Неправовой статус нефрита

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Неправовой статус нефрита FLB: «В 2011-2012 гг. правоохранительными органами зарегистрировано более 40 сообщений о правонарушениях в нефритовой отрасли, возбуждено 7 уголовных дел», - подчеркнула заместитель прокурора Бурятии Галина Ковалева

"[1] «Комплекс мер, предложенный прокуратурой Бурятии, сведет к минимуму преступления в нефритовой сфере. Представители эвенкийской общины «Дылача» и правоохранительных органов России обменялись взаимными обвинениями. Община, характеризуя операцию силовиков «дискриминацией эвенкийского народа», убеждена в «рейдерском захвате организации» в пользу коммерческих структур. Правоохранительные органы в свою очередь обвиняют «Дылачу» в особо крупных хищениях нефрита и ущербе Российской Федерации, исчисляемом несколькими сотнями миллионов рублей. В орбиту «нефритовых разборок» втянуты федеральные структуры, общественные организации, политические деятели и бизнесмены. На днях представители эвенкийской общины пообещали поставить в известность президента России Владимира Путина и с нетерпением ждут реакции со стороны правоохранительных и контролирующих органов Бурятии. «МК» решил обратиться в прокуратуру Бурятии за комментариями. И вот что в результате мы узнали. По мнению прокуратуры, состояние законности в сфере добычи и оборота нефрита в Бурятии остается неудовлетворительным по ряду объективных и субъективных причин. Нефрит в Российской Федерации не получил специального правового статуса, тогда как в странах Азиатско-Тихоокеанского региона этот камень имеет особую ценность. Отсюда — нездоровое положение дел в нефритовом бизнесе, то и дело сотрясаемом большими и малыми скандалами. Об этом мы беседуем с заместителем прокурора Бурятии Галиной Ковалевой: — Галина Николаевна, у прокуратуры Бурятии имеется определенное мнение по поводу того, что происходит вокруг семейно-родовой общины «Дылача»? — В начале октября следственной частью СУ МВД РФ по РБ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ. В настоящее время проводится предварительное расследование. До выяснения всех обстоятельств что-либо комментировать, полагаясь на высказывания в СМИ, было бы неправильным. Сегодня мы хотели бы рассказать о ситуации с нефритом в целом по республике. Мягко говоря, она далека от идеала и во многом предопределяет появление различного рода злоупотреблений. — То есть? — Анализ правоприменительной практики органов прокуратуры Бурятии выявил ряд коллизий нормативно-правового регулирования в этой сфере. Общероссийским классификатором полезных ископаемых и подземных вод, утвержденным постановлением Госстандарта РФ, нефрит отнесен к полудрагоценным камням, тогда как распоряжением министерства природных ресурсов и экологии РФ — к ювелирно-поделочным камням. Уголовный кодекс России (ст. 191) устанавливает уголовную ответственность за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга. Нефрит, как ювелирно-поделочный камень, к этому перечню не относится, в результате чего уголовное преследование лиц, виновных в незаконной добыче нефрита, невозможно. Для упорядочения оборота нефрита необходимо рассмотреть вопрос о включении нефрита в вышеназванный перечень полезных ископаемых. — Насколько известно, «Дылача» далеко не единственная организация, занимающаяся добычей нефрита. Есть ли проблемы с другими участниками рынка? — Вы знаете, что более 90 процентов российских запасов нефрита содержится в недрах республики, а его общий объем, состоящий на государственном учете, превышает 50 тысяч тонн. В настоящее время в Бурятии разведано 17 месторождений этого поделочного камня. Однако легальная разработка осуществляется только на 8 из них, поскольку право разработки 9 месторождений до сего дня не востребовано. И здесь серьёзной проблемой становится вопрос об ответственности лиц, ставших победителями аукционов по продаже права пользования участками недр, но не оплативших разовые платежи. К примеру, одно из предприятий, ставшее победителем аукциона в 2011 году, не оплатило заявленные им же разовые платежи в размере свыше 26 млрд. рублей. В результате участки недр, содержащих месторождения нефрита, по которым прошли аукционы, так и остались в нераспределенном фонде, что, безусловно, способствует их расхищению и нелегальному обороту нефрита. Во избежание подобных случаев необходимо рассмотреть вопрос об установлении штрафных санкций как за срыв аукционов, так и за неуплату разовых платежей в бюджет государства. — Понятно, если правонарушения происходят на месторождениях, официально ни за кем незакрепленных. Но чаще всего инциденты происходят на месторождениях, которые легально разрабатываются. — Действительно, в 2011-2012 гг. правоохранительными органами зарегистрировано более 40 сообщений о правонарушениях в нефритовой отрасли, возбуждено 7 уголовных дел. Все уголовные дела возбуждены по преступлениям, связанным с хищением добытых камней с территории организаций-недропользователей. Самый характерный случай имел место в январе текущего года. Тогда в ночное время группа граждан прибыла для сбора нефрита в долинах