ГУ МВД РФ по г. Москве генералу Владимиру Морозову. Случилось это по результатам проверки ГУСБ статьи Александра Хинштейна «Кто ужинает генерала Морозова». В ней журналист и депутат Госдумы РФ рассказал о том, как по указанию руководства ГСУ фактически было развалено дело о мошенничестве с госконтрактами, подписанными тыловиками МВД РФ времен Рашида Нургалиева и рядом руководителей столичных фирм. Впрочем, самого генерала подобная проверка и взыскание вряд ли могут смутить. На всех этапах служебной деятельности Морозов постоянно становился объектом пристального внимания ГУСБ, у «особистов» МВД скопилось на него огромное досье. Доходило даже до доследственных проверок в отношении генерала. Однако всякий раз Морозову удавалось избежать серьезных неприятностей, и его карьера шла только «в гору». От милицейской "крыши" до "Мира золота" Первым официальным местом работы Владимира Морозова было 4-ое отделение милиции Ворошиловского района г. Москвы (ныне УВД Северо-Западного административного округа), где он был сотрудником патрульно-постовой службы. Потом будущий генерал закончил Высшую школу милиции МВД СССР, по окончании которой вернулся в ОВД Северо-Западного округа. С 1987-го по 2001 год в этом ОВД он прошел путь от следователя до начальника следственной части.

С работой в ОВД Северо-Западного округа связаны и первые неприятности Морозова с «особистами» МВД РФ. Выяснилось, что одновременно с милицейской зарплатой он имел официальные доходы в Региональном благотворительном общественном фонде «Правопорядок-Северо-Запад» — структуре, хорошо известной ГУСБ как своеобразной «прослойки» между бизнесменами и их милицейской «крышей». Причем, основные доходы сотрудники ОВД СЗАО получали от фонда вовсе не официально. Деятельности «Правопорядок-Северо-Запад» была еще в 2001 году посвящена большая статья Александра Хинштейна в «Московском комсомольце».

Журналист рассказал читателям, что гендиректором фонда являлся Дмитрий Ярошенко — бывший сотрудник столичной милиции, а потом гендиректор Митинского строительного рынка — одного из крупнейших в СЗАО, на тот момент — вотчине Владимира Морозова. Другой заметной фигурой в фонде был его зампредседателя Виктор Швидкин. Он с 1992-го по 1999 год возглавлял ОВД СЗАО и являлся непосредственным начальником Морозова. Именно при Швидкине и произошли все повышения Морозова по службе в ОВД. Потом Швидкин недолгое время был и.о. начальника ГУВД Москвы и покинул это кресло после серии скандалов, в том числе коррупционных. И сразу оказался в числе руководителей фонда, действующего на территории, где следствие возглавлял его протеже Владимир Морозов. «Что такое милицейский фонд? По сути, та же “крыша”, только легализованная, — рассказывал в статье Александр Хинштейн. — Предприниматели оказывают милиции благотворительную помощь. Милиция охраняет их покой. Под эгидой Северо-Западного “Правопорядка” работало множество структур. Были здесь и крупные терминалы, и мелкие автосервисы».

Все они отчисляли в фонд сначала 10% прибыли, а потом эта сумма значительно возросла. Деньги делились между руководством фонда и руководящими сотрудниками ОВД СЗАО. А в мае 2000 года по милицейской «крыше» был нанесен удар. На улице Кулакова киллеры открыли огонь по Дмитрию Ярошенко, он получил тяжелые ранения. Сразу после лечения председатель фонда уехал за границу. К расследованию этого преступления подключились и сотрудники ГУСБ МВД, которые начали проверять отношения, в первую очередь — финансовые, фонда и руководящих сотрудников ОВД СЗАО. В разгар работы «особистов» Морозов неожиданно оставил свой пост и перешел на тихое место, которое можно даже считать повышением, — начальника Зонального информационного центра ГУВД Москвы.

Когда он был на этой должности, произошло весьма знаменательное событие. Супруга Владимира Морозова, до этого работавшая в профкоме московского Водоканала, неожиданно вошла в число учредителей ООО «Мир золота», структуры, занимающейся торговлей ювелирными изделиями.

Стоит отметить, что как раз в 2000-е годы предприниматели и силовики перестали использовать практику отчислений бизнеса в различные правоохранительные фонды, обеспечивавшие милицейскую «крышу». Начала применяться другая схема: коммерсанты вводят представителей правоохранительных органов в число совладельцев своих фирм. Впрочем, смысл этих взаимоотношений оставался прежний: деньги в обмен на прикрытие по милицейской линии.

Можно только гадать, имела ли место такая связка в случае с ООО «Мир золота». Однако сложно представить, что могло связывать супругу ответственного работника ГУВД с двумя другими учредителями ООО — Алексеем Горностаевым и Алексеем Чернышевым. Оба на много лет моложе своей компаньонши. Чернышев также являлся владельцем другой фирмы по торговле ювелирными изделиями — «ЕК-Трейдинг» и учредителем букмекерской конторы «Футболпро». "Рабы" генерала Морозова В 2003 году Владимир Морозов получил новое назначение — начальником УВД Зеленограда. Его деятельность на этом посту стала не только объектом пристального внимания ГУСБ МВД РФ, но ей была посвящена целая телепередача «Человек и закон» на «Первом канале». Там выступали как не скрывавшие себя подчиненные Морозова по УВД, так и сотрудники ГУСБ, чьи лица были затемнены. И те, и другие говорили о гигантских масштабах коррупции в ведомстве Морозова и о том, что он фактически превратился в «короля» Зеленограда. Вот цитата из выступления представителя ГУСБ: «Он (Морозов В.Д.) полностью дает распоряжения, что делать прокуратуре, что делать суду, и что — милицейским подразделениям. Это может быть и показательный процесс, с одной стороны. И с другой стороны, он хочет показать, что он в этом городе хозяин и реально, что я «здесь решил все».

Стоит отметить, что многие из приведенных фактов Владимир Морозов и не скрывал. В интервью газете «Вечерний Зеленоград» начальник УВД прямо сказал, что вопросы, которые у него возникают, он может конструктивно решить с председателем Зеленоградского районного суда.

От общих фраз журналисты и их собеседники перешли к конкретным фактам. На «Первом канале» были показаны шикарные особняки Морозова и его заместителя Сидоренко в районе села Алабушево Солнечногорского района, которые на милицейскую зарплату возвести ну никак нельзя. Зрителям также рассказали, как строились эти хоромы. Рабочие из Украины оказались на правах рабов: утром их, чуть ли не под конвоем привозили на объект, а вечером забирали и держали в подвале УВД. Так продолжалось три года: именно столько Морозов и его заместитель возводили свои коттеджи.

Стоит отметить, что до журналистов все эти факты были зафиксированы «особистами». В 2007 году УСБ ГУВД Москвы и Департамент собственной безопасности (так тогда называлось нынешнее ГУСБ МВД РФ) передали свои материалы в СКП РФ (письмо ДСБ от 29.08.2007 №19/ж-2661). Оттуда их переправили в Следственный отдел СКП РФ по Солнечногорскому району, где начали доследственную проверку. В частности, был опрошен сам генерал Морозов. Согласно материалам проверки, он заявил следующее: «Указанный дом не был мной приобретен в качестве готового объекта недвижимости, а был построен на средства моей семьи в период с 2004 года по 2007 год». На вопрос о возможном использовании рабского труда на объекте, генерал пояснил, что у него и Сидоренко «действительно имеются земельные участки в поселке Алабушево, на которых в период с 2004-го по 2007 гг. построены два дома. Данные дома строились постепенно с привлечением строительных бригад, с прорабами которых заключались устные соглашения об объемах и сроках выполнения отдельных видов работ».

73e159f63d59554d624ed9ec374a3add612216de.jpg
Дмитрий Матвеев
Сами строители — Макимчук, Карповец, Цимбалюк — подтвердили, что жили в подвалах УВД, а их работу на стройке контролировали два сотрудника милиции. Несмотря на это, следователь… вынесла постановление об отказе в возбуждение дела в отношении Морозова. В этот раз работа «особистов» была похоронена странным решением следователя, но они не перестали держать под контролем деятельность начальника УВД и его команды. И это принесло успех. В январе 2010 года был арестован заместитель и «правая рука» Морозова, начальник следственного управления УВД Дмитрий Матвеев. Сотрудники ГУСБ взяли его с поличным — в момент получения взятки от адвоката за снятие обвинений с крупного мошенника. Сейчас, при министре Владимире Колокольцеве, при задержании подчиненного за крупное преступление его начальник почти автоматически увольняется из органов. Тогда же МВД РФ руководил Рашид Нургалиев, у которого Морозов ходил в любимчиках. Поэтому для начальника УВД эта история закончилась ничем. Более того, в июле 2010 года Нургалиев назначил Морозова начальником УВД Смоленской области. ФСБ идет по следам пропавших секретных документов Это только несколько скандальных историй, которыми сопровождалась деятельность Морозова в УВД Зеленограда. Были и другие. Так, в 2001 году Александр Хинштейн в своей статье «Беспредел в «Зените» рассказал, как сотрудники УВД Зеленограда взяли штурмом НИИ "Зенит" — крупнейший институт "оборонки". Причем, данная спецоперация проводилась фактически в пользу «рейдеров», под контролем которых оказался режимный объект. В 2004 году государство, владевшее крупным пакетом акций «Зенита», решило убрать «рейдеров» с завода и поставить туда своих представителей. Однако последние сумели пробыть в своих кабинетах недолго. Вот как дальнейшие события описывал Александр Хинштейн: «Морозов был в бешенстве, — вспоминает гендиректор "Зенита" Степан Енгоян. — Он с ходу стал кричать: "Я же предупреждал, что закатаю всех в асфальт! Немедленно сдайте объект прежним владельцам!" Мы пытались показать ему решения судов, взывали к разуму, но он был непреклонен: "В Зеленограде я один определяю, что законно, а что нет". По команде Морозова милиционеры бросились на штурм НИИ. Для острастки один из руководителей УВДвыпустил в воздух автоматную очередь. Двадцать автоматчиков ворвались в здание, вытащили на улицу всех, кто находился внутри. И хотя люди выходили с поднятыми руками, их повалили на землю, принялись избивать».

Странная любовь к «закрытым» предприятиям со стороны генерала Морозова проявилась и в Смоленской области. В 2011 году его подчиненные возбудили уголовное дело на руководство режимного предприятия — ОАО «Смоленский авиационный завод» (СмАЗ), которое, по странному стечению обстоятельств, в тот момент стало объектом внимания «рейдеров». События на заводе развивались так же, как и на «Зените»: с атакой оперативников на территорию СмАЗ, повальным задержанием топ-менеджеров и т.д. А потом в регионе разразился грандиозный скандал. Во время обыска на СмАЗ сотрудники УВД Смоленской области изъяли документы с грифом «Совершенно секретно». А вскоре некие посредники стали искать покупателей на эти документы. В первую очередь их интересовали представители зарубежной разведки. Информация дошла до сотрудников местного УФСБ, которые в срочном порядке начали опрашивать всех сотрудников УВД, включая Морозова, на предмет утечки секретных материалов. Речь шла о возбуждении дела о государственной измене, «запахло жареным» и генерал созвал пресс-конференцию, на которой изложил свою версию событий. Насколько она убедительна — судить читателю.

«Расследуя это дело (в отношении руководства СмАЗ — ред.), мы столкнулись с серьезным сопротивлением, — заявил журналистам начальник управления МВД по Смоленской области Владимир Морозов. — Из компьютера следователя, который им занимался, даже были похищены секретные документы, распечатаны и подброшены в управление ФСБ. Как было доказано, никакой измены Родине или предательства сотрудник УВД не совершил, уголовное дело не возбуждалось, однако следователь все-таки был вынужден уволиться».

То есть подчиненного Морозова подставили при выполнении служебного долга. А генерал взял и все равно его уволил. Нестыковочка. Охота на судей Работая начальником УВД Смоленской области, Владимир Морозов, по мнению наблюдателей, не оставил замашек «хозяина», появившихся у него в Зеленограде. Он пытался заставить плясать под свою «дудку» буквально все другие ведомства, в том числе и Смоленский областной суд. Председателю суда Владимиру Войтенко стали один за другим приходить официальные обращения от самого Морозова и ряда его заместителей. Войтенко почти в ультимативной форме предлагалось то «при назначении наказания» лидеру местной ОПГ «учесть обстоятельства, смягчающие его вину», то не вызывать сотрудников УВД для дачи показаний в суд и т.д.

Возмущенный Войтенко выложил эти обращения Морозова и его подчиненных прямо на сайте Смоленского облсуда с заголовком «Можно ли так работать?». А начальнику УВД официально ответил: «Сообщаю, что в соответствии с ч. 1 ст. 10 Закона РФ от 26.06.1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" всякое вмешательство, в том числе председателя областного суда, в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Судья не вправе и не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в его производстве дел (ч. 2 ст. 10 Закона)».

После этого подчиненные Морозова по УВД устроили настоящую «охоту» на смоленских судей. Вот как происходящее описывал депутат Александр Хинштейн: «Для того чтобы взять контроль над председателем Смоленского областного суда, сотрудники ГАИ начали сознательно останавливать работников судейского корпуса. Был случай, когда госавтоинспекторы задержали действующего судью, не имея на то права, а затем доставили его в медучреждение для прохождения теста на алкоголь. Кроме того, туда были вызвана съемочная группа, чтобы зафиксировать весь процесс освидетельствования. Но федеральный судья оказался трезвым».

Скандал с преследованием судей должен был стоить карьеры Морозову. Но он вновь был переведен на другое место службы — в июле 2012 года генерала назначили начальником ГСУ ГУ МВД РФ по Москве. Такая непотопляемость Морозова объясняется его умением нравиться высшему руководству. По мнению наблюдателей, генерал предельно груб абсолютно со всеми окружающими. Так, например, на устное обращение депутата Александра Хинштейна генерал отреагировал так: «Слушай, не тарахти». И только со своими прямыми начальниками — это совсем другой человек: приятный, умный собеседник, постоянно демонстрирующий преданность.

Другая и, наверное, более весомая причина, по которой Морозов остается «на плаву», — его близкий родственник является руководящим сотрудником ФСБ РФ и, среди прочего, имеет отношение к надзору контрразведки за деятельностью органов внутренних дел. Все кадровые решения в МВД РФ проходят через этого человека.

Предшественник Морозова на посту начальника ГСУ ГУ МВД по Москве Иван Глухов буквально погряз в коррупционных скандалах. Достаточно вспомнить историю с арестом «решальщика» Максима Каганского и подчиненной Глухова Нелли Дмитриевой, которые за миллионы долларов предлагали услуги по возбуждению/закрытию дел, снятию обвинений и т. д. Понятно, что это были мелкие «пешки» в системе взяточничества, а основные средства уходили «наверх». Казалось бы, с приходом нового начальника Морозова ГСУ должно было потерять славу самого продажного следственного подразделения МВД РФ. Но этого не произошло. Наоборот, по данным Федерального информационного центра (ФИЦ) «Аналитика и безопасность», уровень коррупции в ГСУ за последний год значительно вырос и ситуация в этом управлении столичного ГУ МВД РФ сейчас хуже, чем была при Иване Глухове. "Золотые яйца" ГСУ ГУ МВД по г. Москве Удивляться этому не приходится. Владимир Морозов не провел почти никаких весомых кадровых изменений. Ближайший сподвижник Глухова по всем делам Игорь Веретенников после прихода Морозова сохранил пост первого замначальника ГСУ. Другой «любимчик» Глухова — Сергей Никонов — был назначен начальником Следственной части ГСУ. Действительно, зачем «убивать» кур, которые в прямом смысле несут «золотые яйца». Примечательно, что ГУСБ категорически возражало против назначения Никонова, на него у «особистов» тоже существует богатый архив. Но с такими родственниками в ФСБ, как у Морозова, Никонова удалось протащить на ответственную должность.

40b8be942ad3604e4588b604927257c59b5f010c.jpg
Сергей Никонов
В результате, по мнению наблюдателей, число «заказных» или разваленных дел, фактов непредъявления обвинений в обмен на крупные вознаграждения растет каждый день. У ГСУ появились даже, так сказать, постоянные клиенты, которые используют это следственное подразделение как свою службу безопасности.

Как полагают люди, знакомые с ситуацией, среди подобных постоянных клиентов выделяется глава Фондсервисбанка Александр Воловник. При его участии ГСУ в разное время отправило за решетку множество неудобных для банкира людей. Последние из этого списка — президент рекламного агентства «Реналт медиа» Олег Бельков и его заместитель Андрей Пылинский. Они вступили в конфликт с одним из родственников Воловника Игорем Вайнштоком, чье предприятие ЗАО «Партнер» выпускает препараты на основе бифидобактерий. Расследование было начато еще до прихода Морозова в ГСУ. Однако уже при нем это явно надуманное дело отправили в суд. Впрочем, этого можно было и избежать. Матери Белькова, бывшему сотруднику следственных органов, поступило предложение закрыть дело за 7 млн евро. Таких денег у семьи не оказалось.

Другой постоянный клиент ГСУ — строительный магнат и владелец «Экономикс-банка» Натан Гадаев. Столичные следователи с завидным постоянством задерживают по сомнительным делам всех недругов и кредиторов этого дельца. Сейчас у подчиненных Морозова находится очередное подобное дело. Семейная пара взяла для своего бизнеса кредит в «Экономикс-банке», однако еще до срока его погашения в отношении супругов начали расследование по обвинению в мошенничестве. Причина одна — Гадаеву лично приглянулась шикарная квартира супругов в центре Москвы, которая находится в залоге у банка по полученному кредиту.

Часто услугами ГСУ пользуется и владелец торговых центров ««Вэйпарк» и «Вэймарт» Игорь Ренич. Недавно он рейдерски захватил «Автокомбинат №36», и по этому факту было возбуждено дело. Однако данное расследование в ГСУ быстро похоронили. На смену ему пришло другое: родное для Морозова УВД СЗАО возбудило дело на пострадавшую от Ренича сторону — представителей трудового коллектива «Автокомбината №36”. При этом следователями активно используются фальшивые документы, поддельные экспертизы и т.д.

К этому списку можно добавить уголовное дело, возбужденное по материалам того же УВД СЗАО в отношении бизнесмена Сергея Салия. Его обвиняют в мошенничестве при выдаче кредитов. Главным инициатором данного расследования является должник Салия, профессиональный аферист Андрей Руднев. Расследование в отношении самого Руднева сотрудниками ГСУ было похоронено.

22 февраля 2013 года в одном из столичных округов было возбуждено уголовное дело в отношении замгендиректора ЗАО «ВиАрт» Игоря Зимина. Он подозревался в хищении из бюджета под видом возмещения НДС 100 млн рублей. Неожиданно по личному распоряжению Владимира Морозова дело забирает к себе ГСУ ГУ МВД по Москве. Уже готовое решение о задержании Зимина было отменено. А сейчас это дело фактически спущено «на тормозах».

И таких примеров можно приводить еще очень много. Об одном из них недавно в своей публикации рассказал депутат Александр Хинштейн. В ней сообщалось об обстоятельствах «развала» ГСУ дела о мошенничестве с госконтрактами, подписанными тыловиками МВД РФ времен Рашида Нургалиева и рядом руководителей столичных фирм. Выяснилось, что бизнесмены, фигуранты расследования, оплатили шикарный банкет для руководства ГСУ и его начальника Морозова. И после этого активность следователей по громкому делу пошла на убыль.

Изложенные в публикации факты (о банкете) были проверены ГУСБ МВД РФ, нашли подтверждение, Владимиру Морозову вынесли выговор. Впрочем, на этом неприятности генерала с ГУСБ не кончились. «Особисты» МВД РФ сейчас заинтересовались особенностями расследования ГСУ дел, связанных с так называемыми «обнальщиками».

Когда дела о деятельности теневых банкиров ведут Следственный департамент МВД РФ или ГУ МВД по ЦФО, по ним под арестом или домашним арестом непременно оказывается от пяти обвиняемых и выше. Что вполне объяснимо: в «обнальных» схемах всегда участвует большое количество бизнесменов, представителей банков и т. д. Однако всякий раз, когда «обнальные» дела возбуждаются ГСУ, мера пресечения избирается непременно только одному человеку. И чаще всего этот человек — мелкая «пешка».

А в ноябре ГСУ «переплюнуло» и этот свой показатель. В рамках операции против «обнальщиков» сотрудники УБЭПиПК Москвы задержали целую группу дельцов. Но ни по одному из них ГСУ не вышло в суд с ходатайством об аресте — все были отпущены на свободу. Сотрудники ГУСБ выяснили, что этому предшествовали весьма странные обстоятельства. «Обнальщики» и их лидеры стали названивать всем своим могущественным покровителям. А потом на рынке по решению проблем с правоохранительными органами стало гулять предложение о выплате в 10 млн евро за то, чтобы в «обнальном» деле не оказалось арестованных.

Сейчас представители ГУСБ беседуют с руководством ГСУ, пытаясь понять, дошли ли 10 млн евро до адресатов и не связана ли с этим гуманность, проявленная столичными следователями к теневым дельцам.