рек Китой и Ильчир. При подходе к территории Оспинского месторождения, находящегося в пользовании легального недропользователя, люди были встречены сотрудниками охраняющего территорию предприятия. Из-за возникшего конфликта сотрудник охраны произвел несколько выстрелов из нарезного охотничьего ружья, в результате чего 3 гражданина получили огнестрельные ранения различной степени тяжести. Один участник группы, проникший на территорию месторождения, в течение суток незаконно удерживался сотрудниками охраны и получил телесные повреждения, расценивающиеся как причинившие средней тяжести вред здоровью. По указанным фактам органами внутренних дел были возбуждены и расследуются уголовные дела. — Что еще способствует росту правонарушений? — Легализации незаконного оборота нефрита способствует также возможность разрешенного законом сбора геологических коллекционных материалов. На этот специфический вид деятельности территориальные органы федерального агентства по недропользованию выдают краткосрочные лицензии. По закону «О недрах» сбор геологических коллекционных материалов означает извлечение единичных образцов горных руд, пород, минералов… из естественных обнажений, отвалов горных пород. И, конечно же, без проведения горных и других видов специальных работ. — А что на практике? — Практика свидетельствует, что под прикрытием таких лицензий недропользователи занимаются незаконной добычей нефрита с применением тяжелой техники и даже взрывных работ. Объемы добываемого под видом сбора коллекционных материалов нефрита (свыше 30 тонн) свидетельствуют о промышленной добыче. К примеру, в 2010-2012 годах Управлением по недропользованию по Республике Бурятия выдавались лицензии на право сбора геологических, палеонтологических и других коллекционных материалов физическим и юридическим лицам в нефритоносных районах республики. При проведении совместной проверки с МВД по РБ установлено, что работы на участке были организованы с размахом — с привлечением тяжелой техники, рабочей силы, спецсредств. Управлением федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Бурятия виновные лица привлечены к административной ответственности. — Как можно исправить эту ситуацию? — Поскольку очевидно, что «коллекционные» лицензии часто используются недропользователями для «прикрытия» незаконной промышленной добычи нефрита, прокуратура Бурятии вышла с предложением в территориальное управление «Роснедр» и министерство природных ресурсов Бурятии исключить факты незаконной выдачи таких лицензий, и в пределах своей компетенции принять меры к нормативно-правовому регулированию вопросов предоставления коллекционных лицензий. — Есть мнение, что на преступления часто провоцирует стабильно высокий спрос нефрита в соседнем Китае… — Не снижающийся на протяжении последних десятилетий высокий спрос на нефрит-сырец в Китайской народной республике действительно можно считать одним из самых важных факторов роста правонарушений. Прибавьте к этому отсутствие на разведанных месторождениях законных пользователей, возможность скорого неосновательного обогащения за счет незаконного оборота нефрита, а также иллюзию безнаказанности, и мы получим полное представление о том, почему этот вид деятельности в Бурятии сотрясают скандалы. Согласитесь, слишком много дестабилизирующих факторов для нефрита, который не является ни драгоценным, ни даже полудрагоценным камнем. — Актуальный вопрос — контрабанда нефрита… — Согласно данным недропользователей, в 2011 году экспортировано более половины добытого в республике за год нефрита. Однако по данным таможенных органов общий объем экспорта камня в несколько раз превышает объемы добычи. А объем экспорта нефрита в КНР по неофициальным данным на несколько порядков больше данных официальной статистики. При этом экспорт осуществлялся как легально (через таможенные органы Уральского и Дальневосточного федеральных округов, в пределах которых нефрит не добывается), так и контрабандным путем. — Проблемы ясны, но принимаются ли конкретные шаги по их устранению? — Актуальные вопросы недропользования, связанные с оборотом нефрита, обсуждены координационным советом по обеспечению правопорядка в Республике Бурятия в марте 2012 года. Главой РБ во взаимодействии с депутатами Федерального Собрания, правоохранительными органами предпринят ряд конкретных мер по противодействию незаконному обороту нефрита. Инициировано решение на федеральном уровне вопросов урегулирования статуса нефрита, внесения изменений в статью 191 УК РФ. Кроме того, предложено установить прямой запрет на экспорт нефрита, добытого на месторождениях Бурятии, через иные таможенные органы, а также рассмотреть возможность создания пунктов пропуска грузового транспорта в районах наибольшего распространения незаконной добычи нефрита. На сегодня приказом федеральной таможенной службы Бурятская таможня уже наделена исключительной компетенцией по совершению таможенных операций, связанных с принятием таможенных деклараций и выпуском нефрита». Станислав Белобородов, «Московский комсомолец»/Бурятия, 17 октября 2012 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации